Поднять задницу

От редактора
Москва, 12.12.2013
«Русский репортер» №49 (327)

Общественный транспорт положено ненавидеть. Там  толкаются, там хамят, там ездят вонючие бомжи и буйные алкоголики. Но для меня ежедневное метро является источником социального вдохновения. Иначе как бы я написал эту колонку?!

Для того чтобы транспорт начал приносить удовольствие, надо принять для себя максиму: люди по природе своей сволочи. Собственно, кто сказал, что человек добр? Кажется, это из Жан-Жака Руссо. Странный был тип. Я в детстве читал его «Исповедь». Там есть эпизод, где этот Жан-Жак решил познакомиться с девушками, гуляющими в саду, и для этого… Впрочем, я отвлекся.

Оптимистичней исходить из того, что нормальным является нарушение норм в угоду эгоистическим интересам. А вот отказ совершать выгодное для себя нарушение как раз является аномалией. Меня поражает тот факт, что в метро не курят. Даже ночью. Даже пьяные. Скажете: чего тут парадоксального — курить-то запрещено. Но наслаждаться табачным дымом запрещается в разных местах: в подземных переходах, возле школ, больниц, музеев и т. д. Открою вам тайну — курить не разрешается даже в редакциях некоторых журналов. И это везде нарушается. А в метро — нет. Это тот случай, когда неформальная норма действует куда сильнее, чем норма юридическая. И это говорит о роде человеческом, что…

Меня тут прервали. Некий юноша в очках пытается уступить мне место. Спасибо! Я лучше так…

Тут дважды неожиданность. Во-первых, нет юридической нормы, предписывающей уступать места. Какое вознаграждение получает встающий? Ничего, кроме усталых ног. А все равно мужики наперебой вскакивают, завидев пожилую женщину или беременную. (И как они беременных от просто упитанных отличают?) Особенно усердствуют приезжие с Кавказа и из Средней Азии. Выгоды от этого им никакой, регистрацию в Москве в обмен на вежливость не дают.

А во-вторых, лично я никак не подхожу под категорию, которым положено уступать место: не старушка, беременности не наблюдается. Просто стою в уголочке и набираю на клавиатуре своего нетбука этот текст. Компьютер весит чуть больше килограмма, и мне, здоровому мужику, держать его вполне комфортно. Но откуда-то появилась новая норма: если человек работает, ему надо уступить место. Аномалия. Несколько раз даже пытались уступать, когда я не писал заметку, а смотрел довольно тупой боевик.

Кстати о кино… Вот сейчас внимательно оглядываю вагон. Человек двадцать держат в руках нечто похожее на планшет. На этой штуке можно играть в игрушки, смотреть фильмы или читать книги. Понятно, что человек ленив, ему играть и смотреть гораздо легче. Но во время игр и фильмов планшет держат горизонтально, а при чтении книг — вертикально. Произвел подсчет. Из двадцати человек шестнадцать выбрали более трудозатратный, но более интеллектуальный вариант досуга — книги. Еще семь читают книги бумажные, а один изучает журнал. Даже видно какой. Мог бы что-нибудь эротическое разглядывать или про жизнь звезд. А он держит в руках «Русский репортер», где с эротикой туговато, а про звезды пишут только в разделе «новости астрофизики».

Но главное — все эти аномалии продолжаются, и когда поднимаешься из метро. Тысячи людей делают тысячи хороших дел, хотя их никто не заставляет, не награждает, не платит за это  зарплату. Учат детей, спасают природу, помогают старикам, отстаивают демократию, защищают памятники. Лично я не перестаю этому удивляться. И настроение сразу поднимается.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №49 (327) 12 декабря 2013
    Умнеем или глупеем?
    Содержание:
    Реклама