Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Длинные бедра вина

2014
Фото: архив пресс-службы

На самом деле мы ничего про Болгарию не знаем. Там гостеприимные должностные лица, специфическое представление о любви и много русских олигархов. Когда мы с болгарами вместе пили, то по-новому поняли друг друга и себя

«Скажем, в четверг?»

Официальный пресс-завтрак русских журналистов с Бранимиром Ботевым, заместителем министра экономики и энергетики Болгарии, курирующим туризм. По-нашему, с министром туризма. Обсуждаем, как много тут отдыхает русских и как много китайцев, сервис для детей, погодные условия.
— А чем в плане туризма отличается северная Болгария от южной? — спрашивает Женя, русская красавица ростом метр девяносто, корреспондент журнала «Аэрофлот», и запускает пальчики с малиновым маникюром в пушистые платиновые волосы.
— Хороший вопрос… — внимательно вглядываясь в нее, говорит господин Ботев. Потом долго, очень долго рассказывает о разнице между северной и южной Болгарией. А после объявляет: — Я хотел бы пригласить вас всех ко мне на виллу в Варне. Для дегустации вина. Скажем, в четверг?
Так начинается наше путешествие по непривычной Болгарии.

«За это не заплатят!»

Синеватые холмы, зеленые луга и поля с длинными рядами кустов, которые выглядят очень знакомо: болгарская Долина роз. Тут говорят, что роза — цветок любви, потому что про нее есть легенда. Однажды моло-дой человек с девушкой вместе сбежали из дома, но в дороге, где-то в здешних местах, она ослабела и умерла. Он ее похоронил, а на следующее утро, чтобы юноша не так уж сильно грустил, на могиле выросла роза. Вот так выглядит любовь в понимании братьев-славян — цветок на могиле женщины.
А в Долине роз цветок любви растет, как пшеница, в поле. На плантации длинные ряды прекрасных кустов повсюду, куда достает взгляд. Как только лепестки набирают силу и распускаются, их обдирают и несут в большой ангар. Гигантские металлические бочки, механизмы с краниками, стоят внутри, прямо тут же, под синим небом долины, среди лугов и холмов. В этом механизме мощные прессы под гигантским давлением выдавливают и выжимают из нежных лепестков драгоценное розовое масло до последней капли. Как и в жизни бывает, все именем любви. Похоже, смысл болгарской розы в том, что, если хорошо поднажать, из нее можно выдавить много ценного. И, что настораживает, о красивых молодых женщинах тут говорят «хороша, как болгарская роза».
— А японские туристы недавно взяли корзинки и сами пошли с рабочими собирать розу, — говорит Эмил, совладелец пиар-фирмы, который занимается продвижением болгарского туризма в России.
— Вот здорово, — вдохновляюсь. — Это очень интересно, я бы тоже хотела так поработать.
Эмил смотрит на меня. Вспоминает, что я из России. И громко спохватывается:
— За это не заплатят!
Сезон сбора розы длится десять дней. На это время действительно можно поехать в долину туристом и собственноручно обдирать лепестки цветка любви. Но… за это не заплатят!
Одно из эфиромасличных предприятий, где все это делают, находится в деревне Скобелево. Чтобы туристам было интереснее, тут выставлены разные орудия, которыми добывали масло в старину, и высажен большой розовый сад. Наверное, этот сад тоже посвящен любви. Тут пруд с лебедями, а в гуще благо­ухающих кустов укромные беседки. Внутри каждая беседка украшена оленьим черепом с большущими рогами.

«Девочки, не бойтесь!»

— Волосы и лицо тоже можно мочить, девочки! — кричит женщина Наташа из коридора. А я стою перед ванной, которая наполнена синевато-серой жижей. То есть лечебной грязью. На ее поверхности пенки, а из глубины поднимаются мелкие пузырьки, будто там на дне дышат невиданные хищные звери и поджидают, когда же я занырну.
Так выглядит спа-процедура в пятизвездочном отеле в городе Поморие. Повсюду слышна родная речь: тут очень любят отдыхать русские туристы, особенно те, что в возрасте. Говорят, подобный «оздоровительный туризм» очень популярен среди наших.
— Не бойтесь, девочки! — продолжает подбад­ривать женщина из коридора. — Все лечебное, на пользу! Кожа будет гладкая, волосы густые!
Зачем люди весь свой отпуск лежат в грязевой ванне? Вряд ли они, и вправду, верят, что несколько недель этого занятия их так уж сильно оздоровят. Нет, это, говорят, полезно. Но вряд ли настолько, чтобы все же туда залезть.
— Улеглись, девочки? Сейчас приду проверю!
Говорят, на самом деле (только никто не признается) такой отдых выбирают не из-за пользы физическому здоровью. Просто приятно, когда с тобой нянчатся, как с маленьким, уговаривают лечь в ванну, проверяют, правильно ли лежишь, следят за твоим распорядком дня. И еще все это время ты твердо уверен, что занимаешься полезным делом.
— Внимание, девочки! — раздается из коридора. — После ванной не мыться двое суток! Только в море или соленой водой!

«И не участвуют, и не согласны!»

— Теперь поверните бокал вот так… — говорит Бранимир Ботев. Он, гостеприимный хозяин, на вид весь такой улыбающийся и сладко-мягкий, как будто зефирный. На вилле господина замминистра в Варне мы пробуем уже третий сорт вина, который изготавливают по традиции на его же — а он потомственный дворянин — фамильной винодельне. По периметру комнаты, сложив руки, скромными школьниками стоит прислуга, четверо мужчин и внушительная женщина, и наблюдают, как мы пьем и едим.
Мы уже вдыхали аромат, придумывали ассоциации, чем же вино пахнет, изучали цвет — все, как обычно бывает на дегустациях. Но теперь господин Ботев предлагает сделать так, чтобы по стенке бокала текла капелька напитка, оставляя за собой мокрую дорожку, как дождь на окне.
— Вот видите, — заразительно-увлеченно разглядывает господин Ботев дорожку от капли вина в своем бокале, и мы тоже начинаем всматриваться. — Видите, какое тягучее? Это очень хорошо. Значит, у этого вина длинные бедра.
Все болгары за столом с улыбками переглядываются.
— Назовем это, — продолжает господин Ботев и тоже откровенно улыбается, — эффектом Евгении. Когда у вина длинные бедра!
Болгары смеются. Нет, конечно, такого понятия «длинные бедра вина». Зато наша Женя, которая сидит тут, рядом, в вызывающем комбинезончике и в ярко-малиновой помаде, несомненно, длинноногая.
На столе сменяются болгарские вина, женские с запахом ягод и айвы, мужские, которые пахнут табаком и кожей…
— Это вино десятилетней выдержки.
— О-о-о!
— Этому эликсиру тридцать шесть лет.
— М-м-м!
— Скоро в Болгарии выборы премьера… —
переживает Мира. Много лет она работала политическим обозревателем на болгарском телевидении и теперь, уйдя в бизнес, продолжает быть экспертом в вопросе. — Но это не выборы, а фарс. В политическую жизнь Болгарии никто не верит. Это будет битва не между политиками, а между олигархами.
— А в России, — поддерживаю разговор, — политической борьбы вообще нет.
— У нас, понимаешь, — продолжает переживать Мира, — очень много людей, которые просто перестали интересоваться политикой. А в России есть такие, которые искренне лояльны.
— В России, — говорю, — люди не верят политикам. Но у них нет сил на борьбу, и они боятся потрясений.
— У нас не так. У нас есть какое-то сопротивление. Но люди никому не верят. Не хотят верить. Они в одно и то же время и не согласны, и не сопротивляются. Так что вот… Ведь логично, что или согласны, или участвуют в реформах? А здесь они и не участвуют, и не согласны!

Город-музей Мелник расположен в окружении
меловых скал, откуда и название места rr3514_060.jpg Фото: архив пресс-службы
Город-музей Мелник расположен в окружении меловых скал, откуда и название места
Фото: архив пресс-службы

«Поделиться, и пожелать, и понадеяться…»

Мы со Златкой, чиновницей в болгарском правительстве, которая нас сопровождает, устраиваемся с бокалами на веранде и смот­рим на море. Златка улыбается спокойно,
ласково и совершенно трезво.
— Ощущение, — говорю, — что болгары вообще не пьянеют.
— Болгары не пьянеют?
Златка улыбается шире. До этого она подробно объясняла мне, что важно правильно пить: во-первых, потягивать вино понемногу, во-вторых, очень плотно закусывать.
— Ты думаешь? — говорит она.
— Да.
— Вот я уже пьяная!
— Да ну.
— Да-да, болгары пьянеют! Просто это не так видно. Они начинают улыбаться. Начи­нают терять слова. Начинают бурно так говорить. Очень много состояний опьянения есть!
За столом, в креслах, у поручня на веранде — наши болгарские друзья, по крайней мере тогда мы точно так ощущали. Они шутят, уже иногда забывая перейти на русский, а нам все равно смешно. В общем, что каса­ется деловой части встречи, местные производители вин очень хотят донести до нашего, отечест­венного потребителя: на российском рынке плохие болгарские вина, но это потому, что не налажены продажи. А вообще в Болгарии болгарские вина хорошие. И еще, если вы женщина, но не блондинка, и едете в Болгарию, возможно, имеет смысл покрасить волосы.
— Девушки! — зовут опять за стол. — Здесь финальное питье! Финальный тост!
— А у меня тоже будет тост! — вскрикивает наша Оля и встает с бокалом в руке. — Мы находимся все-таки в чиновничьем доме. Так как господин Ботев при всех своих занятиях является еще и должностным лицом, поэтому у меня будет дипломатический тост. Я бы хотела поделиться, и пожелать, и понадеяться на следующее. Как вы знаете, сейчас Россия переживает не самые легкие времена, особенно в отношениях со своим ближайшим соседом, Украиной. И, вы знаете, у меня вот даже страх небольшой появился, повеяло как бы неким холодом. И я испугалась, попытавшись представить себя на месте моих родителей в мои годы, когда был железный занавес и все такое… Изоляция. Мне это показалось так страшно! Тем более что многие знакомые стали в последние время уезжать из России. Это действительно так. Так вот, я бы хотела, чтобы вы нас не бросали, болгары! Чтобы Болгария продолжала оставаться нашим оплотом. В Европейском союзе!
Друзья смеются, а что делать. Оля продолжает еще задушевнее:
— Даже будучи в НАТО! Тем не менее. У нас общее Черное море! И вот Болгария, даже по своему климату… наш юг таков. И я сама была в Сочи. Действительно, я вижу общее между климатом, природой. И мне бы очень хотелось выпить за наши межгосударственные отношения. В которых, я надеюсь, не будет этого похолодания. Хотя в первый же день нашего пребывания здесь, когда мы подошли к президентскому дворцу посмотреть на смену караула, то увидели лимузин с послом США!

«Что-то атмосфера испортилась»

