ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Операция «Кооперация»

2013
Фото: Михаил Климентьев/ИТАР-ТАСС

Анатолия Сердюкова могут сделать обвиняемым по уголовным делам, связанным со строительством элитной базы отдыха «Житное» и дороги к ней. Почему эту базу в окрестных деревнях называют не иначе как фээсбэшной, а местный предприниматель считает, что Сердюков должен ему девять миллионов рублей, корреспондент «РР» выяснил, съездив в Астрахань

— У меня в последнее время не совсем положительное отношение к прессе, которая пытается освещать наши муниципальные дела, это я вам откровенно, на микрофон говорю, — мрачно встречает меня глава Икрянинского района Астраханской области Александр Блинков. — Причины: кампанейщина — раз, предвзятость — два, необъективность — три, необузданная фантазия — четыре.

В чем-то с Блинковым можно согласиться. Побывавшему на месте хорошо видно, сколько ляпов допустили журналисты, рассказывая о возбуждении уголовных дел в связи с участием Минобороны в благоустройстве принадлежащей родственнику Сердюкова VIP-базы «Житное» на острове Школьный. Напомним, уголовных дел два: одно касается строительства дороги к базе, другое — озеленения острова. Действительно, и тем и другим занимались солдаты, как контрактники, так и срочники. Однако, вопреки сообщениям прессы, сажали они вовсе не тополя, а фруктовый сад на южной оконечности острова.

— Все наоборот говорят. Солдатики там траву и яблони сажали. А тополя они как раз в большом количестве повырубили — деревьям этим уже лет по тридцать, их еще в советское время пионеры окучивали, — рассказывает «РР» Николай Кодяков, хозяин ближайшей к острову турбазы «Евлатькина заводь».

Дело №1: глиняная дорога

Относительно того, нужна ли была дорога от деревни Краса до острова Школьный, на строительство которой ушли десятки миллионов бюджетных рублей, согласия нет даже на поселковом уровне. В местной администрации журналистам говорят, что это «подарок судьбы» и жителям «улыбнулась удача».

— Раньше там была разбитая колхозная дорога. А теперь и рыбакам стало легче ездить, и охотникам, и крестьянам на сенокос, — уверена заместитель главы Житнинского сельсовета Наталья Шерснева. Впрочем, сама она на острове никогда не была, и вообще «в ту сторону ей ездить без надобности».

Те же, у кого такая надобность есть, радоваться «подарку» категорически отказываются. Во-первых, говорят они, когда дорогу только строили, тяжелая техника подняла столько пыли, что многие деревья в округе «не смогли дышать» и погибли. Во-вторых, высокая насыпь перекрыла несколько ериков (проток), в которых каждую весну нерестилась рыба. В-третьих, с дороги нет съездов, а глубокие водоотводные канавы по бокам насыпи не позволяют свернуть с нее даже на внедорожнике. Наконец, в-четвертых, дорога сделана из глины, которая раскисает и расползается, существенно затрудняя движение.

— Дорога эта вовсе не асфальтированная и даже не бетонка, как у вас там пишут. Начальство по ней отродясь не ездило — оно только вертолетами добирается, там три площадки для них оборудовано. А это глиняная времянка на деревянных сваях, восьмикилометровый кусок говна, который они не сподобились за собой убрать, — кипятится Кодяков, вынужденный ежедневно месить колесами это чудо инженерной мысли. — Раньше-то была степная дорожка, езжай куда хочешь. Но в сырую погоду КамАЗ бы по ней не прошел, а им надо было на остров землю возить. Чтобы паводком не заливало, ее подняли метра на два. Представляете, сколько это земли? Вот и построили, а теперь все сделали и бросили. Уже по весне она разлезется, и тут на вездеходе будет не проехать. Между прочим, они эту дрянь по моей земле проложили.

Выясняется, что земля под дорогой, ныне отданная в бессрочное пользование Минобороны, раньше местами была кодяковским полем. На вопрос, мог ли он отказаться уступить им землю, Николай вспоминает бородатый анекдот про невесту, которая спрашивала, каким боком к мужу ложиться в брачную ночь.

— У меня только одно условие было, — говорит он. — Чтобы они к моей базе съезд нормальный построили. Обещали, да только хрена лысого они его сделали. А когда я строителям об этом напомнил, они мне ответили: «Все вопросы к министру обороны».

Как призывники дорогу строили

С одним из этих строителей, в 2011 году служившим в железнодорожных войсках, нам удалось связаться.

— Наша часть 42677 дислоцировалась на Кубани в городе Курганинске. Нам предстояла плановая командировка в Ковров строить новую ветку железной дороги. Но  внезапно в марте 2011-го нам объявили, что вместо Коврова мы едем в Астрахань. Перебросили больше ста человек из двух частей: нас и мостостроителей из части 33007, — рассказывает экс-призывник Сергей. — Стояли лагерем на окраине деревни Краса. Работали до поздней осени с восьми утра до шести вечера каждый день, кроме воскресенья — в субботу до обеда. Получали стандартные армейские 400 рублей в месяц. Озеленением не мы занимались. Хотя когда мы приехали, там уже неплохо было: домики построены, пруд вырыт, фламинго в воде стоят.

— А вы знали, что за дорогу строите?

— По-моему, весь Южный военный округ про эту дорогу знал. И сам заказчик на вертолете прилетал, и множество другого начальства. Сейчас уже всех не упомнишь, но точно был наш комбриг полковник Орлов — этот раза два в месяц появлялся. Песочил нас постоянно, а пьянствовал, кажется, еще чаще. Но мы службой были довольны — все лучше, чем в части. Так что воспоминания у меня в основном положительные. На днях пришлось их освежить — меня вон в военную прокуратуру вызывали. Сказали, что будут возбуждать уголовные дела на мое начальство. А зачем вызывали, я так и не понял: они уже лучше меня все подробности знают, мне и добавить-то нечего было.

Залетные VIP-гости любили тишину и покой. Местный житель, арендующий одно из полей, рассказал курьезную историю о том, как в прошлом году он пытался сжечь траву на своем участке.

— Я так всегда по весне делаю, чтобы сухие остья спалить. Поджег я, значит, траву — только занялась как следует, смотрю, вертолет летит. С бочкой. И как жахнет этой водой прямо мне на поле. Я опять поджег — с другого края. А он снова летит — и ба-ах! Я директрисе этой Елене Олеговне (Елена Третьякова, директор базы «Житное». — «РР») на фээсбэшную базу звоню — что ж ты, говорю, делаешь?! Вы же, говорю, за рекой от меня, чего вам бояться? А она ни в какую. Не позволю, говорит, и все тут. Так у меня теперь от этого вертолета все поле в воронках!

Дело №2: VIP-база

«Житное», прозванное журналистами «сердюковской дачей», местные жители, как правило, именуют иначе — «фээсбэшная база». Чтобы объяснить почему, придется сделать небольшой экскурс в историю.

«Житное» не первая база на Школьном. До него здесь была еще одна. В 90-е годы она принадлежала структурному подразделению «Газпрома» компании «Астраханьрыбагрогаз». В начале двухтысячных полузаброшенную базу арендовали (а затем, когда «Газпром» стал избавляться от непрофильных активов, и выкупили) три друга, один из которых, Геннадий Белоусов, стал ее управляющим.

Геннадий зарегистрировал ООО «Леска», отремонтировал здания и привел в порядок два с половиной гектара земли, на которых располагалась его база, — теперь она называлась «Викинг».

В 2007-м, в тот самый год, когда Анатолий Сердюков стал министром обороны, и было учреждено ООО «Житное», на базу пришли двое: человек, отрекомендовавшийся сотрудником ФСБ, и представитель администрации района. Они сказали Геннадию, что есть решение построить на острове Школьный пансионат для сотрудников и ветеранов ФСБ. Сказали, что много места не займут, пообещали не беспокоить и разметили колышками три гектара на другом конце острова.

После этого на «Леску» обрушился шквал проверок, длившихся почти год, однако придраться было не к чему: бывший бухгалтер Белоусов к ревизиям был готов — вплоть до того, что в обязательном порядке страховал всех отдыхающих.

