Фильмы

Афиша
Москва, 02.10.2014
«Русский репортер» №38 (366)

Мнение

О сгущении самобытности

В последнее время все вокруг стали часто вспоминать про Северную Корею. Это понятно. Ожидания сейчас у прогрессивной общественности самые худшие: добровольно и принудительно отключенная от связи с миром, милитаризованная РФ неизбежно превратится даже не в Иран, а сразу в КНДР. Так получилось, что я регулярно смотрю кино, снятое в КНДР и о КНДР, и неплохо представляю себе состояние искусств при восточном национальном социализме.

Так вот что я скажу: тех усилий, которые предпринимает наш минкульт для достижения  уровня счастья и эйфории, наблюдаемого в корейском кино, совсем недостаточно. Да, провозглашение особого русского пути и особой, не имеющей ничего общего с другими русской культуры — это верный шаг. В  КНДР тоже все идет своим подчеркнуто оригинальным путем. В семидесятые там даже «улучшили» народные инструменты, чтобы придать им чучхейскую самобытность. И склонность минкульта к финансированию военно-исторического мочилова — это тоже туда же: в Северной Корее военное кино, рассказывающее о жестокости американских агрессоров и информирующее народ об особых самобытных способах ведения боя (например, об отрядах смертников-взрывников), было популярно всегда. Но, минкульту на заметку: ни за что не следует показывать такое кино иностранцам или пробовать выдвигать его на «Оскар». В Северной Корее многие военные фильмы запрещены к вывозу за рубеж.

Или вот еще цирк. Он как-то обойден вниманием минкульта, а зря — цирк является вторым важнейшим из искусств. Звезды трапеции становятся звездами кино, и в корейских лентах часто можно увидеть, как перспективный ученый из НИИ кимчи вырезает из журнала портрет прекрасной акробатки.

Но самое главное в корейском кино — это способность трезво оценить свои силы и принять смелое решение. Так поступил Великий Руководитель Ким Чен Ир в конце семидесятых, когда понял, что корейское кино немного не дотягивает в своей зрелищности до голливудского. Ким Чен Ир просто выписал из Южной Кореи рассорившегося с властями бывшего певца режима Син Сан Ока, положил 30 миллионов на его личный счет в Австрии и дал своему то ли гостю, то ли пленнику полный карт-бланш. Мы уже проделали похожий фокус с усталым актером Депардье, но нужно брать выше: Оливер Стоун, Майкл Бэй... Хотя мне кажется, что лучший фильм о российской самобытности может снять только Вуди Ален.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Дракула

Гарри Шор

Тренд сегодняшнего Голливуда — апология некогда отрицательных персонажей. В недавней диснеевской «Малефисенте» история спящей красавицы рассказывалась с точки зрения Злой Колдуньи — теперь слово графу Дракуле. Строго говоря, это приквел известного сюжета: тут мы узнаем о том, как трансильванский граф Цепеш превратился из мелкого феодала в исчадие ада. Судя по фильму, причиной всему патриотизм; продавший душу Тьме граф эффектно отражает атаку турецкого войска.

Оставленные

Вик Армстронг

Мистический триллер с Николасом Кейджем в главной роли — зрелище специфическое: Кейдж словно создан для таких идиотских сюжетов, и именно его вечно встревоженное лицо превращает плохую драму в хорошую комедию. В принципе этот фильм легко представить как беккетовскую комедию абсурда: он о мире, в котором внезапно безо всякой причины исчезает то один, то другой человек, а то и целое отделение полиции. Герой Кейджа, летчик, очень старается держать ситуацию под контролем.

Выпускной

Всеволод Бродский

Наконец-то точный российский аналог многочисленных американских комедий про школьную вечеринку (типа «Суперперцев» и «Проекта Х»). Осваивать этот киностандарт в России почему-то начали с фильмов не о подростках, а о людях относительно взрослых. В комедии Бродского дело происходит на школьном выпускном, и все тут как в первый раз — первый бунт, первая любовь, первый каминг-аут.

Мужчина, которого слишком сильно любили

Андре Тешине

Фильм снят по мотивам реальных мафиозных разборок 1970-х вокруг казино в Ницце. Поскольку реальное дело об исчезновении Агнес Ле Ру, дочери совладелицы казино, пытавшейся отсудить у матери свою долю в бизнесе и в результате пропавшей без вести,  не кончилось ничем, фильм Тешине выглядит в высшей степени мрачно и экспериментально. Это триллер без саспенса, судебная драма без вердикта, гангстерское кино без ограбления. Ну очень по-французски.

У партнеров

    Реклама