Игра народов

Спорт
Москва, 05.06.2014
«Русский репортер» №21-22 (350)
Десять раз победу в чемпионатах мира по футболу праздновали европейские сборные, девять — южноамериканские. Куда на этот раз отправится Золотой кубок ФИФА — небольшой, высотой всего 36 сантиметров, но очень весомый трофей? Вариантов несколько, но, скорее всего, переправляться через океан ему не придется

16 июля 1950 года в 16.50 по местному времени Бразилию захлестнуло отчаяние. Еще с утра улицы были полны радостных, готовящихся к празднику людей, а вечером страна рыдала. Поражение от футбольной сборной Уругвая в решающем матче чемпионата мира нанесло жизнерадостным жителям Бразилии сильнейший удар. Один из местных журналистов в неумеренном порыве чувств даже сравнил его со взрывом ядерной бомбы над Нагасаки: жертв, по его мнению, было много больше, поскольку тут пострадала национальная гордость.

Этим летом в Бразилии соберутся все страны, когда-либо становившиеся чемпионами мира. Такое уже случалось в истории, но впервые этой встречи ждут с таким нетерпением. Исход ее совершенно неясен, поскольку силы и потенциал главных претендентов на титул приблизительно равны. Но страх незримо присутствует в сердцах местных болельщиков — здесь все еще помнят июль 1950 года. Невелика и надежда на превосходство латиноамериканского стиля игры над европейским: глобализация уничтожила прежние представления и традиции.

Своя футболка ближе к телу

На заре футбола много говорилось о преимуществах одного национального стиля над другим. Этой теме посвящались толстенные монографии. В те годы многие государства еще только начинали свой путь в международной политике, и спорт был одним из способов доказать собственную силу, правоту и независимость.

Борьба стилей вспыхнула в начале XX века, как только сборные стали регулярно встречаться. При этом определить манеру игры не составляло особого труда даже сторонним наблюдателям. Если футболисты отчаянно борются за мяч в воздухе, используют длинные передачи и навесы с флангов, это адепты британского стиля, если, напротив, вяжут кружево мелких передач, хитрят, стараются обвести соперника — латиноамериканского. Естественно, доморощенный вариант казался более прогрессивным: своя рубашка ближе к телу.

Диаметрально противоположные подходы — силовой и техничный — порождали новые варианты. Между двумя мировыми войнами процветал, к примеру, среднеевропейский футбол в исполнении австрийцев, венгров и чехов, который окрестили «дунайским стилем», а сборную Хорватии в конце XX века величали не иначе как «европейскими бразильцами».

За океаном тоже существовали свои различия. Бразильцы, которым футбольный мяч впервые привез английский студент Чарльз Миллер в 1894 году, привыкли сравнивать свою игру с сумасшедшими ритмами самбы и карнавала. Футбол — производная этих народных увеселений, презирающих каноны и строгие правила. Он просто обязан развлекать и увлекать не только зрителей, но и самих спортсменов. Бразильский футболист с каменным лицом Бастера Китона — нонсенс.

Более дисциплинированные уругвайцы довели до совершенства искусство приема и отработки мяча. Эта команда в 20–30-х годах прошлого века не имела себе равных как в Европе, так и в Южной Америке: она выиграла две Олимпиады подряд и первый чемпионат мира. На второй, в 1934 году,  сборная не поехала из-за забастовки игроков, потребовавших достойной оплаты труда. Ситуация повторилась в 1938 году. Фактически довоенное поколение уругвайских игроков так и не смогло заявить о себе в полную силу. Но гордость за команду сохранилась. Сам факт, что страна с небольшим по сравнению с другими футбольными державами населением с завидным постоянством воспроизводила героев кожаного мяча, давал лишний повод уважать себя.

Тактические схемы также способствовали укреплению представлений о национальном стиле футбола. Бразильцы в конце 1950-х — начале 1960-х использовали невероятно авантюрную, но зрелищную расстановку 4–2–4. Действительно, четыре ярких нападающих, одновременно находившихся на поле, удовлетворяли запросам самого придирчивого эстета. В то же время итальянскую модель игры с акцентом на оборону, получившую название катеначчо, не критиковал только ленивый. Но вкусам местной публики она вполне соответствовала: хорошо известно, что на Апеннинах в особом почете тактические замыслы и уловки.