По окончании проверок, уже в 2008-м, на Школьном появилась еще одна пара — рангом повыше. Это были нынешний глава районной администрации Александр Блинков и заслуженный генерал ФСБ (фамилия известна редакции). С ними члены семей и свита — даже автоматчики высадились.

— Они предложили мне сохранить коллектив и со временем стать директором их будущего пансионата, — пересказывает мне событийную канву Белоусов.

— От меня он хотел, чтобы я подсобил на начальном этапе: поселил у себя строителей и позволил им пользоваться моей электролинией — чтобы новую не тянуть. За эту помощь он помимо светлого будущего обещал платить хорошие деньги.

Все шло по плану. «Викинг» перестал принимать туристов и переключился на обслуживание строителей. Так длилось полтора года, за которые Белоусов перевидал массу влиятельных людей — от командовавшего стройкой учредителя ООО «Житное» Артема Казакова до учредителя НП «Житное» Валерия Пузикова, мужа сестры Сердюкова. Прилетал и сам министр обороны, и множество других людей в погонах. Проблема была одна: обещанных денег Белоусову никто не перечислял.

— Больше года я поил и кормил строителей фактически за свой счет. Изредка мне давали наличными какие-то смешные деньги, тысяч десять — пятнадцать. А на все вопросы об основной сумме отвечали, что старший сейчас занят или в отпуске, но, как вернется, сразу все оформит. И вот в 2009 году, поскольку они уже задолжали мне почти два миллиона, я не выдержал, — Геннадий морщится. — Когда прилетела очередная представительная делегация, я поставил вопрос ребром. И тут один из них (фамилия известна редакции. — «РР») достает корочку генерала ФСБ и пистолет. И объясняет, что, мол, у меня три варианта. Первый — сегодня же собрать все, что я могу унести, и свалить отсюда по-хорошему. Второй — что меня за что-нибудь сейчас же закроют, для убедительности он даже вызвал опергруппу, которая через двадцать минут уже высадилась на пирсе. И третий — что он меня просто пристрелит, поскольку, как мы оба понимаем, ему за это ничего не будет. Все это исключительно матом, при шести свидетелях. Ну что я мог выбрать? Собрал сумку и пошел к лодке. А два генерала вышли меня проводить. И один тут руку протягивает — я буркнул что-то, но руки ему не подал. Так он взбесился, тоже ствол выхватил, матом на меня заорал — ну, в том духе, что я, наверное, не понял, на кого накатил. Хорошо, второй вмешался, и пока они разбирались, я деру дал. В шортах и майке. Со своей собственной базы…

Девять миллионов от Сердюкова

Конечно, я не мог не задать главе Икрянинского района Александру Блинкову вопрос о тех временах, когда он якобы выступал гарантом в договоренностях между Белоусовым и людьми в погонах.

— Я не хочу это комментировать, потому что… — Блинков помялся. — Потому что это, наверное, будет неправда.

Что касается имущества базы «Викинг», то Блинков заверил меня, что оно было продано «Житному». С чем Белоусов, мягко говоря, не согласен. По этому поводу он неоднократно пытался судиться. Но и прокуратура, и суды принимать заявления наотрез отказывались. 11 января 2013-го, на гребне скандала, Геннадий написал письмо Путину. Начинается оно так:

«Уважаемый Владимир Владимирович, прошу у Вас как Президента России, руководителя и начальника бывшего министра обороны, передать г. Сердюкову А. Э. мое требование о полном возмещении им или его родственником и деловым партнером по семейному “бизнесу” учредителем ООО “Житное” Пузиковым В.Н. финансового ущерба в размере 9 424 000 руб., причиненного мне их противоправной деятельностью в Астраханской области, Икрянинский район, база отдыха, остров Школьный (Вы там были с Д. Медведевым)».

А заканчивается еще трогательнее:

«Поддерживаем Вас в непростой и нравственно сложной борьбе с коррупционерами и жуликами, присваивающими достояния государства, очерняющими власть, а также с другими вызовами, испытывающими Вас и нашу Россию на прочность. Желаем Вам богатырского здоровья, могучего православного духа и добрых друзей».

Путин пока не ответил.

№5 (283)

«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама