Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!
Политика

Чрезвычайная оборона

2014
Фото: Оксана Юшко для «РР»

Считается, что нынешнее 23 февраля Российская армия отметит в приподнятом настроении. Считается, что причиной тому — Сергей Шойгу, которому за год с небольшим на посту министра обороны удалось удивительно эффективно разобраться с непростым наследством предыдущих лет. Корреспондент «РР» понаблюдал за Сергеем Шойгу во время его рабочих поездок, и попробовал разобраться, чего же больше в его очередном карьерном успехе — реальных дел или тонкой и умелой работы с общественным мнением

Сергей Шойгу никогда глубоко не изучал психологию, но, безусловно, блестяще пользуется этой наукой. В первый же свой рабочий день в Министерстве обороны он надел военную форму с генеральскими погонами. Такую возможность ему дал Владимир Путин, который сразу за назначением министром подписал указ о возвращении его на действительную военную службу в чине генерала.

Шойгу понимал, что делает. Если армия и ждала какого-то сигнала от нового руководства, то именно такого. Добро должно быть с кулаками, а министр обороны с погонами — это максима, от которой она, наверное, не откажется никогда. Что говорить, на фотографию «женского батальона» — четырех европейских министров обороны, — которая кочует по российскому интернету, с легкой иронией реагирует даже либеральная общественность.

Конечно, Российская армия не развалилась бы в одночасье, если бы новый министр еще пару дней походил в гражданской одежде. Но Шойгу понимал: есть вещи, которые нужно делать вне зависимости от того, имеют ли они какое-то практическое значение для обороноспособности страны. Из этого разряда, например, решение возобновить участие в параде Победы на Красной площади воспитанников суворовских и нахимовских училищ. Или возвращение в состав военно-морского флота крейсера «Аврора». И бог с ним, что к берегам Невы уже давно прикован новодел, а остов настоящей «Авроры» двадцать с лишним лет ржавеет у поселка Ручьи на Финском заливе, — армии нужен был символ, который она и получила.

Шойгу вернул многих уволенных генералов, приостановил реформу военного образования, повернул вспять процесс сокращения числа военных городков и баз ВВС rr0714_054.jpg Фото: Оксана Юшко для «РР»
Шойгу вернул многих уволенных генералов, приостановил реформу военного образования, повернул вспять процесс сокращения числа военных городков и баз ВВС
Фото: Оксана Юшко для «РР»

Мало кто обратил внимание на две цифры, озвученные Сергеем Шойгу накануне годовщины его пребывания на посту министра обороны, а они весьма характерны: в 2012 году военные подали против министерства 112 тыс. судебных исков, а в 2013-м, уже при Шойгу, — лишь 8 тысяч. То есть в 15 раз меньше. Но министр все равно попенял им за сутяжничество: «Произошла задержка в несколько дней выплаты определенного типа денежного довольствия или не выдали отдельный элемент вещевого довольствия, и военнослужащий идет в суд». Но статистика характерная. Судебные иски по мельчайшему поводу — показатель недоверия офицерского корпуса к своему руководству, а пятнадцатикратное их сокращение — свидетельство того, что накал недовольства Шойгу удалось быстро сбить.

Впрочем, не стоит искать причины его успеха только в популистских решениях, играющих на тонких струнах офицерских душ. Шойгу умело соединил в своей работе две вещи: во-первых, сразу определил те группы влияния в армии, на которые он может опереться, и заключил с ними пусть виртуальный, но взаимовыгодный договор о сотрудничестве, а во-вторых, поменял стиль управления армией. Присмотримся к каждому пункту повнимательнее.

Ставка на генералитет и ОПК

Если Сердюков сознательно подчеркивал, что он человек гражданский, «государев муж», которому интересы бюджета важнее интересов и традиций армейской корпорации, то Шойгу сразу решил вернуть генералитет в союзники. По сути, он заключил с ним негласный пакт: я возвращаю вам часть властных полномочий, но и спрашивать буду строго. Он вернул в армию многих генералов, уволенных за время сердюковских чисток, приостановил реформы военного образования и военной медицины, повернул вспять процесс сокращения числа военных городков и баз ВВС.

А что еще важнее, начал возвращать под контроль военных и «генералов» ОПК серьезные финансовые потоки. Так, оскандалившийся концерн «Оборонсервис», созданный в 2008 году «для освобождения военнослужащих от несвойственных им хозяйственных функций», лишился в конце прошлого года трех своих подразделений: ОАО «Авиаремонт», «Ремвооружение» и «Спецремонт». Они вернулись в структуру крупных промышленных холдингов. И это не шарашкины конторы, а 40 ремонтных предприятий с годовым бюджетом в 200 млрд рублей — четвертая часть всего гособоронзаказа.

На посту министра обороны ему не пришлось менять модель поведения, которой он придерживался на протяжении двух десятков лет, будучи главой МЧС  rr0714_056.jpg Фото: Оксана Юшко для «РР»
На посту министра обороны ему не пришлось менять модель поведения, которой он придерживался на протяжении двух десятков лет, будучи главой МЧС
Фото: Оксана Юшко для «РР»

Еще один подарок отечественному ОПК — постепенный отказ от закупок иностранного оружия, например итальянских бронеавтомобилей Iveco-LMV65. «Что касается зарубежной техники, мне никого не хочется обижать, но нужно поддерживать нашу промышленность… Если потребуется покупать за рубежом, то будем покупать, но в том случае, если иссякнут все силы и надежды на нашу промышленность», — расставил приоритеты Шойгу.