Диктатура стиля

В Южной Америке, как и в довоенной Европе, футбол часто становился инструментом в руках политиков, как либеральных, так и диктаторов. Сплочение народных масс посредством спортивных побед — давно практикуемая политтехнология. Диктатор Бенито Муссолини сделал все возможное, чтобы фашистская Италия выиграла в 1934 году домашний чемпионат мира. Бельгийский судья Жан Ланженю, блестяще отработавший в финале первого ЧМ в Уругвае, заметил: «Большинство стран признало, что первенство мира потерпело спортив-ное фиаско, поскольку здесь все было подчинено стремлению выиграть. Понятно, что Италия жаждала победы, но это было слишком заметно». Как и частые вызовы судей в ложу, откуда наблюдал за ходом матчей диктатор.

Схожим образом вела себя и аргентинская хунта, постаравшаяся выжать максимум из домашнего первенства 1978 года. Победа национальной сборной на время снизила социальную напряженность и отвлекла внимание от волны внутренних репрессий. Впрочем, военные не пытались изобрести велосипед, а просто скопировали методы президента Хуана Перона, который по окончании Второй мировой войны подпитывал собственные рейтинги за счет щедрых раздач «хлеба и зрелищ». При нем футбол превратился в подобие религии, а автогонки — в спорт номер два. Естественно, в те годы на поиск особенностей национального стиля журналисты и политологи извели тонны бумаги.

А вот франкистская Испания, напротив, не добилась особых успехов. Пока пользовавшийся особым благоволением диктатора мадридский «Реал» выигрывал на клубном уровне трофей за трофеем, национальная сборная показывала весьма скромные результаты. Яростно насаждавшийся сверху образ La Furia в склонной к изоляции стране не сработал. Отдельные успехи, естественно, были и рассматривались при этом в широком историческом контексте. Например, в 1950 году испанцы на чемпионате мира в Бразилии обыграли англичан. В Мадриде это восприняли как месть за поражение «Непобедимой армады», случившееся, напомним, в XVI веке.

Размытые идеалы

Государственная идеология лишь подчеркивала реально существовавшее в те годы явление: в игре сборных обнаруживались многие черты национального характера. Пожалуй, сегодня в той или иной форме их сохранили лишь некоторые команды, в том числе немцы: им, как и прежде, свойственно особое стремление подавить соперника атаками, сокрушить его физически, затерзать непрерывным движением. Но отход от незыблемых принципов все-таки заметен: если раньше на поле выходили одиннадцать Швайнштайгеров, то теперь в составе команды есть Месут Озиль и Сами Хедира, вратарь больше не отличается брутальностью (Мануэль Нойер не чета своим предшественникам Оливеру Кану и Зеппу Майеру), а тренер то и дело буйствует на бровке. Эпоха великих стратегов-интровертов Гельмута Шена и Юппа Дерваля канула в Лету.

Как и эпоха холодной войны, когда победы в спорте трактовались как преимущество одного общественного строя над другим. Культ личности (в традиционном понимании этого словосочетания) принизил значение коллективов как таковых. Хотя представители офисного планктона по-прежнему укрепляют командное взаимодействие за бокалом пива.

Процессы глобализации, стремительно ворвавшиеся в общественные отношения, размыли национальный стиль игры как таковой, а возобладавшая на поле осторожная тактика сгубила стремление к импровизации.

Одной из жертв стала сборная Бразилии, которая на чемпионате мира в ЮАР на три четверти состояла из игроков, выступающих в элитных клубах за пределами страны, но не показала ровным счетом ничего. Ей не удались ни игра, ни результат, а отдельные таланты растворились в толпе посредственностей, придерживавшихся трусоватого принципа: «Главное — не проиграть!»

Англичане по сей день вспоминают свой единственный титул лучшей команды мира, завоеванный дома в 1966 году. Родоначальники футбола никак не могут смириться с тем, что есть сборные, играющие лучше, чем они. Знаменитый Стэнли Мэтьюз на чемпионате мира 1950 года в Бразилии с удивлением обнаружил, что бутсы хозяев намного легче, чем его собственные. До этого ему и в голову не приходило, что спортивная обувь должна быть удобной: англичане по традиции выходили на поле в высоких кожаных башмаках с усиленным носком для лучшего удара. Философия островитян дает о себе знать и сегодня. За последние несколько лет за сборную на чемпионатах мира играли всего лишь четыре футболиста, выступавшие за пределами Британских островов: там английские игроки не пользуются спросом. Правда, клубам и выбирать-то не из кого: доморощенные таланты не в состоянии пробиться сквозь частокол ног высококлассных легионеров, выступающих в Премьер-лиге. В том числе прибывших из Африки.

Спящий гигант

Ни один из континентов так и не смог бросить вызов Европе и Южной Америке в борьбе за мировой футбольный титул, хотя экономически мощных центров за пределами Старого и Нового Света немало. В Индии процветает крикет, в Японии бейсбол, правительство Поднебесной уделяет особое внимание медалеемким видам спорта, отдав игровые виды на откуп частному капиталу, а в США соккеру так и не удалось сломить популярность баскетбола и американской разновидности футбола.

Пожалуй, одна лишь Африка по сей день остается континентом-загадкой с огромным творческим и людским потенциалом. В начале 1960-х тренер сборной Англии Уолтер Уинтерботтом огорошил коллег заявлением, что рано или поздно одна из команд Черного континента станет лучшей в мире. Его предсказание пока еще не сбылось.

В годы работы Уинтерботтома многие политологи прогнозировали взрывной рост Африки, только что освободившейся от колониальной зависимости. Однако последующие события доказали, что формальной свободы недостаточно. Племенные и приграничные конфликты, нищета, религиозная нетерпимость, манипуляции сверхдержав, стихийные бедствия — все это предопределило общую стагнацию гигантского континента, которая не обошла и футбол.

Ситуация медленно меняется к лучшему: в 1974 году публика потешалась над беспомощными заирскими «леопардами», в 1990-м камерунцы первыми из африканских сборных дошли до четвертьфинала первенства мира, а сейчас любая африканская сборная — крепкий орешек для фаворитов. Однако уровень выступлений не всегда зависит от футбольных обстоятельств. Не было, пожалуй, ни одного турнира, на котором в какой-нибудь из африканских сборных не возник бы конфликт из-за премиальных. В Африке деньги по-прежнему более значимы, чем где-либо еще. И престиж страны сразу отходит на второй план.

Примерно так же вели себя игроки сборной России в 1994 году, потребовав перед чемпионатом мира сменить тренера: Павла Садырина выгнать, а назначить Анатолия Бышовца. Руководствовались они не в последнюю очередь меркантильными соображениями: Бышовец славился умением слупить с руководства дополнительные премиальные.

Методика достижения успеха россиян и ныне схожа с африканской: местные федерации уповают на ноу-хау зарубежных тренеров. Тремя сборными Черного континента из пяти, вышедших в финальную часть чемпионата мира в Бразилии, руководят иностранцы: босниец Халилходжич (Алжир), немец Финке (Камерун) и француз Лямуши (Кот-д’Ивуар). Российской сборной — итальянец Капелло. Но условия работы у них различаются не только размером зарплаты. В отличие от сборной России, где сейчас нет ни одной суперзвезды, африканские команды имеют в составе футболистов, выступаю-щих за топ-клубы мира. Имена камерунцев Самуэля Это’О («Челси») и Александра Сонга («Барселона»), ивуарийцев Коло и Яя Туре («Ливерпуль» и «Манчестер Сити»), ганцев Микаэля Эссьена и Салли Мунтари (оба «Милан») весь год на слуху у любителей футбола.

