ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Кентавры и книги

2013
Фото: Николай Титов/PhotoXPress

Пенза — город с полумиллионным населением. Она редко попадает в федеральные новости, да и особо не стремится к этому. Однако здесь есть свой независимый книжный магазин с ассортиментом не хуже, чем в аналогичных магазинах Москвы или Санкт-Петербурга, и знаменитый на все Поволжье парк скульптур. Станет ли Пенза новой культурной столицей России?

В борьбе с кремлями

— Я раньше телеканал «Культура» всегда переключал. А теперь щелкал по каналам, попал на «Фигаро», посмотрел и даже заплакал, — рассказывает Константин Волков, бизнесмен и меценат.

Если ехать в Пензу из Москвы, то перед самым городом будет небольшой поселок c красивым мордовским названием Рамзай. Поворачиваете налево и через пару минут оказываетесь около небольшого гостиничного комплекса.

На первый взгляд ничего особенного — стандартное трехэтажное здание с надписью «Арт-Пенза». Интересное начинается дальше. Перед гостиницей вас встречают огромные головы, кентавры, антропоморфные и зооморфные чудовища, гигантские лепестки, а также что-то совсем уж абстрактное. На заднем плане водоем с московским названием Чистые пруды. Это проект Волкова, скульптурный парк «Легенда».

Раз в год сюда по приглашению бизнесмена приезжают скульпторы и художники со всего мира. В рамках Симпозиума скульпторов целый месяц они живут в гостинице, работают в расположенных на территории парка мастерских, получают стипендии и бесплатные материалы. А по итогам сезона парк прирастает очередной порцией скульптур и картин. Сейчас здесь 275 арт-объектов на площади в 25 гектаров, и площадка будет расти.

Выше всех черные кентавры серба Недима Хаджиметовича. Они замерли в неестественных даже для металлического чудовища позах. Сам скульптор, добродушный великан с бородой, сидит около мастерской, рядом с ним пыльный смуглый человек режет автогеном металл.

— А что это будет? — спрашивают серба журналисты.

— Кентавр, — на хорошем русском радостно отвечает он.

— А почему кентавр?

 — Не знаю. Нравятся кентавры.

 — Мы только недавно открыли сезон, а у нас уже двое с тяжелыми травмами, — с некоторой гордостью произносит один из кураторов.

Современное искусство здесь повсюду. Есть отдельный музей на берегу пруда, галерея в гостинце, в коридорах и холлах — картины и статуи. Две голые женщины с конскими головами соседствуют с газонокосилкой, а маленький толстый кентавр охраняет вход в мужскую раздевалку. Волков рассказывает, что идея создать парк пришла ему в голову, когда он построил гостиницу и начал думать, что же с ней делать дальше. У гуру маркетинга Филиппа Котлера он прочитал, что развивать бизнес невозможно без развития соседних территорий. Так появилась концепция превращения отеля в парк скульптур и арт-резиденцию.

— Первые годы нас совсем дурили, — вспоминает Волков. — Подсовывали какие-то геометрические фигуры с дырками. Потом дурить перестали.

В этом году «Легенда» отчаянно билась в проекте «Россия 10» с четырьмя кремлями и тремя мечетями, долгое время держалась в первой десятке, но потом откатилась на 25-е место.

В выходные дни сюда приезжают фотографироваться свадьбы. Туристы едут из соседней Мордовии и Саратовской области. Планы у Волкова амбициозные: парк должен перешагнуть через Чистые пруды, над которыми появится мост. Видимо, на нем будут сидеть купцы и торговать полезным для крестьян товаром.

— Вы знаете, что у вас на том берегу замечательная колония цапель? — спрашивает Волкова московский журналист.

— Знаю! А еще дальше замечательная колония сурков. Такие симпатичные байбаки! — подхватывает Волков.

Этому человеку эпохи Возрождения 55 лет, у него жилистая фигура спортсмена, строительные магазины в Пензенской области и гостинцы по всему Поволжью. Он занимается йогой, три раза в неделю ходит на танго и бачату. Мечтает прожить еще сто лет. У него хитрый, но добрый взгляд, в нем есть черты всех гоголевских помещиков: он хозяйственный, как Собакевич, прожектер, как Манилов, порывистый, как Ноздрев, правда, без агрессии, наконец, он любит собирать, как Плюшкин. О художниках он говорит с воодушевлением, даже с любовью:

— Приезжаю в отель из ночного клуба, а они долбят. «Долбите?» — говорю. А они: «Долбим, мы же должны закончить».

На открытие очередного Симпозиума скульпторов в Пензу приехали галерист Марат Гельман и бывший министр культуры Пермского края Николай Новичков. Когда Пензу путают с Пермью, местные обижаются, но их все равно путают. Была даже мысль сделать местным слоганом: «Пенза не Пермь», но от этой идеи, слава богу, отказались. Скоро путаницы будет еще больше: Волков планирует сделать Пензу центром современного искусства в России — года через четыре. То, что не получилось у Перми, должно получиться у Пензы.

— Вам это будет проще сделать, ведь в вашем проекте только частные деньги, — говорит Гельман.

Человек эпохи Возрождения ведет Гельмана и Новичкова в мастерские художников, показывает свои владения. «Вот, начальство вам привел», — гордо говорит он художникам. Художники кивают.

О качестве работ Гельман говорить отказывается, но с восторгом отзывается о самом проекте арт-резиденции.

Мороженое и сосиски

Лето 2011 года, я сижу с Олегом Рубцовым в пензенском парке. Как и многое важное и нужное в Пензе, он назван именем Белинского, самого известного местного уроженца. Рубцов — местный книготорговец и культуртрегер. Он родился в 1985 году, окончил местный университет, перебрался в Москву, трудился клерком в разных крупных компаниях, затем два года занимался продвижением авторов в крупнейшем на тот момент издательстве страны «АСТ».

— Проработав там два с половиной года, я понял, что ничем, кроме книг, мне заниматься не интересно, — рассказывает Рубцов. — Но я хотел делать что-то сам. И тут я узнал, что в Перми открывается независимый книжный магазин «Пиотровский». Тогда я подумал, что и мне тоже в этом направлении надо двигаться. В Москве открывать книжный было страшно. Во-первых, на порядок выше риски, а во-вторых, в Москве за каждым таким проектом стоит какая-то серьезная фигура. Речь не идет о какой-то литературной или, там, упаси господи, экономической мафии. Но есть культовый магазин «Фаланстер», за которым стоит Борис Куприянов, а Боря — культовая фигура сам по себе. А за магазином «Додо» стоит Александр Гаврилов. Я пошел к Куприянову: «Так и так, хочу и буду делать». Он говорит: «Ой, здорово! Круто! Великолепно! С удовольствием, любую поддержку окажем!» Но, естественно, сразу оговорились, что ни в какие финансовые отношения мы не вступаем, но он очень помог с контактами издательств.

В 2010-м Олег вернулся в Пензу и открыл книжный магазин.

— Когда я хотел открыть книжный, то думал, что спущусь с небес на белой колеснице, подарю родному городу хороший, очень хороший книжный магазин, а потом можно будет обратно переместиться в Москву. То есть я думал, что приеду где-то месяцев на восемь, может быть, а потом обратно. А сейчас я здесь застрял.

Первая версия книжного магазина «В переплете» открылась на улице Московской — это самый центр Пензы, местный Арбат. Он разместился в небольшом торговом центре, в тупичке, за магазинами женского белья. Продавцы белья сперва смотрели на книготорговца свысока. Потом оказалось, что за книгами народу ходит больше, чем за бельем. Магазин вышел на оперативную самоокупаемость, но тут владельцы здания решили выгнать всех арендаторов и сделать в помещении пивной ресторан, как было тут до революции. Магазин переехал из центра ближе к вокзалу — на улицу, где не ходят прохожие и не ездят машины. Продажи резко сократились. Выбор в магазине Рубцова, как в хорошем независимом магазине вроде его любимого «Фаланстера».

— Еще когда я только задумывал проект, то точно знал, что там не будет никакой сугубо коммерческой литературы, то есть ни серии «Сталкер», ни Лены Лениной.

Мимо нас проходит солидная дама.

