Наслаждение Европой

От редактора
Москва, 05.06.2014
«Русский репортер» №21-22 (350)

Мы в России любим Европу, правда ведь? И те, кто там был и кто не был. И кто видел картину Клода Моне «Бульвар Капуцинок в Париже» в Пушкинском музее, и кто видел только ее репродукцию, и кто не видел вовсе, но ездит на стареньком бодром немецком авто и пользуется итальянской стиральной машиной.

Европа — это наслаждение. В Париже утром можно идти по Латинскому кварталу, как в XVIII веке. Куда только деваются автомобили? Солнце и теплые стены. Европа — это камень, не дерево. Здесь к камню относятся как к вечности. Европа — это вечность.

В то же время главное свойство Европы — производство нового. Вся глобализация вышла из Афин. Демократия, философия, наука, представление о ценности человеческой личности, сделавшее возможным христианство, — все из одного города в Аттике на берегу Эгейского моря. И даже древнейшие цивилизации Востока пользуются теперь этими находками эллинов.

Сейчас лето, и в сезон отпусков колесить по Европе — милое дело. Здесь хорошо относятся к путешественникам, а впечатлений она дает больше любого уголка мира, поскольку здесь не только красивая архитектура, но и природы хватает. При этом Европа и наш дом тоже. Да-да. Крестоносцы, конечно, дикие бяки, что завоевали в 1204 году Константинополь и грабили его много лет. Но именно так, следуя цивилизационному историческому подходу, дочерняя цивилизация наследует материнской. Они вывезли оттуда свою будущую европейскую культуру буквально в виде вещей. Мы бы тоже взяли этот город, если бы могли, тогда или позже. То-то тянет все время в ту сторону. Мы, конечно, обошлись бы с ним куда бережнее, как римляне в свое время с Грецией. Но что было, то было.

Европейцы не признают преемственность от христианской Византии и предпочитают возводить свой корень непосредственно к языческой античности. Что ж, большое дерево пускает корни в разные стороны. Но нам, тоже наследникам Второго Рима, неуловимо и неожиданно оказываются вдруг близки прокаленные солнцем арочные галереи в прибрежных городках Средиземноморья. Похожую можно обнаружить даже в юго-западном углу Троице-Сергиевой лавры. Вот и Гоголь писал самую русскую из русских книг в Италии. И не было бы без этой страны русской живописи. А Блок считал своими, через память поколений, черепичные крыши Северной Европы.

Сейчас у нас Европу принято поругивать, а прежде мы даже пару раз ее завоевывали, но отступали. Мы там уже живем, хоть и под лестницей. Зато за нами закреплен огромный хоздвор с воротами аж в самую Азию.

Что-то у нас дома неспокойно. Вообще все мы отлично знаем, что компания тут собралась та еще. То Столетнюю войну затеют, то Тридцатилетнюю, то таких гадостей наделают, что вспоминать не хочется. Европа воевала всегда. И воюет сегодня. Конечно, Украина от блестящих столиц далековата, и там пока только тлеет, но вообще-то востоку субконтинента — прежде, правда, Балканам — случалось разжигать европейские войны уже не раз. Вторая мировая забывается, националистические партии триумфально проходят в Европарламент, сам факт существования которого, казалось бы, должен отрицать их наличие.

Можем ли мы помочь Европе? Пожалуй. Став европейцами в лучшем смысле этого слова. Так мы, кстати, и сами собой станем.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №21-22 (350) 5 июня 2014
    Рейтинг городов
    Содержание:
    10 самых перспективных российских мегаполисов

    Объединив статистические показатели «Индекса городского развития» и результаты социологического опроса горожан, «РР» составил финальный рейтинг российских мегаполисов. Его комментируют генеральный директор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов и декан Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Александр Высоковский

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама