Ретейл всему голова

Актуально
Москва, 08.11.2012
«Русский репортер» №44 (273)
Столица в скором времени может остаться без хлеба. С таким заявлением на прошлой неделе выступил Союз производителей хлеба Московской области. Большинство хлебопекарен на грани банкротства, утверждается в заявлении. И все из-за того, что розничные сети закупают их продукцию ниже себестоимости. «РР» разбирался в ситуации и понял, какие жесткие конкурентные войны идут на московском хлебном рынке

Фото: PhotoXPress

По губернаторскому кабинету генерального директора ЗАО «Серпуховхлеб» Владимира Фокина и не скажешь, что его завод, третий по величине в Подмосковье, переживает трудные времена. Кроме как на «Владимир Павлович», Фокин не откликается, на столе в рамочке фотография с патриархом Кириллом, вручающим ему награду за помощь храмам, а сам он разводит руками:

— Нам уже сегодня нечем платить за сырье!

На минувшей неделе председатель правления Союза производителей хлеба Московской области Алена Сабатарова заявила, что большая часть из 34 подмосковных хлебопекарен накопила убытки. Корень всех бед — ретейлеры, отказывающиеся закупать хлеб хотя бы по себестоимости, которая регулярно растет из-за удорожания зерна.

По словам Сабатаровой, если ситуация не изменится, москвичей ждет дефицит хлеба. Владимир Фокин с ней согласен:

— Мы же не живем в изолированном обществе! Ко мне приходят рабочие и говорят: «Владимир Павлович, надо бы заработную плату поднять, а то квартплата растет, цены за проезд растут, бензин и продукты дорожают, а у нас как было, так все и остается». А я не могу повысить зарплату. Что мне делать? Если так будет продолжаться, в один день наступит крах.

Из-за засухи в этом году зерна будет собрано на 23 млн тонн меньше, чем в прошлом. Зерно постоянно дорожает, вслед за ним мука, а значит, и хлеб. Но ретейлеры уже два года отказываются повышать закупочные цены — в результате производство становится убыточным.

Фокин приводит цифры: в начале года тонна муки высшего сорта стоила 10 250 рублей, сегодня — 16 тысяч; мука первого сорта подорожала с 8900 до 15 000 рублей. Растут цены и на растительное масло и сахар. В итоге производство одного батона белого нарезного обходится «Серпуховхлебу» в 13 рублей 36 копеек с учетом НДС, а ретейлерам его отдают по 10–11 рублей.

Сабатарова говорит, что средняя себестоимость батона нарезного по области 14 рублей 6 копеек, отпускная цена — 9 рублей 44 копейки, в магазинах же хлеб продается по 12 рублей 75 копеек. Если все действительно так, получается, что ретейлерская наценка достигает 35%.

Пытаясь изменить ситуацию, подмосковные предприятия этим летом обращались с письмами в розничные сети, предлагая повысить закупочные цены на 10%. Кто-то их письма проигнорировал, кто-то прямо отказал. 

Происходящее Владимир Фокин объясняет конкуренцией между самими торговыми сетями:

— X5 борется с «Дикси», «Дикси» — с «Магнитом», «Магнит» — с «Ашаном», «Ашан» с Metro. И конкурентную цену они устанавливают за счет демпинга и за счет поставщиков. А мы вынуждены, хотим мы или нет, принимать условия, которые выдвигают ретейлеры. Ведь что происходит: появляется, например, в Серпухове сетевой магазин с низкими ценами — и все остальные продовольственные магазины в радиусе трехсот метров прекращают свое существование.

Что дальше? Фокин описывает типичный разговор производителя с распространителем, с которым, кажется, никогда не договориться:

— Ретейлер мне говорит: «Мы хотим купить у вас батон за 10 рублей». Я отвечаю: «Вы меня извините, но себестоимость батона — 13,36». — «Добивайтесь, чтобы у вас себестоимость была ниже 10 рублей». — «Это невозможно». — «Ну как невозможно? Вот “Настюша” отпускает по таким ценам, значит, возможно». Я объясняю, что «Настюша» дотирует производство хлеба за счет других направлений, чтобы завоевать рынок. На что мне отвечают: «Это ваши проблемы. У нас есть дешевый поставщик, а почему вы не можете договориться о нормальной отпускной цене — это не наши проблемы». Я привожу аргумент: мол, если останется один монополист, цены взлетят в 4–5 раз. Следует резонный ответ: «Доживем до этого момента, и если все действительно будет так, мы этим хлебом будем торговать».

К компании «Настюша», занимающейся производством зерна, муки и хлеба, у Фокина отдельный счет: по его словам, продавая хлеб по самой низкой цене, «Настюша» пытается подмять под себя рынок, вытеснив с него других игроков. Но почему компания может позволить себе такие низкие цены? По словам Фокина, за счет других активов:

— Они купили и почти закрыли мукомольный завод в Бирюлеве, а на его огромной территории строят жилую недвижимость. За счет продажи квартир они покрывают потери, которые несут на хлебопекарных предприятиях от продажи хлеба.

Будущее с «Настюшей» представляется Владимиру Фокину почти апокалиптическим: никого не осталось, только один завод, производящий хлеб на всех.

Ситуация складывается непростая еще и потому, что ретейлеры настроены по отношению к пекарям крайне критично и называют их действия «выкручиванием рук».

— Мы считаем этот ажиотаж, искусственно создаваемый отдельными поставщиками хлеба, совершенно неприемлемым. Никакого дефицита хлеба не будет, как не было и дефицита гречки, — сказал «РР» представитель X5 Retail Group (магазины «Перекресток», «Пятерочка» и «Карусель») Владимир Русанов.

По его словам, предпосылок для нехватки хлеба нет, как нет и объективных причин для повышения цен.

— Им нужно модернизировать производство, а не перекладывать это на плечи покупателей. На такой теме, как хлеб, не нужно делать спекулятивных акций. Разговоры про 35% накрутки на хлеб — это неправда. Мы, знаете ли, лучше виски будем продавать дороже, но цену на хлеб не поднимем. Мы не можем встать на сторону поставщиков. О повышении стоимости хлеба на 10–20% речь идти не может: покупатели нас не поймут.

Тут же Русанов объясняет, что будет происходить дальше:

— Вы будете первыми, кто об этом напишет: мы ведем успешные переговоры с поставщиками о том, чтобы заморозить и отпускные, и розничные цены на хлеб. Переговоры ведутся с холдингом «Настюша», который продает хлеб дешевле всех. Мы заморозим цену на уровне 7,30 за батон белого и 10,90 — черного.

Так в этой истории окончательно обозначается третье действующее лицо — холдинг «Настюша», — и мы понимаем, что, пытаясь разобраться в причинах демарша Союза производителей хлеба, вторглись в серьезный конкурентный спор за гигантский московский рынок хлеба.

Средняя себестоимость такого батона — 14 рублей 6 копеек, а торговые сети закупают его по 9–10 рублей rep_273_046.jpg Фото: Олег Переверзев/Украинское Фото/PhotoXPress
Средняя себестоимость такого батона — 14 рублей 6 копеек, а торговые сети закупают его по 9–10 рублей
Фото: Олег Переверзев/Украинское Фото/PhotoXPress

Впрочем, как выяснилось вскоре, «Настюша» не особо довольна ролью злого гения в этой истории. Заместитель генерального директора Евгений Зернов признался «РР», что компания хоть и ведет с ретейлерами переговоры о заморозке цен, сама рада бы закупочную цену повысить:

— Мы говорим ретейлерам, что цены нужно немного повышать, но на сети давит сверху административный ресурс: стоимость социально важных сортов хлеба должна оставаться неизменной. Что же касается обвинений в демпинге, так это неправда, что у нас самый дешевый хлеб: самые низкие цены в «Ашане» — на продукцию «Воскресенскхлеба».

При этом Евгений Зернов уверен, что никакого дефицита хлеба в Москве не будет:

— Взяться ему неоткуда. Зерно есть, мука есть, хлеб есть. Просто обострилась конкуренция, и подмосковные предприятия решили всех немного попугать.

При этом производители хлеба вовсе не считают, что, повышая в разумных пределах цены, вызовут недовольство людей. Владимир Фокин рассказывает: 48% своей продукции его завод распространяет в несетевых и частных магазинах — там получается продавать хлеб по себестоимости, что привело к незначительному его удорожанию. 

— И знаете, какая у покупателей реакция? Ноль. Знаете почему? Потому что повышение цены на 10% — это 80 копеек! Один рубль! Для человека это мелочь, а для предприятия — большие деньги, — говорит Фокин.

Впрочем, узнать наверняка, как бы отреагировали покупатели сетевых магазинов на повышение цен на хлеб, ему, видимо, не светит, потому что всему голова, конечно, ретейл.

У партнеров

    Реклама