Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Сказка не про Золушку

2014

Алена Заварзина о посредственности, американском муже и олимпийской пытке

Алена пересекает розовую финишную черту, победно вскидывает руки и через минуту оказывается в объятьях своей лучшей подруги по команде. Девушки смеются, кружатся, падают на колени, тут же вскакивают. А потом просто замирают, и Алена принимает поздравления с главной победой в своей жизни. Теперь они обе, и Алена Заварзина, и Екатерина Тудегешева — чем пионки мира, только Катя выиграла свое золото тремя годами раньше. Спустя два дня Алена получит очень серьезную травму — разрыв крестообразных связок колена. И эта травма, а вовсе не золотая победа, изменит всю ее жизнь.

«Встречаем Вика Уайлда и Алену Заварзину»

 —  Ваш кофе и ваша каша, пожалуйста, — официант переставляет с подноса на стол тарелку с дымящейся манкой и свежими яго дами. Кусок сливочного масла почти растаял. Заметив его, Алена хватает ложку и перекла дывает в соседнюю пустую тарелку. Потом — уже спокойно — отхлебывает из большой чашки.

—  Терпеть не могу масло в каше, еще с детства, — серьезно произносит Алена и присту пает к своему завтраку — хотя она и живет в пяти минутах ходьбы от кафе, где проходит встреча, но перекусить все равно не успела — они с мужем лишь под утро вернулись с фотосессии. Такой график уже стал нормой — приемы, съемки, интервью… Американец и русская — главная пара Олимпиады в Сочи. Отличные герои, которые, конечно, будут интересны зрителю.

—  Я все больше думаю, стоит ли всему этому отдавать столько времени? Я поняла, что очень быстро устаю от медийной активно сти, и чувствую, что надо сбавлять темп — вряд ли все это принесет так уж много добра и созидания миру. А нам не хватает времени на организацию семейного пространства. Дома разруха, беспорядок… Прошло больше двух месяцев, а я так и не повидалась с бабуш кой, папу увидела впервые после Олимпиады только вчера. И то потому, что он сам приехал в Москву в командировку. Мне все больше кажется, что этот весь «хайп» — не то, чем я должна заниматься.

На протяжении последних лет десяти пол ноценную подготовку к следующему сезону Алена начинала уже в самом конце весны. Кроссы, плавание, ОФП. 2014 год получился особенным: нет времени даже на то, чтобы сходить в спортзал. Хотя после Олимпиады Алена и Вик все-таки съездили на неделю  на море. А потом отправились в США, на ро дину Вика — «погружаться в его привычную среду». Сейчас в родной городок с населением в две тысячи человек и названием Уайт Салмон (в переводе с английского «Белый лосось») он почти не приезжает. И понятно, после Олимпиады его с супругой встречали там как национальных героев. Ведь уезжал в Россию Вик почти никому не известным сноубордистом, без громких побед и титулов, а вернулся двукратным олимпийским чемпионом.

— Люди до сих пор не могут поверить в то, что произошло. Но радовались за него там очень сильно. Помню, при въезде в город повесили плакат: «Встречаем чемпионов Олимпий ских игр — Вика Уайлда и Алену Заварзину»! Устраивали встречи с Виком, на которые при ходили почти все жители города. Мы съездили на ту гору, где Вик только начинал кататься. Это большой вулкан, на котором помещаются три курорта. Очень крутое место! Для счастья ведь нужно немного на самом деле. Это у нас все любят красиво одеться и поездить на класс ных тачках. А там все ездят на подержанных «Субару», живут в своих домах с садом, покупают свежие овощи и мясо для барбекю, катаются на горе… Особенный кайф — ходить в самой простой одежде и не переживать, что на тебя все вокруг будут смотреть с осуждением. У нас попробуй зайти в магазин в центре в рас тянутой футболке и легинсах… «Не трогайте, пожалуйста»! — Алена парадирует продавца бутика, которая на днях не впечатлилась простотой ее одежды.

В США Вика Уайлда за смену спортивного гражданства никто не осуждает. Он вообще собирался заканчивать профессиональную карьеру. Не было ни подиумов, ни спонсоров, ни поддержки от местной федерации. «Жесткие» виды сноуборда, которые пред ставляет Вик Уайлд и Алена Заварзина, в Штатах не пользуются большой популяр ностью. Магазины заставлены товарами для любителей «мягкого», акробатического, сноубординга. Экипировка для параллель ных дисциплин почти нигде не продается. Эта разновидность не так зрелищна и куда более сложна в обучении. И если перспек тивным юниорам еще помогают с организа цией выездов и сборов, то взрослые должны выкручиваться сами.

