Космический стресс

Вскоре после падения метеорита на Урале социологи ФОМ провели массовый опрос жителей Челябинска. Они хотели понять, как реагирует общественное сознание на подобные катастрофы, какие рациональные и иррациональные схемы мышления работают у наших сограждан

Фото: AP

Главная цель, ради которой социологи взялись за изучение настроений в Челябинске, была вовсе не в том, чтобы оценить масштаб разрушений, и уж тем более не в том, чтобы выяснить отношение к действиям властей. По правде говоря, метеорит здесь — это прежде всего повод подобраться к одной из самых интересных тем в гуманитарной науке: к теме природы человеческого страха.

Очевидцев катастроф и чрезвычайных происшествий можно разделить на две группы. Одни стремятся побольше увидеть своими глазами, другие предпочитают держаться в безопасном месте. Отвечая на вопрос «А как поступили вы?», больше половины очевидцев в Челябинске заявили, что стремились увидеть все своими глазами, несмотря на чувство страха. Вместо того чтобы отойти от окон, стекла в которых секундами позже разлетятся на мелкие осколки, люди подбегали к ним.

Чувство опасности может и парализовать человека, и стимулировать его к активным действиям. Страх может сделать человека сильнее. Очень часто героические поступки на войне можно объяснить именно острым чувством страха, которое действует как допинг. Те или иные учения, подготовка людей к чрезвычайным ситуациям, обучение полиции и специальных служб — все это, помимо прочего, тренировка способности конструктивно реагировать на непредвиденные происшествия. Если у человека отсутствуют готовые примеры, модели того, как нужно действовать, страх с большой вероятностью вызовет хаотичное, импульсивное поведение, которое поставит под угрозу жизнь как самого человека, так и окружающих.

Почти 40% опрошенных в Челябинске считают, что падение метеорита вызвало панику. Реально эта цифра может быть еще выше, поскольку такой ответ не является социально одобряемым: паника — не та реакция, которой принято хвастаться. Вопрос этот является в какой-то мере проективным: говоря о состоянии своего окружения, человек так или иначе сообщает и о своем собственном состоянии. Так, панику среди окружения чаще замечали женщины, молодые люди, те, у кого есть маленькие дети. С другой стороны, не заметили паники люди среднего и старшего возраста, а также те, кто не верит в бога.

Самым показательным оказался вопрос: «А вы опасаетесь или не опасаетесь падения небесных тел на Землю? И если да, то возникали ли у вас раньше такие опасения?» 56% опрошенных ответили, что не опасаются, 31% — что стали опасаться после падения метеорита, 7% — что опасались и раньше.

Несмотря на то что по теории вероятности подобное происшествие вряд ли может еще раз произойти в Челябинске, личный опыт заставляет людей переживать негативные эмоции снова и снова. Обратившись к распределениям по группам, мы опять-таки наблюдаем четко выделяющееся «рациональное ядро»: мужчины, молодые люди, те, у кого нет детей, и люди, которые не верят в бога. Именно они реже других опасаются падения небесных тел на Землю — возможно, потому, что им чужд эсхатологизм, являющийся важной составляющей религиозного сознания. С другой стороны, сильная эмоциональная привязанность к детям умножает страх и ответственность — не только за свою жизнь, но и за жизнь ребенка.

Страх перед внешней опасностью может сплачивать людей, способствовать интеграции общества. Он может как губить репутацию властей, так и приносить ей дополнительные очки. Ураган «Катрина» в Новом Орлеане, как известно, подмочил репутацию Бушу, а «Сэнди», как считают многие, обеспечил победу Обаме.

Вы видели или не видели падение метеорита своими глазами?
Падение метеорита вызвало панику в городе или паники в городе не было?
Вы опасаетесь или нет падения небесных тел на Землю? И если да, то возникали ли у вас раньше такие опасения?
Как вы считаете, нужно ли создавать в России систему защиты от падения небесных тел? Если да, то вы бы предпочли, чтобы Россия разрабатывала эту систему самостоятельно или совместно с другими космическими державами?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (287) 7 марта 2013
    Ядерная война
    Содержание:
    Реклама