Владимир Шлыков из Киржача

Среда обитания
Москва, 06.12.2012
«Русский репортер» №48 (277)

Наш Киржач — город старинный. Его изюминка — Благовещенский монастырь: именно вокруг него в XIV–XV веках начал строиться город. Основатель монастыря — святой Сергий Радонежский. Можно сказать, что для киржачан это сооружение по значению как маленькая Троице-Сергиева лавра, которая, как известно, волнует душу и неверующих. Здесь же покоятся мощи преподобного Романа Киржачского — первого игумена обители, ученика святого Сергия. Вначале монастырь был мужским, потом, во времена Екатерины II, его вообще упразднили из-за передачи церковных земель государству, и монастырские храмы стали обычными приходскими. В советское время в постройках обители были хлебозавод и различные склады, а в 90-е годы она вновь была восстановлена, но уже как женская.

Киржач известен как центр текстильной промышленности: издавна здесь налажено производство шелка. В советское время оно значительно расширилось, появился огромный шелкокомбинат, который славился на всю страну. Вокруг него образовался целый район, и очень многие жители Киржача там работали. Так что можно сказать, что шелкоткачество — это киржачский народный промысел. Теперь такой промышленности нет. Производство тканей сильно сократилось, большую часть комбината продали частным фирмам и небольшим предприятиям. А вообще наш город промышленно развитый: есть кирпичный завод, молочный, мебельная фабрика. Конечно, многие киржачане уезжают работать в города побольше — и во Владимир, и в Москву, но, на мой взгляд, отток людей из Киржача меньше, чем из других небольших городов.

Поселок Горка километрах в двадцати от Киржача, так что службы я провожу там, а живу в городе. Храм новый, построен всего шесть лет назад, я тоже принимал участие в этом процессе. А потом получил указ от правящего епископа и стал настоятелем. Прихожан, конечно, не очень много: даже на большие церковные праздники соберется, может, человек пятьдесят. Летом людей побольше — на службы приходят дачники.

С бытовой точки зрения в Киржаче, конечно, нет столичного комфорта: бывают перебои в работе коммунальных служб, зимой возникают проблемы с чисткой дорог… Но в больших городах жизнь бьет ключом, там все время все куда-то спешат, а у нас ко всему относятся легче. Люди в Киржаче открытые и спокойные, если смотреть глазами обитателя какого-нибудь мегаполиса, даже немного медлительные. Многие друг друга хорошо знают. Есть у нас и мигранты, и мусульманская община. Есть даже мусульманское кладбище. Где они молятся, я не знаю. Мусульмане своей жизнью живут, а мы, христиане, своей. Можно сказать, что мы существуем автономно, но без конфликтов.

 rep_277_090-2.jpg

К священникам горожане, как и везде, относятся по-разному: когда нужен, зовут, когда не нужен, забывают. Кто-то часто ходит в церковь, кто-то никогда, но агрессии по отношению к батюшкам я не встречал. Например, есть у нас неблагополучный район, как раз около шелкокомбината. Молодые ребята, которые там живут, очень похожи на персонажей книги «Республика ШКиД» — если говорить коротко, то я бы не советовал гулять в тех краях в темное время суток. Ну а я бываю на шелкокомбинате по службе — кого-то нужно причастить, или кто-то умирает, или кто-то тяжело заболел — и никогда не слышал, чтобы даже там кто-нибудь оскорбил священника.

Любимая точка общепита

У моей семьи то среда, то пятница, то длинные посты, а общепит настроен на массы, поэтому постную еду там найти непросто.

Любимый магазин

Очень удобный магазин на вокзале: там можно и продукты купить, и какие-то бытовые принадлежности, и электронику.

Любимое место прогулок

Территория Благовещен­ского Киржачского монастыря, особенно место под кручей, где открывается красивый вид на реку.

Любимая достопримечательность

Киржачский монастырь.

У партнеров

    Реклама