Его аппаратного влияния хватило, чтобы сохранить в неприкосновенности в бюджете на 2014–2016 годы все огромные расходы на госпрограмму вооружений до 2020 года, когда расходные статьи бюджета урезались.

В результате он получил в союзники и генералитет, и «генералов» ОПК. Причем такая щедрость дала Шойгу возможность требовать с новых союзников по полной программе — право, которым он не стесняется пользоваться. Приехал, скажем, на Дальний Восток. Приех ал не с пустыми руками — накануне визита Минобороны перезаключило контракты с Амурским судостроительным заводом, увеличив до 30 млрд рублей цену, которую готово заплатить за строительство двух корветов и ремонт дизельной подлодки «Варшавянка». Но «в комплекте» с новыми контрактами руководство завода получило от министра разнос за срыв сроков строительства и ремонта: «Мы вам своевременно, в соответствии с заключенными контрактами, выделили большие деньги, а вы их неэффективно осваиваете. Тот темп и порядок организации работ, которые существуют у вас на предприятии, не удовлетворяют Министерство обороны».

А днем раньше министр пенял дальневосточным строителям: во Франции, мол, опережающими темпами строят купленные нами «Мистрали», а инфраструктура для их базирования (новый причал, склады вооружений и т. п.) не готова.

Так что генералитет и ОПК получили не только деньги, но и новую степень ответственности, если не сказать головную боль: если в конфликте с Сердюковым они могли рассчитывать на то, что и общественное мнение, и даже руководство страны встанет на их сторону, то конфликтовать с Шойгу себе дороже.

«Налетанность» и «наплаванность»

Сам Сергей Шойгу во время таких визитов чувствует себя совершенно органично. Ему не нужно менять модель поведения, которой он придерживался на протяжении двух десятков лет во главе Министерства по чрезвычайным ситуациям.

Кажется, что он даже рад был «сбежать» из полугодовой ссылки в Московскую область, где рамки кабинетной работы не давали простора его динамичной натуре. Ведь его любимый стиль управления — быть везде, делать много, говорить мало. А если и говорить, то только по достойному поводу и так, чтобы запомнили. «Если кто-то думает, что у нас нет керосина, хочу всех успокоить: топлива у нас хватает. Мы довольно серьезно увеличили налетанность наших экипажей и наплаванность наших моряков», — заявил недавно Шойгу, комментируя боеспособность армии. Вот так: сказал всего две фразы, а успел и словарь русского языка пополнить, и общество успокоить.

Сердюков, конечно, тоже частенько наведывался в части и гарнизоны, но почему-то его визиты всегда сопровождались шлейфом негатива и скандалов. А Шойгу хоть и строго спрашивает, но и про пряники не забывает. Например, буквально через месяц после своего назначения прилетел в Воронеж, а вслед за ним на аэродроме приземлился новенький бомбардировщик Су-34, и министр пообещал ВВС еще 32 таких же «подарка».

Шойгу тонко чувствует, на чем сделать акцент в тот или иной момент. Стала актуальной тема «тихой» борьбы за контроль над Арктикой, и вот уже военные по приказу нового министра возрождают к жизни аэродром «Темп» на острове Котельный и планируют сделать то же самое с аэродромом на Земле Франца-Иосифа — лишний повод говорить о том, что российская армия «вернула себе контроль над Арктикой».

Даже возросший интерес к спорту накануне Олимпиады Шойгу смог использовать для улучшения имиджа армии: именно он придумал «танковый биатлон», который, с одной стороны, становится постоянной «забавой» для армий десятка стран, а с другой — позволяет министру понятным народу способом демонстрировать, как в войсках улучшают боевую подготовку.

Закончился ли «ресурс исправлений»

Впрочем, некоторые военные эксперты уверяют, что в ближайшее время Шойгу может столкнуться с серьезной проблемой. Они считают, что за год с небольшим новый министр исчерпал ресурс исправления ошибок предшественника, который позволял ему повышать свой рейтинг без принятия собственных стратегических решений. За здравицами в адрес министра все отчетливее слышны разговоры о нерешенных проблемах: в армии постоянный недокомплект крепких профессионалов-контрактников, среди офицеров не сокращаются очереди на жилье, не утихают скандалы с обеспечением армии новой формой и современным оружием.

Но в любом случае, на новый этап карьеры Шойгу выходит с хорошей стартовой позиции: его рейтинг как министра обороны уже перевалил за 50%, что на порядок больше пятипроцентного рейтинга Сердюкова.

Сергей Шойгу

Родился 21 мая 1955 года в городе Чадан Тувинской Автономной области РСФСР. Отец — журналист, писатель, высокопоставленный работник советских и партийных органов, мать — зоотехник. В 1977 году окончил Красноярский политехнический институт по специальности «инженер-строитель». Работал в строительных трестах Кызыла и Аба-кана, в Красноярском крайкоме КПСС. В 1988 году один из организаторов спасатель-ных работ после землетрясения в Армении. В 1990 году назначен заместителем председателя Госкомстроя РСФСР.  В 1991 году возглавил Российский корпус спасателей, который в том же году был преобразован в Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям, а в 1994 году в Министерство по чрезвычайным ситуациям. В мае 2012 года стал губернатором Московской области, в ноябре 2012 года назначен министром обороны РФ. Генерал армии, кандидат экономических наук, президент Русского географического общества, член высшего совета «Единой России», герой Российской Федерации.

№7 (335)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки

    Рынок новостроек станет чище, а дольщики заплатят за свои гарантии

    Девелоперы предлагают поторопиться с покупкой квартир, поскольку ввиду новых правил долевого строительства новостройки могут подорожать уже к началу будущего года


    Реклама