Заяц против министра

Актуально
Москва, 26.06.2014
«Русский репортер» №24 (352)
В нашей стране везде есть зайцы: в сказках, на упаковках какао, в детских телепередачах. Даже в исследовательских работах. Как заяц может служить символом гомосексуальности, почему в Белоруссии «зайчик» уже умер и отчего министр культуры не принимает ушастого зверька всерьез — ответы на эти вопросы нашел корреспондент «РР», побывав в Санкт-Петербурге на конференции «Философия зайца»

Фото: ИТАР-ТАСС

«Заяц — один из наиболее прочно вошедших в культурный обиход современного человека бестиарных образов. Мы слушаем в детстве сказки о ледяной и лубяной избушках и о теремке; танцуем с бутафорскими ушами на утреннике в детском саду. Значимые зайцы найдутся в любой сфере человеческой культуры во все времена. Образы эти имеют право быть исследованы, поскольку в гуманитарной науке нет такой мелочи, изучение которой не привело бы в конечном итоге к открытию закономерностей и внятному уяснению нашей истории и нас самих…» — это фраза из программы научной междисциплинарной конференции «Философия зайца», которая проходила в Институте русской литературы РАН в Санкт-Петербурге с 19 по 21 июня.

Один из организаторов этого мероприятия Андрей Костин — ученый секретарь Института русской литературы (Пушкинского дома) РАН пришел в синей футболке с нарисованным зайчиком.

— У меня на бардачке машины приклеено пять зайцев. Хотя я и не могу сказать, что я какой-то зайцелюб! Правда, у нас есть на конференции люди, которые чрезвычайно увлечены зайцами как объектами, — объясняет Андрей. — Хотя финансирования никакого не было, оргкомитет получил более ста двадцати заявок и устроил серьезный конкурс!

Идея конференции родилась благодаря министру культуры Владимиру Мединскому. В одном из интервью он призывал усилить контроль государства за наукой: «Я вам называю тему конкретной научной работы, я не могу понять, что в ней кроется, называется она “Философия зайца”, и в течение пяти лет люди под это дело получали государственное финансирование!»

Оказалось, исследования «Философия зайца» никогда не было. Но раз сам министр сказал… В общем, ученые гуманитарии решили провести конференцию на заданную тему. Фактически «Философия зайца» — протест чиновникам, которые якобы знают, что можно исследовать, а что — нет.

Впрочем, конференция проводилась не только для того, чтобы показать всю глупость чиновников, влезающих в научные дела. Для многих докладчиков заяц — это не только научное, но и личное. Екатерина Решетникова (работа «Заяц в контексте гомосексуальной эротики») сообщила: во время написания магистерской диссертации ей помогал заяц: «Когда я поняла, что у меня очень большая паника, мне нужно было с кем-то общаться, кто снял бы напряжение. Я решила использовать своего плюшевого зайца! Разговаривала с ним, и он мне отвечал, что все нормально». Антон Сомин (доклад «Заяц в белорусском рубле») заявил, что зайцы окружали его с раннего детства: «Были “зайчики” — белорусские рубли, так как я родился и вырос в Беларуси и жил там до семнадцати лет. А еще это ласковое наименование, принятое в моей семье».

О чем говорили на конференции

Избранные темы докладов

Михаил Соколов (Европейский университет  в Санкт-Петербурге)

Социология зайчатости: моральный статус академической профессии и бюрократические культуры подозрения.

Екатерина Носова (Санкт-Петербург, СПбИИ РАН)

Заяц от Апиция до Дюма: рецепты, подача и кулинарная символика.

Екатерина Решетникова (Париж, Высшая школа социальных наук)

Дичь в подарок: заяц в контексте гомосексуальной эротики (на материале аттической
вазописи VI–V веков до н. э.).

Андрей Негин (Нижегородский государственный университет)

Сцены терзания зайца хищной птицей как сюжет декора римского защитного вооружения.

Валерия Колосова (Санкт-Петербург, ИЛИ РАН)

Заячьи травы в народной ботанике славян.

Ирина Райкова (Москва, МГПУ)

«Меня, зайку, не ищите, я не ваш, я ушел…»: зайчик в русском детском фольклоре.

Антон Сомин (Москва, РАНХиГС)

Lepus albaruthenicus: стереотипы, фольклор и разговоры о белорусском рубле.

Кирилл Зубков (Санкт-Петербург, СПбГУ/ИРЛИ РАН)

Коварные нигилисты, смирные зайцы и хищные волки в русской литературе 1860-х гг.

Наталья Комелина (Санкт-Петербург, ИРЛИ РАН)

Кролик из шляпы и другие истории волшебства.

Наталья Славгородская (СПбГУ)

«Ездить зайцем»: фразеологизм и культурная практика.

Валерий Вьюгин (Санкт-Петербург, ИРЛИ РАН)

Песня про зайцев и советская власть.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (352) 26 июня 2014
    Импортозамещение
    Содержание:
    Реклама