2014: Не унывать!

От редактора
Москва, 11.12.2014
«Русский репортер» №48 (376)

Что там у нас с социально-экономическими итогами года? Необъяснимое уныние. В спокойной исторической ситуации, понятное дело, можно было бы помолчать да посмотреть: ну ладно, мол, застой, как-нибудь само наладится через пару лет. Но если ситуация тяжелая, логично ожидать от правительства либо паники, либо энергичных действий наперекор обстоятельствам.

Наверное, до самого верху пафос исторического кризиса еще не дошел. Как будто нет войны, санкций, падения цен на нефть.

Вот самое энергичное, что сказал министр экономического развития Алексей Улюкаев: «Я считаю, что мы совсем не обречены на рецессию, у нас есть все возможности, чтобы ее не допустить». Его ведомство прогнозирует спад экономики в следующем году на 0,8%, а в этом рост на 0,6%. Рост?

«Если экономика растет меньше чем на 3% в год, можно считать, что на самом деле происходит падение», — говорят экономисты. Это понятно: нулевой рост не означает, что все идет так, как прежде. Похоже на велосипед — чтобы ехать, нужно иметь скорость. Темпы роста около нуля в долгосрочной перспективе означают, что нам не на что поддерживать инфраструктуру и уровень жизни. Чтобы уровень жизни рос, а страна развивалась, нужны более высокие темпы. 

Интересно, что промышленное производство в осенние месяцы как раз показывало рост около 3% после нуля в августе. То есть какое-то движение в реальном секторе все-таки возникло — нужно было замещать импорт. Промышленность пытается жить, несмотря на уныние в верхах.

Но для бизнеса все хуже становятся денежные условия. Ограничения приходят сверху, со стороны самого государства. Центробанк повышает ставки (стоимость денег для заемщиков-банков, которые по цепочке передают разницу бизнесу), причем как формально, так и неформально — к примеру, растут проценты на операции с банками. Денежные власти вообще творят чудеса идейного недружелюбия по отношению к экономике: курс рубля непредсказуем, потому что есть идея, что курс должен быть «плавающим»; денег в экономику не давать, потому что есть идея, что так можно сдержать инфляцию; но зато монополисты выторгуют себе повышение тарифов, потому что есть идея, что тарифы должны расти за инфляцией.

Будь я марксистом, я бы посчитал, что эти идеи имеют классовую природу. Большим буржуям хорошо: если что, им заместят потери на внешних рынках, дадут из Центробанка денег, чтобы поиграть против рубля и немного заработать. Опять же, поднимут тарифы. Но идейные споры мне не очень интересны, я-то — про жизнь. Обидно становится, что большая страна, в которой так много не построено или недостроено (а значит, есть много настоящих причин для роста, не связанных с перепроизводством), настолько медленно развивается.

Что-то, конечно, делается. Скажем, пятьдесят миллиардов рублей из Фонда национального благосостояния будут выделены уже в этом году как часть государственного финансирования развития БАМа и Транссиба. Это хорошо. Но жаль, что опять происходит развитие за государственный счет. На госконтрактах, впрочем, можно поднять целые отрасли, если пускать к ним разный бизнес, а не только своих же больших буржуев.

Есть еще строительство домов, которое никак не развернется, несмотря на огромный потенциальный спрос и застарелую проблему с квартирным вопросом. То же ЖКХ, имеющее потенциально триллионный рынок, на котором сейчас воруют с убытков, а могли бы зарабатывать на прибылях. Медицина, на которой экономят, хотя и здесь потенциально огромный спрос на лекарства и высокотехнологическое оборудование. Наука, которую зачем-то бюрократически реформируют, вместо того чтобы создать живую атмосферу творческого рывка.

Страна только выбралась из уныния. Еще практически ничего не построено за четверть века. Пора бы уже что-то строить. Можно ведь и не успеть с модернизацией, как не успели в СССР.

У партнеров

    Реклама