Made in Russia

Возникает вопрос: каково место России в этом пестром водовороте стилей, тактик и персон?

—  Российский футбол сегодня — это неоправданно дорогой винегрет неизвестного качества, — утверждает Александр Бубнов. Эксперт портала Sportbox одет в футболку сборной с номером пять и собственной фамилией на спине. — Столько не стоят даже хорошо известные на вкус немецкие и бразильские пироги! Сейчас российский футбол противоречит национальным интересам. В советское время в основе лежали патриотизм, любовь к родине. Тогда думали о результате, а не о деньгах, о них речи вообще не было! Когда проигрывали, стыдно было на улицу выходить. А сейчас игроку и выходить никуда не надо: сел в машину и отправился по барам, телкам и закрытым ночным клубам. За те достижения, которые теперь отмечают наградами, машинами и званиями, в прошлом можно было партбилета лишиться и работу потерять.

— Игра в наше время строилась на очень хорошей функциональной подготовке, — продолжает Бубнов. — Мы могли любую команду перебегать. Но это был только фундамент, на котором блистали разноцветные самородки — великолепные игроки, появлявшиеся в разных концах большой в то время страны. Теперь же нас даже заурядные африканцы способны обыграть и перебегать. Мне кажется, у сегодняшнего российского футбола нет перспектив, потому что он перестал выражать национальную идею, забыл собственную историю, наплевал на методики отечественных тренеров, а сами игроки заботятся лишь о своем благополучии.

Процессорные персоны

Но и в целом картина по большому счету довольно печальная: тактические схемы исчерпаны, физические возможности футболистов небезграничны, национальный стиль утрачен. На что же в таком случае рассчитывать команде, претендующей на победу в чемпионате мира? Выручить могут харизматичный тренер и игрок-звезда с отточенными рефлексами, принимающий решения со скоростью компьютера.

Пожалуй, из 32 наставников, которых мы увидим в деле, только два могут претендовать на статус истинно народных персонажей. Это бразилец Луис Фелипе Сколари и испанец Висенте дель Боске, уже выигрывавшие чемпионат мира. Оба — полная противоположность костюмированному миру управленцев, напыщенных ретроградов и неопытных цеховых коллег. В характере Сколари уживаются прагматизм, природная хитрость, грубоватый юмор и задиристость. Уроженцы юга Бразилии славятся своим упрямством и трудолюбием, а местные тренеры известны тем, что ради результата пойдут на все. В прежние годы Сколари не скрывал свою позицию: «Сегодня никто не может позволить себе проиграть, поэтому я прошу игроков максимально часто фолить в середине поля. Другие тренеры уверяют, что не дают футболистам подобных инструкций. В действительности они лгут, в то время как я по собственной глупости говорю правду». С возрастом он стал менее откровенен, но по-прежнему придерживается девиза: «Я здесь главный!»

Маркиз дель Боске — сын железнодорожника, попавшего под репрессии франкистов за свою толерантность в годы, когда этого понятия не существовало. В свое время дон Висенте пострадал от самодурства руководства мадридского «Реала»: его уволили за слишком обыденную внешность. Клуб потерял, зато приобрела сборная, выигравшая с ним чемпионаты мира и Европы. Смахивающий на мелкого служащего дель Боске убеждает, а не приказывает, незаметно распределяет роли, важные для команды, поддерживает атмосферу доброжелательности, уделяя особое внимание игрокам, многие из которых знают его еще со времен работы в «Реале». Он мастер модного в наше время HR, что не очень характерно для человека, которому перевалило за шестьдесят.

Карьера футболиста ныне целиком зависит от умения принять правильное решение в крохотный промежуток времени, который дается игроку, чтобы совершить то или иное действие: забить гол, сделать финт, красиво отобрать мяч. Футбол превратился в игру машин, которые двигаются по полю в заданных направлениях и гораздо чаще используют ошибки соперника, чем подавляют его своим мастерством. Наличие в составе игрока, готового к нестандартным действиям (в том числе обману судей и визави, имитации травм, провокациям), ценится превыше всего. Таковых единицы, даже лучшие не всегда в состоянии повести за собой команду. Пример тому Лионель Месси, собравший огромное количество призов в клубе, но так и не ставший настоящим лидером сборной Аргентины.

Некоторые эксперты предрекают, что нынешний чемпионат мира станет звездным часом Месси. Другие говорят, что блеснет бразилец Неймар, француз Карим Бензема, уругваец Луис Суарес, немец Томас Мюллер. Будем же восхищаться их личным мастерством, ставшим глобальным достоянием, в ущерб национальным интересам.

Pavel Golovkin/АР/Fotolink; Rafael Ribeiro/CBF via Getty Images/Fotobank; Popperfoto (3)/Getty Images/Fotobank; Alamy/ИТАР-ТАСС; East News; AFP/East News (2); Global Look Press; Art Rickerby/Time & Life Pictures/Getty Images/Fotobank; Heinz Wieseler/Global Look Press; Alamy/ИТАР-ТАСС; Global Look Press (3); Imago Sportfoto/East News; Achim Schneidemann, Bernd Weissbrod, Bernd Thissen/Global Look Press; Nicolas Asfouri/AFP/East News; Руслан Шамуков/ИТАР-ТАСС; Patrik Stollarz/AFP/East News

Сборная СССР/России на первенствах мира

История чемпионатов мира в цифрах

  • 19 розыгрышей (с 1930 года)
  • 8 чемпионов мира
  • 76 стран-участниц
  • 6598 игроков
  • 772 матча
  • 2208 голов
  • 48 хет-триков
  • 36 автоголов
  • 22 серии пенальти
  • 1 Кубок мира
  • 34 070 837 зрителей на трибунах

Состав сборной России на ЧМ-2014

Кто из российских футболистов поедет в Бразилию

Вратари: Игорь Акинфеев, 28, ЦСКА (Москва); Юрий Лодыгин, 24, «Зенит» (Санкт-Петербург); Сергей Рыжиков, 33, «Рубин» (Казань)

Защитники: Василий Березуцкий, 31, ЦСКА (Москва); Владимир Гранат, 27, «Динамо» (Москва); Андрей Ещенко, 30, «Анжи» (Махачкала), Сергей Игнашевич, 34, ЦСКА (Москва); Алексей Козлов, 27, «Динамо» (Москва); Андрей Семенов, 25, «Терек» (Грозный); Георгий Щенников, 23, ЦСКА (Москва)

Полузащитники: Денис Глушаков, 27, «Спартак» (Москва); Игорь Денисов, 30, «Динамо» (Москва); Алан Дзагоев, 23,ЦСКА (Москва); Юрий Жирков, 30, «Динамо» (Москва); Алексей Ионов, 25, «Динамо» (Москва); Дмитрий Комбаров, 27, «Спартак» (Москва); Александр Самедов, 29, «Локомотив» (Мос­ква); Виктор Файзулин, 28, «Зенит» (Санкт-Петербург); Роман Широков, 32, «Краснодар»; Олег Шатов, 23,«Зенит» (Санкт-Петербург)

Нападающие: Максим Канунников, 22, «Амкар» (Пермь); Александр Кержаков, 31, «Зенит» (Санкт-Петербург); Александр Кокорин, 23, «Динамо» (Москва)

Главный тренер: Фабио Капелло.

Родился 18 июня 1946 года в Пьерисе (Италия). Как игрок и тренер не раз выигрывал чемпионат Италии, был чемпионом Испании, побеждал в Лиге чемпионов и Суперкубке УЕФА. Тренировал сборные Англии и России (с июля 2012 года).

* По состоянию на 2 июня 2014 года

У партнеров

    «Русский репортер»
    №21-22 (350) 5 июня 2014
    Рейтинг городов
    Содержание:
    10 самых перспективных российских мегаполисов

    Объединив статистические показатели «Индекса городского развития» и результаты социологического опроса горожан, «РР» составил финальный рейтинг российских мегаполисов. Его комментируют генеральный директор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов и декан Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Александр Высоковский

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама