Сирийский конфликт для «чайников»

Актуально
Москва, 19.09.2013
«Русский репортер» №37 (315)
Гражданская война в Сирии длится более двух лет. Но для многих до сих пор загадка — кто, с кем, зачем и с чьей помощью воюет. В моменты обострения кофликта такие люди начинают нервничать сильнее: обидно чувствовать себя профаном в теме, которую обсуждают все вокруг. Обобщив наиболее типичные вопросы, задаваемые «чайниками от мировой политики», мы постарались дать им максимум информации к размышлению

Фотография: Nour Fourat / Reuters

Вопрос № 1: Из-за чего все-таки воюют сирийцы?

Война в Сирии идет на нескольких фронтах.

Асад просив ССА В стране более 80% мусульман, подавляющее большинство из них — сунниты. Но правят Сирией уже которое десятилетие алавиты (это ответвление шиитского направления ислама), к которым принадлежит и клан Асада. На месте суннитов вы тоже захотели бы поменяться местами! Нестабильность, принесенная в регион «арабской весной», давала им верный шанс — противники власти объединились в Свободную сирийскую армию (ССА). Врагов Асада поддерживают суннитские монархии Персидского залива и палестинские террористы из «Хамас». Асада — шиитский Иран и ливанские террористы из «Хезболлы».

Асад против «Аль-Каиды» Кроме ССА против Асада воюют радикальные исламистские группировки с трудными для восприятия неподготовленными людьми названиями: «Доуля Исламия Ирак и Шам», «Лива ат-Таухид», «Фронт аль-Нусра». Все это местные филиалы «Аль-Каиды» или хотят ими казаться.

ССА против «Аль-Каиды» С недавних пор враги Асада воюют и между собой — не могут решить, кому нужнее власть в Сирии.
Началось все из-за небольшого «недоразумения»: 12 июля радикальные исламисты убили одного из командиров ССА Камаля Хамами, его брата и пообещали поочередно убить всех остальных руководителей ССА, чтобы они не претендовали на контролируемую ими часть страны.

Вопрос № 2: Какого черта в Сирии надо американцам?

Деньги Это мотив лоббистов американского ВПК в связке с генералами Министерства обороны. В 2011 году Пентагон подписал контрактов на 100 млрд долларов только с пятью главными своими подрядчиками: Lockheed Martin, Boeing, General Dynamics, Raytheon и Northrop Grumman.

Бизнес отвечает взаимностью: 76 из 108 трех- и четырехзвездных американских генералов и адмиралов, ушедших в отставку в 2009–2011 годах, устроились на работу в фирмы-подрядчики Пентагона.

Геополитика Главные сторонники свержения режима Асада — суннитские монархии Персидского залива (прежде всего ОАЭ). Они же стратегические союзники США и главные поставщики сырья. Свержение Асада — ключ к ослаблению (а в мечтах и к разгрому) их главного врага — шиитского Ирана. А чего не сделаешь ради ближайшего союзника?

Кроме того, такая сверхдержава, как США, не может (в собственном представлении) уступить кому-либо роль главной силы в регионе. 

Внутренняя политика Обаме приятно подложить свинью соперникам-республиканцам. Все последние годы те поносили режимы Асада и Ахмадинежада и зарабатывали себе политические очки, обвиняя Обаму в мягкотелости. И вдруг Обама предлагает им голосовать за войну в Сирии, и оказывается, что большинство республиканцев против — двуличные политиканы.

Вопрос № 3: Почему Россия против вторжения в Сирию? В чем наш интерес?

Экономика Вроде как Сирия — один из главных покупателей нашего оружия. На долю Асада приходится десятая часть текущих заказов «Рособоронэкспорта». Проблема лишь в том, что Сирия за поставляемое оружие почти не платит. Арифметика такая: последний платеж мы получили в 2006 году — миллиард долларов. Но годом ранее Россия списала Асаду долг в 10 млрд долларов под гарантии заключения новых контрактов.

Геополитика Сирия — если не единственный, то точно самый близкий наш союзник на Ближнем Востоке. У нас там даже подобие военной базы в Тартусе — 110-метровый плавучий пирс (чтобы корабль мог причалить, заправиться), склады на берегу и забор из колючей проволоки. Потерять такую «базу» нестрашно. Но про нее в Кремле думают в последнюю очередь. Гораздо важнее, что падение режима Асада подорвет авторитет нашей дипломатии и лишит Россию возможности серьезно влиять на ближневосточную ситуацию.

Внутренняя политика Сразу после президентских выборов в 2012 году Левада-Центр провел опрос, и выяснилось, что от третьего срока Путина 67% россиян ждут укреп­ления внешнеполитических позиций страны и только 45% надеются на улучшение ситуации в экономике. Владимир Путин наверняка понимает, что позиция по Сирии сможет компенсировать тот негатив, с которым наши сограждане в большинстве своем восприняли «сдачу» Ливии.

Вопрос № 4: Кому в этой войне должны сочувствовать приличные люди?

По твердому убеждению «РР» приличные люди должны сочувствовать тем, кто хочет прекращения войны и порожденного ею насилия. Но этому требованию не отвечает пока ни одна из непосредственных сторон конфликта.

Вооруженная сирийская оппозиция, понятное дело, не успокоится, пока не доведет дело до конца (она надеется как минимум на поставки оружия из-за рубежа, а в идеале на интервенцию США и союзников). Башар Асад тоже заинтересован в полной и безоговорочной победе над врагами (тем более что его армия сейчас наступает). 

Вызывают неприятие и методы, которыми ведут войну обе стороны: многие воюющие как из одного, так и из другого лагеря явно должны были бы пойти под суд.

Вопрос № 5: Надо ли вообще переживать из-за войны в Сирии?

Чтобы получить ответ на этот вопрос, вам придется пройти небольшой тест. Мы свели его к одному вопросу: «О чем вы чаще думаете в свободные от работы и возни с детьми минуты?»

Варианты ответов:

А) о геополитической роли России в современном мире, опасности гегемонии США и роли ООН в поддержании стабильности;

Б) о том, что в очень далекой и непонятной стране погибло уже больше ста тысяч человек, из них примерно треть — мирные жители: женщины, дети, старики;

В) о том, как сильно в следующем месяце подорожают квартплата и продукты, когда уже «Спартак» снова станет чемпионом и куда съездить на Новый год.

Если вы выбрали А, то непонятно, зачем вообще вы дочитали эту статью до конца, по идее, вы и так знаете, кто прав, кто виноват и чем дело кончится.

Выбор варианта Б подразумевает, что вы гуманист. Правда, рядовой российский гражданин вряд ли может как-то повлиять на происходящее в Сирии, и, возможно, ему стоит больше думать о трагедиях местного масштаба, в которые можно вмешаться.

Ну а если выбран вариант В, то беспокоиться не о чем. Сирия не поставляет нам ни сахар, ни свинину, ни высокотехнологичное оборудование (товарооборот с нею — 0,14% всей российской внешней торговли ). А помочь «Спартаку» снова стать чемпионом не в силах, наверное, даже армии Асада. Тут уж точно можно расслабиться.

«Увидишь Путина — поцелуй»

Корреспондент «РР» дозвонился простым жителям Дамаска, чтобы выяснить, как они жили в ожидании американского удара

Абу Халед, около пятидесяти лет, администратор в закусочной при гостинице

Люди идут, покупают бутерброды, как раньше. Месяц назад в разные точки Дамаска падали снаряды. В центре было мало людей. Сейчас это в прошлом. Был немного страх во время пика разговоров об американском ударе. Сейчас ощущение, что удара не будет.

Это все, конечно, благодаря Путину. Я его люблю. Увидишь — поцелуй. Если он будет участвовать в выборах у нас, он уже выиграл. На самом деле мы ему очень благодарны. Очень надеемся, что он доведет дело до конца. Будешь проходить мимо Кремля — зайди и скажи, что на него надеемся.

Наша гостиница заполнена беженцами.

В первый период кризиса исчезают иностранцы. Потом начинают приезжать беженцы: Хомс, Хомс, Хомс. Потом из Хомса меньше — бои перешли в пригород Дамаска. Те, кто селится в гостиницу, сразу начинают искать квартиру. Находят в течение нескольких дней. А их место в гостинице занимают люди из районов, где бои только что начались.

Абу Мухаммед, кузнец, сорок пять лет, живет в районе Рокн Эддин

Сейчас работа кузнеца считается опасной. Власти думают: если ты кузнец, то можешь участвовать в производстве взрывчатки.

Слава богу, недавно опять начал работать и взял заказ в районе Аббасейин. До линии фронта — метров пятьдесят. Делаю решетки на окна обычным людям. А что делать? Жить как-то надо. Прекрасно осознаю, что и дорога туда опасна, и быть там. Но как-то семью кормить нужно.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №37 (315) 19 сентября 2013
    Наводнение
    Содержание:
    У нас есть страна

    Дальний Восток России тонет уже практически месяц. Это наводнение называют самым масштабным в регионе за всю историю наблюдений. Стабилизировавшись в одном регионе, чрезвычайная ситуация, как эстафетная палочка, переходит вниз по течению к другому. Сейчас пик паводка в Комсомольске-на-Амуре. Город отчаянно борется со стихией, но она не отступает. Скоро холода, и вопрос «кто кого?» стоит все острей. Корреспондент «РР» отправился в зону бедствия и попытался понять, как большая вода меняет людей

    Реклама