ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

«Если Россия завтра исчезнет…»

, , 2013

Формально Россия и Белоруссия — практически одна страна. Куча соглашений, отсутствие таможни и пограничного контроля. Но одно дело провозглашение «союзного государства», другое — реальное человеческое восприятие. «РР» собрал в Минске почти двести молодых журналистов, чтобы в течение суток вести постоянную трансляцию новостей города, а заодно понять, как минчане воспринимают Россию и что связывает лично их с этой страной

— Что лично меня связывает с Россией? Меня, наверное, ничего. Газ разве что… Однако это уже не личные связи. Я не чувствую себя причастной к России. Даже родственников никаких нет в соседней стране, — признается Саша, жизнерадостная ученица минского лицея.

— Представь, что в один момент Россия вдруг исчезла с карты мира. Тебя это как-то коснется?

— Я потеряю много тем для разговора, потому что тема отношений России и Белоруссии всегда обсуждаема в обществе. Только и всего.

Вопрос «Что лично вас связывает с Россией?» наши корреспонденты в течение суток задавали жителям Минска: учителям и менеджерам, строителям и продавцам, бомжам и врачам, пенсионерам и журналистам. Сразу оговаривалось, что речь идет именно о личных, межчеловеческих связях, а не о «Газпроме» или «Уралкалии».

Мы, конечно, не претендуем на полноценное социологическое исследование. Но этот опрос дает вполне объемную кар-тину восприятия России в Бел… Кстати, как называть эту страну — Беларусь или Белоруссия?

«А» и «с» против «о» и «сс»

— Запомните! Наша страна называется Республика Беларусь! Никакой Белоруссии не существует! Когда вы говорите или пишете «Белоруссия», то проявляете неуважение к нам, мы обижаемся! — доказывали наши коллеги с журфака Белорусского государственного университета.

Мы пытались спорить. Мол, в России принято говорить «Белоруссия», не называем же мы Германию «Дойчландом»! К тому же такое употребление рекомендовано в наших словарях, есть позиция Института русского языка РАН. Да и сами жители Минска говорят то так, то так…

В ответ все то же:

— Употребляя слово «Белоруссия», вы нас оскорбляете…

Проблему написания названия страны мы все-таки решили. Договорились, что, пока мы в Минске, пишем «Беларусь», а когда будем готовить текст для российских читателей, будем использовать более привычное — «Белоруссия». Но проблема не только в конкретном словоупотреблении.

Эти «а» и «с» — своего рода символ восприятия своей страны. В сознании значительной части молодых жителей Белоруссии пресловутое «союзное государство» существует только на бумаге. На самом же деле для них есть абсолютно независимая страна Беларусь и Россия, почти такая же далекая, как Китай. Да, особые экономические отношения. Да, поставки газа. Да, общий язык… Но личные и психологические связи почти полностью разорваны. Россия восприни-мается скорее как политическая сила, причем с довольно неприятным имперским душком.

Мы предложили студентам выполнить нечто вроде проективного теста — нарисовать свою страну на карте мира, ориентируясь не на географические знания, а на личные ассоциации. У большинства белорусов получалась очень похожая картинка. В центре их страна, а вокруг, как лепестки ромашки, равнозначимые Россия, Польша, Литва, Венесуэла…

Результаты нашего опроса показывают, что количество личных связей жителей двух наших стран относительно невелико, особенно среди молодых. Гораздо больше связей родственных, когда бабушка, тетя, дядя, сын и т. д. живут или работают в России. Второй тип связей ностальгический. Довольно много ответов типа: «Я служил в армии под Вологдой», «Сам я родом из Иванова», «В молодости работал в Сибири» и т. д. А вот отношений на уровне друзей или партнеров гораздо меньше.

«Россия — грязный город»

Когда мы ехали в Минск, то готовились увидеть островок Советского Союза. По крайней мере так воспринимают Белоруссию московские обыватели. Мы так и не поняли до конца, в какой степени совок здесь сохранился.

Первый шок: сложно обменять валюту (рубли на рубли) или купить сим-карту с возможностью использовать мобильный интернет. Совок! Второй шок: супермаркет, в котором сотни видов свежего мяса и как минимум пять видов живой рыбы в огромных аквариумах. Совсем не совок!

Это противоречие преследовало нас повсюду. С одной стороны, есть фактически диктатор — батька Лукашенко. Есть цензура, политзаключенные, КГБ, запрещенные рок-группы и прочие прелести. Но при этом часто ощущалась большая свобода в принятии решений и в социальных инициативах, если они, конечно, не касались самой верхней части политики.

Но гораздо интереснее те стереотипы, которые белорусы связывают с Россией. Начнем с того, что для многих уже поставлен знак равенства между Москвой и всей страной. Фраза «Россия — очень грязный город, там постоянно пробки» очень характерна.

Этот город-государство кажется каким-то рассадником разврата и криминала. Здесь какую-то роль играет опыт белорусских гастарбайтеров, столкнувшихся с российским беспределом: кидают, не платят деньги, грабят.

Но основная часть картинки складывается благодаря российскому телевидению. Его в Белоруссии смотрят повсеместно. И при нехватке личных связей выстраивают свои представления о России на основе всевозможных криминальных сводок, бандитских сериалов и сомнительных ток-шоу. Получается жутковатый образ.

Цой, Толстой и Победа

Теперь о том, что нас объединяет. Очевидный фактор — язык. Процент людей, говорящих на правильном русском, в Белоруссии самый высокий в мире. Россия отстает в первую очередь из-за мигрантов и национальных окраин, Украина — из-за западенцев. Но есть ощущение, что для белорусов русский язык не ассоциируется напрямую с Россией.

Другим объединяющим фактором были поездки на заработки в Москву. Но в последние годы поток белорусских строителей и рабочих заметно снизился. В России дешевле нанимать среднеазиатов, а в самой Белоруссии зарплаты медленно, но верно растут.

Неизменной и стабильной остается Великая Отечественная война как фактор общего прошлого. Вообще культ Победы в Белоруссии очень развит. Это, наверное, единственный элемент пропаганды, который бросается в глаза (культ Лукашенко на его фоне практически незаметен).

Ну и, конечно, культура. От Толстого  с Чеховым до Цоя с Шевчуком. Но чем больше будет рождаться новых музыкальных групп, режиссеров и писателей, тем больше мы будем отдаляться друг от друга. Если, конечно, не начнем заново строить единую страну. Не на уровне президентов, а на уровне людей.

Национальная библиотека Белоруссии

Светлана, работник библиотеки:

— Что меня связывает с Россией? Раньше ездили к родственникам, города смотрели, музеи, Третьяковку. У меня предки были декабристами. История, понимаете. А теперь ничего не связывает.

— А дети в Россию ездят?

— Да вы что, какая Россия? Они у меня в «Гугле» работают.

Салон красоты «Муссон»

— С Россией меня связывают тусовки, — говорит визажист Александр Киринюк. — Могу приехать к знакомым и пойти с ними в клуб. Несколько месяцев я работал в Москве. Но если Россия исчезнет, жизнь моя не изменится. А вот если Белоруссия и Россия объединятся, это будет полный балаган. Если в Белоруссии дисциплина и порядок, то в России не хватает справедливости, беспредел. Не уважают права клиентов. Там тебя могут спокойно послать подальше, и ты пойдешь. Еще я считаю, что приезжие тянут русский народ на дно. У них нет чувства такта, а наглости хватает.

Парковочная площадка перед ТЦ «Корона»

Байкер Олег Фрирайдер:

— Меня с Россией связывает только гражданство — я его получил, когда оформлял недвижимость. Если честно, не хочу, чтобы меня с ней что-то связывало. Хочу быть маленьким государством. Не хочу жить в великой стране, чье величие заключается в наличии ядерного оружия.

Перекресток Партизанского проспекта и улицы Ангарской

— Здравствуйте! Извините, можно вас отвлечь на минутку? — обращаюсь к молодому сотруднику ДПС, регулирующему перекресток.

— Да, конечно.

— Я журналистка из России, участница проекта «Минск-24». Можно задать вам два простых вопроса?

— Нет.

— Почему?

— Я на работе. Нам не положено ни с кем разговаривать.

— Ну пожалуйста!

— Нет.

— И все-таки, что вас связывает с Россией?

Прячет улыбку.

— Меня? Ничего!

— Совсем ничего?

— Ничего. Родственников у меня там нет.

— А если бы Россия исчезла с лица земли, что бы вы почувствовали?

— Ничего, мне все равно.

— А если бы…

— Это уже третий вопрос, а вы хотели задать всего два.

— Если бы Россия и Беларусь объединились, как бы вы на это отреагировали?

— Не знаю, мне все равно. Я не против и не за.

— Как же так? Если это случится, в этом же будут какие-то плюсы или минусы, вас же это коснется!

— Это уже четвертый вопрос… Да, что-то изменится, только трудно понять, в какую сторону. Что об этом думать? Вот если это случится, тогда будет видно. А это не случится.

Почтовое отделение на улице Калиновского

— Люди стали меньше писем писать? — спрашиваем у почтового оператора Ольги Савко.

— Больше, — заявляет девушка. — За последние лет пять заметно больше.

— А судя по письмам, с кем белорусы больше контактируют?

— Судя по письмам, с Россией, ну а судя по посылкам — однозначно с Китаем.

— А как бы вы отнеслись к более тесным связям с Россией?

— Это вы на объединение намекаете? — прищуривается почтовый оператор. — Если мы объединимся, я уверена, что в нас что-то повредится, я этого не хочу.

— Ну а если бы Россия вдруг исчезла, что бы вы почувствовали?

— Я была бы в шоке.

Кинотеатр «Октябрь»

Дмитрий Дашкевич, лидер белорусского оппозиционного движения «Молодой фронт». Не так давно он вышел из тюрьмы после двухлетнего заключения. Во время нашей беседы с Дмитрием поздоровалась продавщица газетного киоска.

— Ну да, бывает, меня узнают на улице, — объясняет он. — Что касается России, я там жил до шести лет. Первые мои воспоминания из детства — это кедры и сугробы. Кроме них меня с Россией связывают Шевчук и Цой, я их слушаю каждый день. У меня бывают периоды Шевчука, периоды Цоя, но я их слушаю. Опять же Достоевский и Бердяев, они мне очень нравятся.

Автобус № 43, район Дражни

— Разруха, — отвечает банковский служащий Федор Ордяко на вопрос, с чем у него ассоциируется Россия. — Но я думаю, что Россия и Белоруссия объединятся. Мы всегда должны быть вместе, у нас общие стратегические объекты. Россия зависит от Белоруссии, мы же географический центр Европы, а России нужен плацдарм. Это Беларусь. К тому же ваши политики и олигархи хотят захватить побольше собственности.

— А разве Белоруссия не зависит от России?

— Тоже зависит. Нам нужна финансовая поддержка. Мы не на сто процентов независимое государство.

— А вы бы переехали завтра в Россию, если бы с вами были все близкие, а заработок увеличился в три раза?

— Нет. У нас природа. А у вас что? В Москве — где там природа? На севере природа, но что там делать?

— Хорошо. А можете привести аргументы, чтобы я из России переехала в Белоруссию?

— У нас архитектура, природа, колхозы поддерживаются в хорошем состоянии. Это тяжело объяснить. Это чувство дома.

— Вы в России чувствуете себя своим или чужим?

— Чужим не чувствую, но в чужой стране. Чувство, что ты один и тебе никто не поможет.

Белорусский государственный университет культуры и искусств

Евгений, 70 лет, всю жизнь проработал настройщиком радиоаппаратуры.

— Ничего нас с Россией не связывает, все местное. Нет! Все связано с Россией, — противоречит сам себе пенсионер Евгений. — Промышленность, то, что мы делаем, — кому надо, кроме России? Да и в России никому уже не надо, она уже сама наладила производство. А объединиться надо было давно. Была бы единая валюта, и все было бы замечательно! Если бы не метался Лукашенко туда-сюда: то Восток, то Запад. Да мне в семьдесят лет одинаково уже — объединяться или не объединяться. Сфотографировать-то можно, разве ж жалко? Калі ласка! Добре!.. — на этих словах непостоянный Евгений резко поворачивается и убегает в сторону метро.

Тростенецкий мусорный полигон

— С Россией меня связывает работа, — рассказывает рабочий полигона Андрей. — Я лет шесть туда ездил, гастарбайтером был — так это у вас называется. Мне москвичи не понравились.

— Почему?

— Они ленивые. Мы занимались капитальным ремонтом в квартирах людей, которые очень хорошо зарабатывали. У них деньги есть, чтобы в доме все красиво сделать, а они не стараются: окна немытые, паутина на балконе и так далее. Придут с работы, сядут перед плазмой и сидят. У них машина крутая, им больше ничего не надо. У нас люди как-то стараются облагородить свое жилище, такого беспредела нет.

ТЦ «Могилевский»

Двое молодых людей стоят за столиком в кафетерии, перекусывают после работы. Спрашиваем: «С чем у вас ассоциируется Россия?» Продолжительная пауза.

— Знаете, Россия — это богатство, — отвечает Игорь. — Газ, нефть, леса и озеро Байкал, с одной стороны, и тоталитаризм с классовыми войнами — с другой. В России даже царь теперь есть.

— А я против России, — вступает в диалог Никита. — Политика по отношению к Белоруссии у них нечестная: приезжают и все скупают.

Кафе «Перчик» на улице Карла Маркса

— Меня с Россией не связывает ничего, кроме языка, — говорит прораб Сергей. — Хотя нет: у меня мама русская, папа русский… Или он только родился в России?

Кафе «Верхний город»

Бармен Валера:

— Для белорусов россияне — самые лучшие посетители. Они оставляют много денег, они доброжелательные. Они непосредственные красавцы. Я с ними хорошо нахожу общий язык. Я очень люблю гостей из Москвы и Питера. И сам я часто бывал в Москве. Но город мне не нравится.

Лаборатория анализа биомедицинских изображений

— Я прожил в России пятнадцать лет, говорю по-русски. Когда-то умел говорить красиво — разучился, — говорит Василий Ковалев, заведующий лабораторией. — Россия — моя страна, психологически и культурно. Но я все равно белорус — вернулся на историческую родину и рад этому. Теперь с Россией сталкиваюсь обычно в совместных исследованиях. Наука — конкурентная среда, почти как спорт. Чтобы быть продуктивным, ты должен быть в курсе чужих достижений. Сидя на печи, в науке сложно что-то сделать.

Проспект Победителей, 27

На верхнем этаже высотки с видом на ночной Минск руфер Дима рассуждает о национальном вопросе:

— Лучше бы мы интегрировались с Евро-пой, а не с Россией. С русскими я общаюсь нормально, многих руферов знаю, вожу по крышам, когда просят. В остальном нам хватило того, что вы нас дважды захватили: сначала Российская империя, потом СССР. А было отличное цивилизованное государство — Речь Посполитая. Это, между прочим, вторая страна, где появилась конституция.

— А что плохого в России?

— Например, зарплаты. Только в Москве хорошие, так Москва ведь другое государство. У нас много работы. Везде: «Требуются! Требуются! Требуются!» Я учусь на программиста, буду неплохо получать. И не хочется коррупции, как у вас. Мне кажется, тут хорошо.

— То есть переехать ты бы никуда не согласился?

— Почему? Переехать — это другой вопрос. В Москву бы переехал. Но не в Россию. Об этом пока рано думать.

— А почему вы так переживаете, когда Беларусь называют Белоруссией?

— Потому что так страну называли в советское время. Сейчас все по-другому, и это другое государство, суверенное, независимое. Какая мы Белоруссия, если мы Беларусь?

Площадь Свободы

— С Россией меня ничего не связывает, — рассуждает семинарист Август по дороге из костела. — Я там был всего один раз. Ну, Россия и Россия, — пожимает он плечами.

— А если представить, что Россию смыло — ну вот, к примеру, вчера?

— Тогда бы я крепко помолился: столько же людей погибло бы!

— То есть вы так же переживали бы и за любую другую страну в случае бедствия?

— Ну конечно! Люди же гибнут.

— А если бы с Беларусью что-нибудь случилось?

— Не-е-е. Беларусь — это другое дело!

Концертный зал «Минск»

— Если бы России не стало, было бы пе-чально. Мы бы потеряли замечательное телевидение. Остаться один на один с белорусскими звездами и нашими телеканалами — это не очень хорошо. «Беларусь-1», «Беларусь-2», теперь еще и Пятый канал… Да сколько можно! — говорит Ростислав Шлапак, игрок минской команды КВН «Ростик и Идрак». — Ну, а еще я потерял бы нескольких друзей.

Клуб NEXT

Певец Александр Солодуха признается:

— С Россией меня связывают хорошие теплые отношения со Стасом Михайловым. Если бы Россия исчезла… Ничего, мне своей страны хватает: 475 концертов за несколько лет по всей стране.

Редакторы

  • Владимир Шпак
  • Григорий Тарасевич
  • Татьяна Филимонова
  • Светлана Скарлош
  • Тимур Юсупов
  • Виктор Дятликович
  • Данила Розанов
  • Алена Лесняк
  • Наталья Кузнецова
  • Мария Антонова
  • Ксения Набаткина
  • Ксения Рыбакова
  • Азат Саттаров
  • Людмила Баранова
  • Надежда Кузина

Оркомитет (г. Минск)

  • Елизавета Хмель
  • Светлана Исаенок
  • Александра Пилипенок
  • Даниил Гаркавый
  • Гражина Гузик
  • Алексей Судников
  • Василий Первунин
  • Виктория Витюгова
  • Виктория Ковальчук
  • Екатерина Малей

Фоторедакторы

  • Светлана Софьина
  • Анастасия Лыщева
  • Эвелина Стойченко

Корреспонденты

  • Елена Акименко
  • Валерия Аксакова
  • Лина Алексюнайте
  • Дарья Андреева
  • Светлана Андреева
  • Светлана Аношкина
  • Мария Антонова
  • Виктория Антошина
  • Алина Байрамгулова
  • Наталья Баранова
  • Анастасия Барановская
  • Елена Белокрылова
  • Людмила Бергнер
  • Татьяна Бледнова
  • Белла Блинкова
  • Ольга Богданова
  • Ирина Большакова
  • Анисия Борисенко
  • Надежда Борисенко
  • Надежда Бужан
  • Дарья Бурякина
  • Антон Виноградов
  • Дмитрий Володько
  • Анна Галанова
  • Виктория Герасимова
  • Кристина Гизатулина
  • Лидия Голяева
  • Кристина Горбач
  • Андрей Горпиченко
  • Игорь Григорьев
  • Софья Гройсман
  • Анастасия Груднева
  • Марсель Губайдуллин
  • Елизавета Демко
  • Виталина Дрозд
  • Марина Дроняева
  • Анастасия Дудник
  • Валерия Железова
  • Мария Живейнова
  • Анастасия Жувага
  • Раиса Забирова
  • Юлия Загитова
  • Юрий Зарубин
  • Наталья Заруцкая
  • Галина Зарщикова
  • Анастасия Земерова
  • Артем Земцов
  • Диана Злобина
  • Вероника Злобич
  • Настасья Казакова
  • Александра Казаковцева
  • Елена Казунина
  • Артем Казюханов
  • Сергей Калинин
  • Елена Калюжная
  • Александр Карамышев
  • Ольга Карпова
  • Михаил Кевхиев
  • Владислав Ковалевский
  • Юлия Козаченко
  • Анастасия Конорова
  • Ирина Конторович
  • Анна Корделюк
  • Никита Королев
  • Иван Коротков
  • Мария Кравцова
  • Анастасия Кривошеева
  • Ольга Крячкова
  • Анжелика Кубряк
  • Елена Левшеня
  • Виталий Леонтьев
  • Елена Литовец
  • Дарья Лобанова
  • Алексей Луппов
  • Алина Львова
  • Андрей Малец
  • Марта Мартынюк
  • Анна Маслакова
  • Бурхан Массалимов
  • Ирина Мачай
  • Юрий Мещеряков
  • Виктория Микиша
  • Виктория Митько
  • Евгения Мороз
  • Ульяна Морозова
  • Галина Назарова
  • Маргарита Недосекова
  • Екатерина Нечаева
  • Алевтина Никонова
  • Мария Плотникова
  • Роман Плотницкий
  • Алиса Плюхина
  • Ольга Продан
  • Любовь Пронина
  • Роман Протасевич
  • Юлия Пряникова
  • Нина Пухова
  • Сергей Разин
  • Елена Рыбина
  • Татьяна Самедова
  • Лада Сардак
  • Татьяна Селезнева
  • Елена Селестенюк
  • Алексей Семин
  • Кирилл Сергеев
  • Александра Сивцова
  • Елена Сидорова
  • Марина Симонова
  • Елена Синигаева
  • Майя Соерова
  • Юлия Стасюченок
  • Лариса Суслова
  • Анастасия Сухарева
  • Вероника Сушко
  • Сергей Сыровацкий
  • Екатерина Телятова
  • Вита Тимофеева
  • Анастасия Тищенко
  • Екатерина Ткаченко
  • Денис Троцюк
  • Светлана Фролова
  • Сабина Хайдарова
  • Эльвира Хайретдинова
  • Саша Халаимова
  • Алена Халецкая
  • Минсылу Хасанова
  • Юлия Хисамутдинова
  • Светлана Храновская
  • Дарья Чекалова
  • Елена Черенкова
  • Татьяна Чернова
  • Иван Чернопятко
  • Анастасия Черторижская
  • Иван Чесноков
  • Тамара Шавердо
  • Анна Шерстнева
  • Ксения Шимановская
  • Татьяна Шипулина
  • Михаил Шопхоев
  • Денис Юлин
  • Александра Яковлева

Фотографы

  • Антон Карлинер
  • Алексей Колчин
  • Ирина Власова
  • Анастасия Клепова
  • Никита Зимин
  • Елена Сигаева
  • Александр Левин

Корректоры

  • Александра Пилипенок
  • Елизавета Хмель
  • Анна Курейчик
  • Алексей Первунин
  • Виктория Витюгова
  • Полина Васильева
  • Елена Чернявская
  • Анна Брецкая
  • Мария Шевеленко
  • Юлия Жданович
  • Анастасия Самойлова
  • Любовь Касперович
№44 (322)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама