Офшор там больше не живет

Актуально
Москва, 28.03.2013
«Русский репортер» №12 (290)
Кипр и Евросоюз договорились об условиях финансовой помощи. Договорились на, пожалуй, худших для российского бизнеса условиях: налог на депозиты свыше 100 тысяч евро в двух ведущих банках Кипра составит от 40 до 60%. Соответственно, потери российского капитала могут достичь 15 млрд евро. Но, что еще хуже, российская экономика потеряет надежный канал реинвестирования

Фото: Yorgos Karahalis/Reuters

Кипр, который до 1960 года был британской колонией, сегодня западная пресса на полном серьезе называет «русской колонией». Особенно наглядно это видно во втором по величине городе республики Лимассоле, финансовом центре страны. Здесь постоянно проживают до 40 тысяч выходцев из России. Местные торговцы недвижимостью, автомобилями и яхтами целевым образом работают именно с ними. Город увешан вывесками на русском языке, здесь есть русские рестораны, клубы, магазины, школы, даже детские сады. 

Остров за последние годы стал для российского бизнеса одним из основных мест хранения накоплений. «Все знают, что большинство депозитов на Кипре принадлежит российским вкладчикам. Это российские чиновники, российские бизнесмены и российская мафия, а с российской мафией шутить не стоит», — заявил в эфире CNBC известный американский экономист Деннис Гартман.

При этом точный объем этих вкладов доподлинно неизвестен. Кипрские законы позволяют путем нехитрых юридических манипуляций оформить фирму-пустышку и замаскировать источник капитала. По данным, которые приводит глава Центробанка Кипра Паникос Димитриадис, россиянам принадлежит от 5 до 10 млрд евро. Первая цифра справедлива для тех депозитов, где Россия все-таки указана как источник, вторая — для «пустышек», конечными собственниками которых, скорее всего, тоже являются наши сограждане. 

В свою очередь Федеральная разведслужба Германии (BND), секретный доклад которой в ноябре прошлого года опубликовал журнал Der Spiegel, оценила вклады «российских олигархов» на острове в 26 млрд долларов. Легендарный же трейдер Джим Синклер по прозвищу Мистер Золото считает цифры в 10–20 миллиардов откровенно смешными. По его подсчетам российских денег в банках Кипра «на порядок больше». Синклер уверен, что на острове до сих хранятся в том числе деньги бывших функционеров из КГБ, ведь соглашение об «избежании двойного налогообложения» было заключено между Кипром и СССР еще в 1982 году.

Многие российские вкладчики дополнительно оформляют себе еще и кипрское гражданство. Например, в 2010 году газета Cyprus Mail со ссылкой на министра внутренних дел страны Неоклиса Силикиотиса сообщила, что паспорт киприота выправил себе глава «Евраз Групп» Александр Абрамов.

При этом Кипр является для отечественных коммерсантов не только местом хранения капиталов, но и едва ли не главным хабом — воротами для входа и выхода российских денег в Европу, США и страны Азии. И это, возможно, даже более серьезная проблема, чем обложение налогом депозитов. Тут ведь расположены не только представительства частных «Норильского никеля» и «Лукойла», но и государственного «Газпрома». И, может быть, именно газовую корпорацию имел в виду премьер Дмитрий Медведев, когда жаловался, что остров заморозил счета «ряда российских госструктур».

«На Кипре, вопреки устоявшемуся мнению, есть не только затупикованные кубышки подпольных российских чиновников, но и оборотные средства для текущих операций большого числа компаний, осуществляющих экспортно-импортные операции и инвестиции за рубежом», — утварждает бывший вице-премьер Альфред Кох.

В прошлом году британская исследовательская компания Tax Justice Network опубликовала доклад, согласно которому за двадцать лет — с 1990 по 2010-й — в зарубежные офшоры было выведено российских активов на 800 миллиардов долларов. В среднем это 40 миллиардов в год. Главный адресат этих переводов именно Кипр.

Часть их все же реинвестируется в Россию. Подтверждением этому служат данные Росстата. Согласно им, Кипр — крупнейший инвестор в российскую экономику все последние годы (см. справку). В прошлом году на его долю пришлось больше 20% инвестиций, или 76,7 млрд долларов, тогда как такие крупные экономики, как Япония или Франция, вложили всего 2,8% и 3% соответственно.

Понятно, что на самом деле формально кипрские инвестиции — это деньги самих российских бизнесменов, которые выводились на Кипр, а потом шли обратно. С одной стороны, в офшоре они попадали под щадящий режим налогообложения, с другой — возвращаясь в Россию из ЕС как «иностранные» (и отмытые, если их источник был серым), они получали большую степень безопасности. Теперь от этой схемы с огромной долей вероятности придется отказаться.

Наконец, трудности российских бизнес-структур на Кипре могут пошатнуть уверенность уже настоящих иностранных инвесторов в их устойчивости и спровоцировать вывод капитала. Первые тревожные сигналы уже есть. Как свидетельствуют показатели Emerging Portfolio Fund Research, на прошлой неделе вкладчики, инвестирующие в российские компании, уже вывели $139 млн. На первый взгляд цифра скромная, но она втрое превышает средние еженедельные показатели и является рекордной за последние два года.

Как Кипр инвестирует в Россию

У партнеров

    «Русский репортер»
    №12 (290) 28 марта 2013
    Законы общежития
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама