Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Страсти по новоделам

2013

Петербургскую общественность будоражит наплыв идей по восстановлению целого ряда исторических объектов – к проекту воссоздания храма на Сенной площади добавились инициативы строительства 170-метровой колокольни Смольного собора и возврат памятника Александру III на площадь Восстания

Сама идея восстановления утраченных архитектурных сооружений с нуля по сохранившейся документации многогранна. Столь же многогранно и отношение к ней специалистов. Действительно, ситуации могут быть предельно разными в зависимости от того, что именно восстанавливать, с какой степенью точности, в каком именно месте и в сколь массовом порядке. А главное – для чего.

Прежде всего следует отметить, что восстанавливать всегда есть что. Еще в 1988 году при поддержке Дмитрия Лихачева Фонд культуры организовал выставку «Утраченные памятники архитектуры Петербурга – Ленинграда», на которой был развенчан миф о том, что большевистское варварство обошло город на Неве стороной: более полутора сотен значительных зданий и монументов при советской власти сознательно стерли с лица земли.

Впрочем, по словам организовавшего эту выставку директора Фонда имени Дмитрия Лихачева и члена совета по культурному наследию при правительстве Санкт-Петербурга Александра Кобака, и до 1917 года город нередко терял интересные здания. Так, изумительная застройка эпохи модерна в ощутимой степени стоит на месте довольно интересной застройки XVIII – середины XIX века. А Исаакиевский собор – по меньшей мере третий на своей локации, причем предыдущие были созданы отнюдь не самыми последними в стране зодчими.

Еще обширнее банк нереализованных проектов: выполненные в масштабе и цвете чертежи не возведенных зданий, отвергнутых вариантов и отдельных элементов – фасадных решений, декора и интерьера, наружной и внутренней отделки. Многие из них созданы первоклассными мастерами: Растрелли, Стасовым, Росси и другими. Иначе говоря, документации для практически точного в части внешнего вида воспроизведения утраченного достаточно. Весь вопрос в целесообразности.

Доказательство от противного

«Восстанавливать то, что ранее разрушено, в большинстве случаев – бессмыслица, – говорит профессор Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Владимир Лисовский. – Это все равно что переписывать „Мону Лизу“. Произведение искусства уникально. Утратив его, остается только смириться». Впрочем, он допускает определенную область исключений: утраты, принципиальные для национального достоинства, вроде разрушенных в войну пригородных петербургских дворцов. Или исторического центра Варшавы, сегодня являющегося чистым новоделом, однако признанного ЮНЕСКО объектом всемирного наследия. В целом, полагает Лисовский, возможно заменять новоделом прорехи, образовавшиеся во время войны в составе цельных архитектурных ансамблей. «Однако надо понимать, что это все равно будут заплатки, макеты в натуральную величину. Столетия спустя они тоже станут памятниками – но нашего века, а не того, который изображают», – убежден он.

Близкой точки зрения придерживается Александр Кобак: «Воссоздание (не путать с восстановлением) здания в старых внешних формах, но в новых материалах возможно только в исключительных случаях: когда речь идет о шедеврах, исчезновение которых наносит существенный вред панорамам и перспективам. Что до военных лакун, то тут проблемы нет: они давно заполнены неброской архитектурой 1950-х годов». Там, где лакуны сохранились или вновь возникают, должно, по его мнению, осуществляться современное строительство, тактично учитывающее окружающий контекст.

 024_expertsz_17_2.jpg

Кобак считает вредной саму идею застройки новых городских пространств по старым чертежам – то, что предлагала 20 лет назад градозащитная группа «Эра». «Это будет Диснейленд, – утверждает Кобак. – Город сохранил достаточно подлинного, чтобы не заниматься разного рода подделками и поделками. Проблема в том, что мы не можем сохранить подлинные памятники, а не в том, что их не хватает. И сама постановка вопроса о массовой практике воссоздания старых зданий уводит в сторону от настоящих проблем и размывает наши представления о должном».

Оригинальная копия

В целом столь жесткая позиция авторитетных специалистов по петербургскому архитектурному наследию понятна – она вызвана вполне обоснованными опасениями. Суть их в том, что активная практика воссоздания утраченного, а тем более по мотивам утраченного (как это сделано во вновь открытом Летнем саду), порождает определенный соблазн.

Речь идет об искушении поставить знак равенства между копией и оригиналом. Действительно, внешне все как будто одинаково, при этом современная копия даже лучше, так как не создает проблем, обычных для ветхих зданий и зданий, зарегистрированных в качестве памятников истории культуры, где санкцию ГИОП приходится получать чуть ли не для того, чтобы повесить на стену бумажный календарь. Довольно трудно объяснить, что здесь не так и в чем ценность старой кирпичной кладки, скрываемой штукатуркой от глаз столь же надежно, как и бетонный монолит. Приходится апеллировать к весьма тонким материям, таким как иррациональное чувство подлинности: сравните, например, свои ощущения, когда за обедом вам дают ложку, сделанную в точном соответствии с формами ложек из личного сервиза Петра I, и когда вам дают подлинную ложку, которую с высокой вероятностью использовал сам Петр Великий.

Есть мнение, что, повторяя старинные фасады и приучив к этому общественность, застройщики как бы усыпляют ее бдительность, снижают готовность к активным действиям по защите памятников: в самом деле, вроде бы вид не изменился, все осталось как прежде, к чему устраивать демонстрации? Кроме того, снижается потенциальный барьер перед последующими решениями о модификации таких воссозданных форм. Ну действительно, одна ситуация – неприкосновенность фасада здания-памятника, другая – фасад обычного здания, повторяющий формы того, чего уже нет.

Это то, что Александр Кобак назвал «лужковским фасадизмом», когда под лозунгом построения точных копий сносимых памятников возводились их приблизительные реплики с увеличенной этажностью и другими изменениями в угоду текущей коммерческой выгоде.

Воссоздание самосознания

Но есть доводы и в поддержку исторических воссозданий. Первый из них – якобы несостоятельность нынешних зодчих. На взгляд приверженцев этой позиции, как ни относись к старым фасадам, они всяко окажутся лучше того, что изобретут сегодня.

Второй довод – эстетическая ценность старинных архитектурных решений. Даже если она доступна только для внешнего осмотра, это плюс, а не минус. Отчего бы не подарить людям подобную радость?

К этому непосредственно примыкает и третий довод – большинство воспринимает город через его панорамные виды. Именно они остаются в памяти, и, наверное, это впечатление и составляет главную культурную ценность Петербурга, даже большую, чем впечатления от подробного разглядывания какого-то подлинного или воссозданного памятника архитектуры.

Четвертым (и в наше время довольно весомым) доводом становится общественный компромисс: переход в градостроительной политике к воссозданию зданий в старых внешних формах позволил в заметной степени сгладить антагонизм между давлением бизнес-интересов и протестной активностью градозащитников. Трудно вообразить сегодня какую-либо другую точку баланса этих интересов. Характерно, что именно выход застройщика за рамки такого компромисса вызывает ощутимый общественный резонанс, будь то надстройка стеклянных этажей над старинными фасадами «Стокманна» на углу Невского проспекта и улицы Восстания или плохо скрытые от глаз современные конструкции в «воссозданных» домах в Зоологическом переулке.

И наконец, еще один довод – возможно, не слишком понятный историкам архитектуры, но вполне очевидный и для культурологов, и для риэлторов. Повторение старых форм в новых сооружениях – даже отдельными деталями – повышает связанный с объектом символический капитал. Специалист по PR сказал бы, что ценностью обладает «мощность» связанной с объектом воссозданной истории, которую можно рассказать за чашкой кофе, а можно использовать для прямого зарабатывания денег. Но интересно воздействие репликатов от архитектуры и на сознание причастных к ним людей: наблюдения показывают, что уровень патриотизма человека, детство которого прошло просто в дорогом коттедже, и его сверстника, выросшего в коттедже, наборные паркеты которого (реальный случай!) созданы по рисункам Огюста Монферрана, существенно отличается. Оказалось, «новый Монферран» неплохо действует. 

Некоторые значительные новоделы вне Санкт-Петербурга:

  1. «Рыбная деревня», Калининград. Квартал с имитацией довоенной застройки Кенигсберга. В настоящее время строится вторая очередь.
  2. «Набережная Брюгге», Йошкар-Ола (Республика Марий-Эл). Сплошная застройка набережной зданиями, имитирующими архитектуру средневекового западноевропейского города.
  3. Поместье Сергея Васильева в Вырице (архитектор Игорь Гремицкий). Тщательная и вместе с тем вдохновенная имитация барокко времен императрицы Елизаветы Петровны.
№16-17 (295)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама