Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Книги

2014

Мнение

Паук, например

— Высокий суд, ваша честь, уважаемая коллегия присяжных, я хотел бы задать вопрос господину адвокату: где вы были 3 марта 1861 года?

— Господин прокурор, да будет вам известно, что я был в стволовой клетке моей прапрапрапрабабушки!

Этот диалог, попирающий все юридические, человеческие и божьи законы, но, как выяснилось, вполне соответствующий современным научным представлениям, состоялся 2 ноября на Красноярской Ярмарке Книжной Культуры. Это был не Шемякин суд и не суд леща с ершом, а настоящий процесс над супергероями: Росомаха, Удивительный Человек-паук и Невероятный Халк обвинялись в полном неправдоподобии с научной точки зрения. Проект придумал научный журналист Алексей Паевский, а организовал Росатом. То была битва популяризаторов науки (опытные Егор Задереев и Илья Кабанов, а также начинающие Кирилл Лукьяненко и Евгений Бушмелев): один брал на себя функцию адвоката, другой — прокурора, а присяжные, школьники из числа посетителей ярмарки, под руководством Паевского решали, кто научно состоятелен, а кто — шарлатан.

— Мы судим не Росомаху! Мы судим невежество! — заливался прокурор. И что же вы думаете: оказывается, когти и регенерация Росомахи вполне научны, как и неуязвимость Халка, просто ему нужно каким-то образом всякий раз покрывать себя графеном. А вот Человек-паук — сказки для самых маленьких, он приговорен со всей строгостью научного закона.

Очень неловко хвалить мероприятия, в которых участвовал, — а я был судьей на этом процессе века. Но моя функция была скромной: на меня надели мантию, мне дали в руки молоток и я с серьезным видом произносил смешные фразы вроде «Всем встать, суд идет» или «Именем Платона, Ньютона и Жореса Алферова Росомаха объявляется невиновным». Тут заслуга организаторов и настоящих участников — тех, кто одновременно много знает и умеет рассказать, тех, кто готовил аргументы и презентации. Более остроумного способа поговорить о науке и суде присяжных я не видел.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Марина Степнова

Безбожный переулок

Издательство «АСТ»

Роман, в котором сюжет и персонажи появляются будто бы вопреки воли автора. История врача по фамилии Огарев и его взаимоотношений с женщинам тонет в деталях, воспоминаниях, запахах, ярких цветовых пятнах, болевых ощущениях и прочих запомненных и описанных мелочах. Герой при этом полностью безволен, и все события с ним происходят по воле случая. Также демонстративно безволен и автор. Сюжет, однако, есть — и вполне яркий.

Зильке Ламбек

Господин Розочка

Издательство «КомпасГид»

Очередная версия Карлсона. Правда, тут Карлсон не брутален, не харизматичен и вроде бы целиком положительный. Морицу восемь лет, и он боится школьного хулигана. Родители любят Морица, но они все время заняты. Однако все проблемы отходят на второй план, потому что сосед Морица — добрый чудак, у которого всегда найдется что-то вкусное, который покупает волшебные зонтики и верит в садовых тигров.

Данила Зайцев

Повесть и житие

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Вроде как самая настоящая история старообрядца, который родился в Китае после войны, оттуда переехал в Южную Америку и уже в наше время попытался вернутся в Россию, но с родиной отношения не сложились. Параллельная Россия, описанная параллельным русским языком: «Да, я любил повеселиться, курил, брился, пил и девушек не оставлял, но сердце у меня ныло, и я всегда слезами уливался и Бога просил: “Господи, за мое беззаконие дай мне болезни перенести и напасти перенести, но спаси мя”».

Джордж Саймон

Кто в овечьей шкуре?

Издательство «Альпина Паблишер»

Раз людям свойственны соперничество и попытки манипулировать друг другом, то можно составить свод самых распространенных приемов тайных манипуляций. «Преуменьшение» — стремление сделать муху из слона. «Отрицание» — прием «Кто — я?!» заставляет жертву, противостоящую агрессору, усомниться в обоснованности своих действий. «Рационализация» — попытка агрессора оправдать свое поведение, которое, как ему прекрасно известно, было неуместным и зловредным.

Марина Аромштам

Плащ крысолова

Издательство «КомпасГид»

Страшноватая история человечества за последнюю тысячу лет, показанная через взаимоотношения людей и крыс. Тотальная жестокость как к врагам, так и друг к другу: «Джеймс волок Джеко по коридору. Тот вцепился зубами в крысу и глухо, утробно урчал. Позади оставалась дорожка из бурых капель. Но на боку, ближе к животу, у пса тоже темнело пятно, и лапы испачканы кровью: крысы пытались за себя постоять».

Майя ван Вейдженен

Популярность: дневник подростка-изгоя

Издательство Livebook

Современная девочка читает культовое пособие для подростков 1950-х и, точно следуя указаниям, социализируется. Гениально, остроумно, срочно требуется русская версия. «От того, где ты проводишь время, с кем общаешься, зависит, в какую категорию тебя определят. Я состою в группе изгоев — нижайшая школьная каста, ниже только те, кому платят за посещение занятий».

№43 (371)



    Реклама



    Реклама