Белый камень, голубая вода в бассейнах, разноцветное освещение — коттеджный городок у моря, любимый русскими богачами, Святой Влас. Когда-то это была маленькая деревня. Но два брата, жившие тут, потихоньку выстроили туристический город для тех, кто любит много платить. Теперь тут рестораны, ночные клубы, причалы и своя особая публика.
— О боже! Боже! Это вип-ложа! — сходит с ума от восторга наша Оля.
Младший брат-совладелец привел нас в ночной клуб. За столиками мужчины с лысыми черепами и бородами, а рядом с ними женщины неопределенного возраста с круг­лыми голыми грудями коричневого цвета. Другие женщины — с силиконовыми губами и глазами, которые так накрашены, что потеряли выражение. У всех очень прямые спины, все движутся скупо, как мане­кены, и зорко смотрят по сторонам на других. Нам объяснили, что русские олигархи еще существуют и это одно из их любимых мест. Сюда же подтягиваются столь же специфические болгарские люди.
Рядом с нами сидит сам брат-совладелец и его русская девушка Аня.
— Он правда жил тут простым маленьким мальчиком, — рассказывает Аня. — И они с братом все тут построили с нуля. Что ты молчишь? — говорит она брату-совладельцу. — Рассказывай про себя сам.
— Но ты же, — злится совладелец, — уже начала!
Он встает и уходит к каким-то людям в стороне. Говорят, действительно хозяева всего этого когда-то бегали тут босиком и купались с дельфинами в море. И братья совершили скачок в биографии — из деревенской жизни в силиконово-ботоксный ночной клуб. Кому-то показалось бы, что только это и делает их интересными. Но теперь, когда жизнь в понимании братьев шикарная, они не любят вспоминать о своем низком происхождении.
В соседнем баре гораздо приятнее: живая музыка, людей немного, и выглядят они нормально, можно повеселиться и отдохнуть. Но тут вваливается дюжина надувных мужиков в одинаковых черных майках. Это охранники, и они настолько перекачаны, что едва могут ходить. Потом появляются брат-совла­де­лец и полсотни неопределенного возраста мужчин и женщин-манекенов. Они кочуют из клуба в клуб, теперь вот решили сюда. Они заполняют бар, и почему-то перестает быть весело. Мужчины делают вид, что болтают, а женщины делают вид, будто танцуют. Две женщины-манекена опрокидывают бокал с коктейлем на сумку нашей Миры и делают вид, будто ничего не заметили.
— Что-то атмосфера испортилась, — замечает кто-то.
— Ю-ху! Вам весело? — спрашивает брат-совла­делец, улыбается и пританцовывает. Выглядит он примерно на сорок, но на самом деле ему шестьдесят.
— Ю-ху! — сверкает зубами он.
— Вы, — говорю, — создаете веселье. А вам самому-то весело?
— Да как-то… — отвечает, не снимая улыбки с лица, — времени не остается.
Брат-совладелец ведет нас по Святому Власу, показывая, как тут все правильно и красиво. Он идет вдоль ровно остриженной самшитовой изгороди и, пока никто не видит, проводит по кусту рукой.
— Вы не скучаете по родной деревне, такой, какая она была?
— А вот она, моя деревня! Тут ничего не было, а теперь посмотрите, какой тут рай! Разве хуже стало?
Он злится и уходит к каким-то людям в стороне.

Гора Мусала — высочайшая вершина не только
в Болгарии, но и на всем Балканском полуострове rr3514_061.jpg Фото: архив пресс-службы
Гора Мусала — высочайшая вершина не только в Болгарии, но и на всем Балканском полуострове
Фото: архив пресс-службы

Несебр и Солнечный берег

Старинный город Несебр был заложен больше трех тысяч лет назад, потом его завоевали фракийцы, потом римляне — в общем, и до нашей эры тут бурлила жизнь. А в наше время в городе приняли решение все новые дома строить строго в древнем стиле. Поэтому теперь Несебр — восхитительный приморский город с кривыми улочками и узнаваемой трогательной архитектурой. Берег моря от города с обеих сторон. С одной уже не очень-то красиво: на сопках вдали теперь наляпан угловатыми бетонными конструкциями любимый русскими туристами Солнечный берег. Зато на берегу с другой стороны пока наляпали не так много и можно отдыхать, не надрывая эстетическое чувство.
В Болгарии любят русских туристов — потому что мы туда везем деньги. А русские туристы любят Болгарию, потому что там отдыхать привычнее и дешевле. Сами болгары, кстати говоря, советуют приезжать к морю осенью — меньше пестрых палаток с сувенирной дребеденью, гораздо меньше туристов, а погода августовская, бархатный сезон.

P. S.

 — Просто все-таки мне очень приятно, что вы все знаете ру-у-усский! — растрогана теп­лым приемом наша Оля. — Понимаете нас прекрасно! Это здорово. Так же креститесь, как мы!
— Это вы креститесь, как мы, — поправляет господин Ботев.
За столом смех, а что делать?

№35 (363)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама