По шесть лет тюрьмы за прогноз

Тренды
Москва, 08.11.2012
«Русский репортер» №44 (273)

Суд города Аквила в Италии приговорил шестерых ученых и госслужащего к шести годам заключения за неверный прогноз землетрясения 6 апреля 2009 года, в котором погибли 309 человек.

Ученые — вполне респектабельные итальянские сейсмологи, а госслужащий — Бернардо де Бернардинис — на тот момент был замначальника одного из департаментов Управления гражданской обороны Италии. Все они входили в комиссию по оценке серьезных рисков. Суд длился больше года, с сентября 2011-го, а обвинение было выдвинуто еще раньше.

Любой человек, хоть что-то слышавший о сейсмологии, знает, что методов краткосрочного прогноза землетрясений не существует. И тем не менее ученых судят. Посему первая реакция этого «любого» человека такая: «Рехнулись, что ли? Или им нужно найти виноватого?» Я, во всяком случае, именно так и отреагировал. Затем я почитал сообщения нашей прессы и уверился, что так думаю не только я: еще в 2010 году, когда началось расследование, около пяти тысяч ученых со всего света подписали письмо президенту Италии, в котором защищали коллег.

Вообще говоря, после историй в российских судах, выносящих приговоры с легкостью в мыслях необыкновенной, как-то привыкаешь думать, что правды нигде нет. Тем более что нас постоянно уверяют: власть — она всюду дурная, коррумпированная и популистская. В это так удобно верить.

Уже собираясь клеймить на наших страницах средневековый процесс, я прочел подробное описание дела. 

Все оказалось не так.

Аквилу и пригороды трясло несколько месяцев: ежедневные мелкие толчки в иные дни ощущались жителями десятками. Сейсмологи, разумеется, это фиксировали, тем более что за долгую историю существования городка он дважды был разрушен подчистую: в 1461-м и 1703-м.

Когда в марте 2009-го стало трясти совсем часто, руководитель комиссии по оценке серьезных рисков, тот самый Бернардо де Бернардинис, созвал срочное совещание. Было это 31 марта, за неделю до землетрясения. Ответственный за оборону решил провести встречу не в Риме, как обычно, а в самой Аквиле. Как правило, такие совещания проходят в закрытом режиме, но в этот раз на заседании присутствовали с десяток местных чиновников.

Пока сейсмологи добирались до Аквилы, Бернардинис успел сделать заявление местной прессе, что все под контролем и серьезной опасности пока нет. Затем прошло собственно заседание, длившееся около часа, на котором сейсмологи рассказали, что риск действительно небольшой, но все же есть: по статистике такие толчки предшествуют крупному землетрясению только в двух процентах случаев. О том, как предупреждать жителей и что делать городу средневековой постройки в случае попадания в эти два процента, не говорили. Все эти подробности всплыли, кстати, только при расследовании, потому что вопреки обычному регламенту стенограмма появилась только тогда, когда уже все страшное случилось.

После заседания ученые сели в свои машины и разъехались по домам. А Бернардинис пошел давать пресс-конференцию. Вторую за день. Там он сообщил населению, что сейсмическая ситуация «определенно в норме» и «опасности нет». Еще он сказал, что малые толчки как бы разряжают напряжение в земле и снижают вероятность крупной катастрофы. (На суде сейсмологи в один голос утверждали, что они еще не сошли с ума, чтобы рассказывать такие сказки, а Бернардинис оправдывался тем, что сам он это выдумать не мог, поскольку у него образование инженера-гидравлика.) Один из журналистов спросил: «Ну что, теперь можно пропустить по стаканчику вина?» «Безусловно!» — ответил чиновник и порекомендовал монтепульчано.

Первый сильный толчок случился в Аквиле в одиннадцать вечера 5 марта. Тряхнуло с магнитудой 3,9. Это не принесло разрушений, но насторожило жителей. И здесь люди повели себя неодинаково. Одни, посовещавшись с близкими, легли спать, так как их успокоили заверения комиссии, другие — в основном старшее поколение — решили провести ночь на улице. Первые верили ученым, вторые — традициям. Первые были погребены под хлипкими постройками в 3 часа 32 минуты ночи после толчка магнитудой 6,3. Почти все, свидетельствовавшие в суде, потеряли родных, иногда спавших в той же комнате, в той же постели.

Ну что, нужно за это судить? Конечно, понятны аргументы сейсмологов: их не пригласили на злосчастную пресс-конференцию, и судить их той же мерой, что и чиновника, наверное, не стоит. Но тогда другой вопрос: какой мерой? Более или менее суровой? Ведь чиновник пытался как умел предотвратить панику. Получилось у него плохо. Но у специалистов было шесть дней, чтобы выступить в прессе, рассказать, как обстоят дела на самом деле. Чиновник рисков не понимает, но они-то понимают. Они этого не сделали. Ведь люди не идиоты: расскажи им все как есть, и они сами разберутся.

Вот, собственно, и вся история, как суд приговорил шестерых ученых и одного госслужащего к шести годам заключения каждого.

Что-то я второй раз за год пишу о прямой ответственности ученых.

А вы что по этому поводу думаете?

У партнеров

    Реклама