— Я проверила, все в порядке, — говорит она Олегу, — можете зайти ко мне за документами.

— Кто это? — спрашиваю.

— О, — смеется культуртрегер, — это санинспектор.

Поскольку прибыль резко упала, Рубцову приходится выкручиваться. Он зарабатывает самыми разными вещами — по ночам, например, фрилансит как маркетолог-аналитик. А санинспектор ему понадобился, потому что он с партнерами открыл сеть киосков, которые торгуют мороженым летом и хот-догами зимой. Заработанными деньгами Рубцов расплачивается с продавцами своего магазина и пытается гасить долги московским поставщикам.

— Я уже надеялся, что со всеми расплачусь, но пензенское лето выдалось холодное.

В 2013 году третья версия магазина открылась снова на Московской. У магазина отдельный вход с вывеской. В большой комнате стеллажи с книгами, за конторкой продавщица, красивая брюнетка Анжела. В коморке стоит барабан — там репетирует местная группа «Контузия». «Настоящий книжный магазин Блэка из сериала», — шепчутся московские гости.

***

Пенза — город тихий. Здесь не происходят происшествия, не случаются случаи, здесь не было крупных беспорядков, стихийных бедствий, техногенных катастроф, разгула бандитизма, нет терактов, известных футбольных или хоккейных команд. Даже местная река Сура, кажется, никуда не течет, а стоит на месте у городских берегов. Здесь туго с известными уроженцами. Ну, Белинский, ну, Мейерхольд, ну, поэт и партизан Денис Давыдов, ну, Лермонтов провел детские годы в Пензенской губернии. Еще здесь некоторое время учился Татлин и был чиновником Салтыков-Щедрин. Последний факт дает Пензе право в шутку оспаривать у Кирова почетное звание прототипа города Глупова.

До Москвы 11 часов на поезде или полтора часа на самолете Ан-24 почтенного возраста. Из достопримечательностей пара церквей, дерево из светофоров и памятник первым поселенцам, а также бросающаяся в глаза приезжим красота местных девушек. Настоящая провинция, которая этим не гордится и этого не стыдится, а принимает свой статус как факт.

Из последних новостей, которыми местные гордятся: в Пензе провалился концерт Стаса Михайлова. В городе с населением в полмиллиона человек на концерт самого популярного певца России пришло так мало народу, что пришлось разбирать передние ряды. А то вдруг Михайлов обидится.

Зато люди пришли на Пензенскую книжную ярмарку, хотя это был День города, и, по идее, все должны были гулять на Московской улице и отмечать 350-летний юбилей основания Пензы. Но на ярмарке было полно народу!

Председатель местного правительства Юрий Кривов подходит к писателю Илье Стогову и извиняется, что не читал его книги.

— Я здесь купил ваш сборник, книгу Михаила Елизарова и «Дом, в котором…» Мариам Петросян. Вот сейчас еду в отпуск и обещаю прочитать.

— Меня читайте последним, — отшучивается Стогов.

В Пензе несколько лет действует программа стимуляции местного бизнеса. Молодые предприниматели могут под хороший бизнес-план получить грант в 300 тысяч рублей. Студентка архитектурного факультета Галина Турчак получила грант, основала собственное бюро «Глагол» и теперь выигрывает конкурсы и тендеры как в Пензенской области, так и в соседних регионах.

— Все началось с того, — говорит Галина, — что мне стало очень скучно — учиться в вузе, жить в Пензе. Я много ездила по разным тренингам и тусовкам, и мне катастрофически не хватало этого в моем городе. Я видела, как загибаются тут ребята, умные и интересные. Я сказала: пора уже хоть что-то делать, а то мы все тут погибнем. Летом 2011 года я села за компьютер и за два месяца без денег на одной быстрорастворимой лапше написала бизнес-план. Мне хотелось создать что-то по типу московской «Стрелки», только с работой.

Сейчас Галине двадцать два, и в своей компании из 14 человек она самая младшая. Если не считать 19-летней практикантки. Даже в самой настоящей провинции можно делать что-то интересное. Если у тебя есть деньги и опыт, если у тебя нет денег, но есть опыт, и даже без денег и без опыта.

№38 (316)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама