Пять пунктов

Актуально
Москва, 08.11.2012
«Русский репортер» №44 (273)
1 ноября Министерство образования и науки опубликовало результаты мониторинга деятельности государственных вузов, разделив их при помощи пяти критериев на «эффективные» и «неэффективные». На сайте министерства они обозначены зеленым и красным цветом. В красной зоне 136 из 541. Мониторинг в целом оказался неблагоприятен для творческих и гуманитарных вузов. Наиболее скандальная часть сюжета — зачисление в неэффективные таких грандов, как МАРХИ и РГГУ

Фото: Виолета Телерман/РИА Новости

Дело не только в репутациях, уязвленных или подогретых самолюбиях. Минобрнауки затеяло мониторинг, имея в виду вполне конкретные административные последствия, что не скрывалось на специальной пресс-конференции. Да и министр Ливанов, еще не будучи министром, говорил о необходимости оптимизации высшего образования, то есть о сокращении бюджетных мест, слияниях и других подобных мерах по избавлению от «неэффективного» балласта. Так что вузовским администрациям и преподавательским сообществам придется отнестись к результатам мониторинга со всей серьезностью.

Что и происходит. Так, первые два дня после публикации мониторинга пресс-служба РГГУ отказывалась от комментариев, но обещала в скором времени либо пресс-конференцию ректора, либо коммюнике. Коммюнике не коммюнике, но ответ на университетском сайте появился. В нем сдержанная, но твердая полемика с министерскими критериями эффективности и перечисление достижений РГГУ, в том числе признанных самим Минобрнауки.

Сетевые реплики научных сотрудников этого и других гуманитарных вузов не столь сдержанны. Ученые ставят под сомнение профессиональную эффективность контролирующего субъекта, плохо понимающего, по их мнению, специфику гуманитарного образования и вообще фундаментальной науки.

Составителей рейтинга сразу стали подозревать в намерении запустить процесс слияния вузов. Как сказал в разговоре с корреспондентом «РР» профессор РГГУ Константин Морозов, «критерии, по которым определялась эффективность, малопонятны и сомнительны. Есть подозрение, что имеются скрытые интересы у министерства и различных игроков на поле образования. Речь ведь идет о слиянии вузов, о присоединении весьма лакомых кусков собственности».

Перспективу слияния вузов в качестве одного из движущих мотивов мониторинга подтверждает и представитель министерства: «Если регионы и федеральные органы признают несостоятельность учреждения, то будет происходить присоединение к более сильным, — сказал замминистра Александр Климов 2 ноября на пресс-конференции по итогам мониторинга.

Как бы то ни было, критерии эффективности действительно могут вызвать недоумение. Во-первых, это средний балл ЕГЭ студентов, поступивших в вуз. Наверное, так можно оценить репутацию университетов в глазах поступающих: в те вузы, у которых репутация выше, пойдут абитуриенты с более высоким баллом в аттестате. Но все же критерий этот сугубо косвенный. Во-вторых, объем НИОКР в расчете на одного научно-педагогического работника. Как совокупность научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, имеющих целью производство новых изделий и технологий, приложить, скажем, к научной и преподавательской деятельности специалиста по Шумеру и Аккаду?

Третий критерий — количество иностранных студентов, закончивших вуз. Очевидно, они важны для «эффективности», потому что платят за обучение. Четвертый критерий — доход вуза в расчете на единицу научно-преподавательского состава. Пятый — общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчете на студента.

В общем, к результатам образования все это не имеет даже косвенного отношения. Вузы оцениваются как владельцы недвижимости, которая должна приносить доход. Преподаватель РГГУ филолог Ольга Розенблюм спорит:

— Ко мне на занятия приходят студенты с других курсов — и сокращают тем самым количество метров, достающихся каждому. Правда, увеличивая при этом продуктивность дискуссии. То есть эффективность.

Но, похоже, Минобрнауки понимает эффективность иначе.

У партнеров

    Реклама