—  За юношеский спорт у них отвечает одна федерация, а за взрослых — другая. У второй федерации громкий бренд, они активно за нимаются маркетингом своих спортсменов. Но большая часть спонсорских денег уходит представителям «мягких» видов. Хотя Вик в юношеском возрасте был очень популярным, его портрет даже печатали на пачках с хлопьями. Но после перехода все это закон чилось. В 14–15 лет, переходя из одной федерации в другую, ты не задумываешься о том, как все может быть плохо. Если бы 16летние юноши имели опыт 25–30летних людей, многие бы из них даже не пытались реализо вать свои мечты, а сразу бы пошли работать в ресторан. Или разносить кофе. В этом и есть вся прелесть юношеских лет, когда человек живет своей мечтой и готов проходить через огонь и воду!

Материальность мыслей

 Впервые я познакомилась с Виком два года назад. Перед Новым годом мы договорились встретиться с Аленой, и она привела на интервью с собой Вика. Он как раз выиграл свой первый в карьере подиум этапа Кубка мира на первом за сборную России старте. Ребята пришли, и Вик сразу спросил, нет ли у меня пластыря. Они как раз въехали в новую съем ную квартиру на Цветном бульваре, разбирали коробки, и Алена порезала палец. Получив пластырь, Вик заклеил порез и только после этого включился в разговор.

— Я впервые увидела Вика в столовой на Кубке мира в Ландграфе, — вспоминает сейчас Алена. — Он разговаривал за столом с ребя тами из своей команды. Очень громко разго варивал! Моя подруга из Сербии тренирова лась в Америке и рассказала мне, что это за парень. Когда я увидела его в следующий раз в спортзале, решила сесть поближе… Я делала растяжку, а американская команда занималась с тренером. Именно тогда Вик впервые меня и увидел. Он до сих пор думает, что заметил меня первым… А все было продуманно!

Но история их любви началась не тогда, в спортзале, а только пару лет спустя. Очень символично — на этапе Кубка мира в Москве. Алена лечила свое больное колено и не могла выступать, но пришла поболеть за команду, а заодно и за своего американского друга, которого с трудом уговорила все-таки пока не бросать сноуборд.Больше, кажется, они и не расставались.

─ Сначала он боялся быть со мной не просто другом. Он потом признался, что сразу почувствовал, что если что-то будет, то все будет серьезно, что я не из тех девушек, которых поматросил и бросил. Поэтому и медлил… года два, — смеется Алена.

Пару месяцев после замужества ребята пытались жить в США, но из-за большого рас стояния и разницы часовых поясов, получа лось неважно. Вечные ночные звонки и недо вольство руководства заставили Алену и Вика переехать в Россию. Но, кажется, этот переезд действительно пошел им на пользу. После первого подиума мужа Алена сказала: «Эра Вика Уайлда начинается!» Говорила она скорее в шутку, а получилось абсолютно серьезно. Сейчас все главные победы мужской сбор ной связаны именно с этим американским парнем.

─ Видимо, мысли правда имеют свойство материализоваться. Если их подкреплять трудом. Хотя Вик всю жизнь мечтал выиг рать этап Кубка мира, а не Олимпиаду. Но у него появилась возможность тренироваться в том количестве, в котором было необходимо. Выяснилось, что иногда это может кардинально изменить картину в выступлениях спортсмена. В Америке он был своим собственным менеджером, сам искал спонсоров. И на тренировки оставалось не так много времени.

Карьера самой Алены после той травмы, напротив, была далека от определения «успешная». Между чемпионатом мира в 2011 году и Олимпийскими играми в Сочи у нее не было ни одной медали крупных международных стартов. Другие же члены женской команды, напротив, довольно части попадали в «призы».

Самоидентификация через результаты

— Я узнала о том, что поеду в Сочи, только за три-четыре дня до самой Олимпиады. До этого на протяжении двух месяцев находилась на грани нервного срыва. Кроме того, у меня были и спонсорские обязательства, и постоянно преследовали вопросы от друзей и родных: «Ну что, ты едешь?» Я уже начала отвечать, что если еще кто-то спросит, буду удалять из друзей! — Алена смеется, но в голосе по-прежнему, даже спустя несколько месяцев, слышится боль.

— Это была реальная пытка, — объясняет Алена. — Нужно было доказывать каждый день, на каждой тренировке — что ты достоин. И никого не волнует, что ты восемь лет в команде, и у тебя есть какие-то титулы, и свои лучшие результаты ты показываешь именно на самых ответственных стартах. Это ведь действительно так. На своем первом чемпионате мира я стала двадцать первой — на тот момент это был мой лучший результат в карьере. Следующий чемпионат я выиграла, а на третьем, после травмы, мне чуть-чуть  не хватило, чтобы попасть в «Большой финал» — осталась в итоге пятой. Я сейчас не пытаюсь сама себя похвалить, но, мне ка жется, есть в этих результатах определенная закономерность, важная для анализа.

Когда назвали состав олимпийской сборной, многие в команде посчитали, что Алена не заслуженно попала в список. В лицо ей этого не говорили, но чужие мнения передавал тренер. Хотя, как выяснилось, невысоким резуль татом спортсменки потом все-таки нашли причину.

— Если честно, это совершенно дурацкая история. Перед олимпийским сезоном я по меняла на своих ботинках внутренники, их заливали специально под меня. И залили неправильно. Но об этом я узнала намного позже. Сначала я разносила языки ботинок, они стали мягкими, и больше не могли под держивать мое тело. И, по сути, все повороты я выносила на своей спине…

Когда боль стала слишком сильной, Алена прошла классическую реабилитацию. Боль ушла, но сразу после первой тренировки на склоне вернулась. И вместо того, чтобы думать о технике катания, Алена думала о том «как бы не откинуться». Но спортс менка по-прежнему искала причину в себе, а не в какихто сторонних факторах — впрочем, так же как и тренер, и вся команда. Пер вым человеком, который заметил промах со снаряжением, оказался Вик.

—  Он померил мои ботинки, оказалось, что они мягче, чем его ботинки для «мягкого» сноуборда. Сервисмены, конечно, ничего не замечали. Но я им ни о чем и не говорила! Не спрашиваешь — не сплясывают!

—  Что же ты молчала?

—  Я думала, что у меня не получается просто потому, что не получается! Так ведь тоже бывает. Я старалась никогда не винить окру жающих. День плохой, гора плохая, снег плохой. Плохому танцору, как известно… И ботинки ведь у меня были относительно новые, а заливку внутренников я до этого ни разу не делала. Вон ботинкам Вика пять лет, хотя это, конечно, другие ботинки… Они сде ланы из другого, не убиваемого, пластика. Таких сейчас больше не производят, — рас сказывает Алена, и на ее лице выступает краска. Попозже она добавит: до сих пор пристыжена тем, что сама не догадалась. Но, кажется, когда тебе постоянно говорят о том, что ты что-то плохо делаешь, ты волей-неволей начинаешь в это верить. И выбраться из такой психологической ямы бывает довольно сложно.

— В 2011 году я начала вести блог, и я отметила такую закономерность: когда я хорошо высту паю — пишу в него. Когда плохо — мне стыдно, и я даже не могу ничего писать. Получается такая самоидентификация со своими результатами, как будто я своими результатами пытаюсь обозначить свою лич ность. Можно ли найти такому образу мыс лей причину? Думаю, да. Вряд ли я вдруг  ни с того ни с сего самостоятельно решила заниматься самоедством. С тебя ведь требуют, и с тобой не разговаривают… Когда ты плохо выступаешь. И никого не волнует, что у тебя официальный диагноз.

«Хочешь сделать хорошо — сделай сам»

 Потом, говорит Алена, все было как в рассле дованиях убийств: нашли зацепку — и начал распутываться весь клубок. Боль в спине стала не такой острой, скорость катания увеличи лась. Но за три недели до старта Игр в интернете появилась новость: «Заварзина скорее всего не поедет на Олимпиаду». На одном из этапов Кубка мира Алена сломала руку.

— Когда упала, сразу поняла, что произошло. Подумала: game over. На два оставшихся места претендовали тогда четы-репять девочек. Надо признаться, что я испытала определенное облегчение. Мне сделали операцию, а вечером приехал Вик с нашими друзьями из Канады. Из моей команды никто даже не прислал эсэмэски, только доктор спросил, как дела. А Вик как раз несколько часов назад осуществил свою мечту, впервые выиграл Кубок мира. И вот сидит он рядом со мной и спрашивает: «Ну что, ты будешь выступать в следующее воскресенье?» Я подумала, что он прикалывается — прошло всего четыре часа после операции. А Вик совершенно серьезно посоветовал узнать у врачей, могут ли они дать мне лангетку для фиксации сломанной руки.

На следующее утро лечащий врач Алены сообщил ей, что она может вернуться на склон через шесть недель. Пациентка уточнила, нельзя ли все-таки завтра? Врач, видимо, при выкший к общению со спортсменами, спо койно рассказал о последствиях: сломаешь руку еще раз, надо будет вытаскивать косточку из бедра и имплантировать в руку, иначе ни чего не срастется. А также лечиться придется за свой счет — страховая компания не станет оплачивать лечение  выломанной пластины.

Через несколько часов после этого разговора Вик и Алена отправились в магазин, купили одну короткую лангетку, которая потом стала счастливой, олимпийской, и одну длинную. Когда Алена приехала в Словению, где должны были проходить соревнования, и вышла на тренировку, на нее посмотрели «как на восставшую из мира иного».

— Ты настолько хотела поехать на Олимпиаду?

— Мне хотелось завершить четырехлетний цикл хотя бы возможностью поучаствовать в домашних Играх.

— И материальные блага, даруемые спортс менампобедителям, тебя вообще не волно вали?

— Нет.

— Честно?

— Честно! Я ни на что не надеялась. Мне не нужно было, чтобы мне кто-то дарил квартиру, я могу сама на нее заработать! Тогда я вообще боялась думать о наградах. Хотя, конечно, я представляла себе, как стою с этой медалью и понимаю, что все это было не зря. Но очень тяжело поверить в то, что у тебя будет все хорошо, когда у тебя все плохо. Я всегда очень сильно стараюсь, и меня задевает, когда мне говорят, что я этого не де лаю. Сначала я действительно не слишком старалась, в юниорском возрасте, — у меня и так очень многое получалось. Сейчас же все совсем иначе. Я думаю, это связано и с ро стом мирового уровня катания, улучшением снаряжения. Многие финишируют доска в доску, разница в мастерстве заметно сокра тилась. Появляется молодежь, готовая на все и не воспринимающая соревнования как рутину…

Как только Алена вновь начинает говорить об Олимпиаде, в голосе снова слышится над рыв. Тот надрыв, о котором многие даже не подозревают. Ведь Алену в команде считают излишне самоуверенной, даже немного дерз кой. Она всегда отличалась: здорово говорила на английском, читала умные книжки, дружила со спортсменами всего мира. Вышла замуж за американца. И единственная из всей женской, очень успешной сборной, выиграла в Сочи медаль.

Но это олимпийское четырехлетие, кажется, стало для Алены Заварзиной самым тяжелым периодом в жизни. Оно принесло новые жиз ненные девизы: «Хочешь сделать хорошо — сделай сам, не рассчитывай на других», «Прощай людям их слабости», «Не стоит тра тить много энергии на промывание костей другим людям». Алена признается: она никогда не хотела быть посредственностью. И речь идет не только о спортивных результа тах. Заварзина твердо верит: умение прохо дить через трудности, не сдаваться, оставаться человеком в любой ситуации — все то, что дал ей спорт, поможет в будущем. А еще Алена теперь точно знает: иногда стоит верить в то, что у тебя все будет хорошо, даже если у тебя все плохо.

Алена Заварзина

Родилась в Новосибирске в 1989 году. Сноубордингом занимается с десяти лет. Специализируется на так называемых жестких дисциплинах — параллельном слаломе и параллельном гигантском слаломе. Чемпионка мира и бронзовый призер Олимпийских игр в Сочи. Замужем за американцем Виком Уайлдом, двукратным олимпийским чемпионом, который в настоящее время выступает под российским флагом. Помимо сноуборда, увлекается рисованием, окончила художественную школу, училась на художественнографи ческом факультете МГПУ, но была вынуждена прервать обучение из-за занятий спортом.

№36 (364)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама