Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Расследование саратовской свободы

2015
Фото: из личного архива Сергея Вилкова

В Саратове идет война. С одной стороны — журналисты из медиа-группы «Общественное мнение». С другой — областной депутат, саратовский олигарх Сергей Курихин. Журналистов уже поддержали такие разные писатели, как Захар Прилепин и Дмитрий Быков. Нацбол Прилепин и еще 19 литераторов опубликовали открытое письмо, а «белоленточник» Быков назвал преследование «ОМ» «примером травли всего талантливого и защиты всего криминального». За журналистов вступился и «Фонд защиты гласности» Алексея Симонова. Против высказался лидер «Ночных волков» Александр Залдостанов. «Хирург» как отрезал: в недрах редакции «ОМ» байкер разглядел, как сейчас модно, «пятую колону». «РР» съездил в Саратов, чтобы во всем разобраться

Эффект Сергея Курихина

В последнее время неприятностей у «Общественного мнения», журнала и сайта, действительно хоть отбавляй. Сотрудникам редакции угрожали, дважды на ведущих журналистов нападали. Были серьезные травмы и резаные раны (об этих нападениях мы подробно писали в статье «Город у нас… своеобразный», «РР» № 5 от 5 февраля 2015 года). Медиа-группа лишилась времени на местном ТНТ (в отличие от федерального «родителя», на саратовском канале делали серьезные передачи, резкие и ершистые) и небольшой, но собственной телевизионной бригады. Редакцию выселили из занимаемых помещений. В довершение ко всему на «ОМ» обрушился целый шквал разнообразных уголовных и административных дел.

— Что сказать, живем. Выживаем, — поправляется главный редактор «Общественного мнения» Алексей Колобродов и закуривает. — У всех общий кризис, а у нас еще и свой.

В редакции уверены: неприятности начались, когда в «ОМ» взялись за так называемое «дело о покушении на Сергея Курихина». Курихин — коммерсант, строительный магнат, депутат областной Думы. Недоброжелатели называют его саратовским «серым кардиналом», и даже — местным Мефистофелем, человеком огромного влияния и гигантских амбиций. В 2011 году в Курихина стреляли, несколько лет в Саратове шло судебное разбирательство о покушении. «Общественное мнение» было одним из немногих областных изданий, кто пристально следил за процессом.

Многие детали того процесса бросали тень и на саму жертву покушения, складывалось стойкое ощущение «бандитских разборок» в стиле 1990-х, где абсолютно все хороши. Цикл статей о процессе журналиста «ОМ» Александра Крутова был озаглавлен броско: «Эффект Веры Засулич, или Новые приключения неуловимого». Пафос статей заключался в том, что, да, в Курихина стреляли, но фигура жертвы и его роль в этом деле настолько «неоднозначны» и «противоречивы», что присяжные оправдали предполагаемых организаторов покушения. Примерно так же, как присяжные в 1878 году оправдали террористку-народницу Засулич, которая, да, стреляла в петербургского градоначальника Трепова, но уж слишком тот был малосимпатичным персонажем.

Тут, видимо, нужно сказать несколько слов о самом Крутове. Это — легенда саратовской журналистики, трехкратный лауреат общероссийской премии Артема Боровика, известнейший судебный репортер, занимавшийся самыми громкими саратовскими делами последних двух десятилетий. Фирменный метод Крутова: скрупулезный, порой даже избыточно дотошный, «нудноватый» разбор всех мелочей в делах на стыке политики и криминала. А еще Крутов, в хорошем смысле, «городской сумасшедший».

— Он вообще странноватый в быту, абсолютный бессребреник, а потому неуправляемый и «отмороженный», поэтому его боятся. Он будет писать то, что сочтет нужным, а не то, что ему скажут. Я не знаю как в Москве, а в провинции это вообще большая редкость, — поделился с «РР» своими мыслями журналист из конкурирующего с «ОМ» издания.

— Александр Крутов очень серьезный «расследователь», человек, который массу всего раскопал на саратовской политической кухне. Очень достойный человек, — подтверждает президент «Фонда защиты гласности» Алексей Симонов.

Нападение на Крутова, жесткое, с битой и заточенным металлическим прутом, произошло сразу после публикации последней статьи из цикла о покушении. Журналисту выделили госохрану. С тех пор о Курихине Крутов старается не писать. Опасную тему взял другой сотрудник «ОМ», корреспондент Сергей Вилков. Сразу напали и на него — двое, возле подъезда.

Как считает сам Вилков, он опознал вероятных нападавших. По версии журналиста, ими оказались два инструктора клуба «Патриот» и одновременно офицеры регионального ФСКН. Функционировал «Патриот» на средства фонда «Православие и современность», чьим директором был… депутат Курихин.

После нападения Вилков от темы не отказался и опубликовал в фэйсбуке некие документы. Как считает сам журналист, это что-то вроде «оперативных справок» правоохранительных органов на Курихина. В документах рассказывается об активах депутата, его окружении и его якобы связях с криминальным миром. Так, Курихин называется участником и лидером «Парковской» ОПГ, а кроме того в документах называется его будто бы кличка в криминальных кругах — Мелкий.

— Я посчитал необходимым обнародовать эти справки. Почему? Курихин занимает важное место саратовском политикуме. Эти данные надо проверить, — пожимает плечами Вилков.

Помимо прочего, в документах говорилось и о дочери депутата. Это позволило Курихину обвинить Вилкова в «нарушении неприкосновенности частной жизни». Депутат написал жалобу в Следственный комитет, но тот в возбуждении уголовного дела отказал, ведь ранее Курихин уже называл имена своих детей.

«Хирург» против Захара Прилепина

Но даже без этого у «ОМ» начались юридические неприятности. И главным образом они начались именно у Вилкова. Подозрение вызывает синхронность появления целой армады дел. Во-первых, Вилкова обвинили в клевете. Здесь все более-менее понятно. После нападения Вилков бросил фразу о том, что его «поздравил» с Днем печати Сергей Курихин.

— Бред там полнейший, — говорит Вилков. — Все мои высказывания в предположительном ключе трактованы как утвердительные обвинения. Любой не купленный суд это развалит. Но только не купленный!

Во-вторых, сотрудники Центра «Э» тщательно проинспектировали личные страницы журналиста в соцсетях, после чего его несколько раз оштрафовали за «пропаганду нацистской символики и распространение экстремистских материалов».

— Просто ерунда. По своим взглядам я антифашист, эти записи носили не нацистский, а антинацистский характер, — продолжает Вилков. — Была карикатура. Еще были сканы из брошюры «Жиды», ее я выложил, чтобы наглядно показать бредовость антисемитских идей…

В-третьих, было отменено постановление о прекращении уголовного дела аж 2007 года, когда Вилков был подозреваемым в хранении оружия.

— Повторяю, я активным образом участвовал в антифашистском движении. Оружие подбросили! С нами работали в Центре «Э». Дело был закрыто по реабилитирующим основаниям: нет отпечатков пальцев, нет следов ношения оружия на одежде. Дело лежало в столе без конкретного подозреваемого и было закрыто по истечении срока давности в 2012 году. Теперь оно, спустя восемь лет, снова открыто.

Кстати, именно знакомцы Вилкова из Центра «Э» почему-то руководили обыском в редакции по делу о клевете: изъяли все компьютеры, электронные носители и архив, чем немало усложнили работу журналистам. Обыски прошли также дома у Вилкова и дома у его родителей.

В довершение ко всему Роскомнадзор потребовал в Верховном суде отозвать у «Общественного мнения» лицензию — за допущенную изданием обсценную лексику, что послужило поводом для предупреждений. Это, конечно, могло быть совпадением, но в редакции на этот счет есть свое мнение:

— Когда еще никто в пресс-службе суда ничего не знал, на сайтах Сергея Георгиевича Курихина уже опубликовали всю информацию. Вот такое забавное совпадение, — говорит главный редактор «ОМ» Алексей Колобродов.

Впрочем, иск Роскомнадзора Верховный суд удовлетворить отказался.

Тем временем «моральный облик» Вилкова, то, что он пишет в социальных сетях, каких взглядов придерживается и на какие демонстрации ходит, помимо Центра «Э» живо заинтересовали также главу движения «Антимайдан», лидера байкерского клуба «Ночные волки» Александра Залдастанова по кличке Хирург. Залдастанов в письме к начальнику ГУ МВД Саратовской области Сергею Аренину заявил, что нашел в Саратове «пятую колонну» и «у этой «пятой колонны», в Саратове, есть имя — медиа-группа «Общественное мнение» во главе с Алексеем Колобродовым и Сергеем Вилковым». А потому Аренин «как офицер» «должен принять меры».

В «ОМ», в свою очередь, заручились поддержкой Захара Прилепина, который вместе еще с 19 литераторами, среди которых — Сергей Шаргунов, Всеволод Емелин и Алексей Цветков, опубликовал открытое письмо в поддержку саратовских журналистов. Отдельно высказался Дмитрий Быков, назвавший ситуацию вокруг журнала «травлей».

«Лидер ОПГ» или «талантливый бизнесмен»?

Если опустить все второстепенные детали (а также, разумеется, разночтения о якобы причастности депутата к нападениям на журналистов), то суть конфликта «ОМ» и Курихина сводится, к спору об участии или, напротив, неучастии депутата в организованных преступных группировках. Журналисты утверждают: есть некие «данные», и их стоит, как минимум, проверить. Курихин, в свою очередь, уверен: это банальная заказуха. Вопрос на самом деле очень важный. Ведь это не провинциальный парламентарий третьего ряда. Курихин — признанный лидер строительного лобби, крупнейший застройщик Саратова, человек, в том числе, с политическими амбициями.

— Его влияние действительно велико. На него ориентированы многие люди в администрации, — замечает саратовский политолог Дмитрий Олейник. — Он ориентирует на себя и часть фракции «Единая Россия» в областной Думе, особенно это касается молодых депутатов. Это такая фракция внутри фракции.

И даже более того, в саратовском политическом и журналистском сообществе давно и активно обсуждается версия, что Курихин хочет поставить на место саратовского губернатора Валерия Радаева своего человека.

— Вспомните скандал с попыткой купить кресло саратовского губернатора несколько лет назад, — продолжает Олейник. — Мошенники предложили депутату Леониду Писному купить место главы области, даже встречу назначили в Администрации президента, денег попросили. Потом мошенников стали ловить. Но попытка купить кресло была. А Писной — это одна команда с Курихиным, его человек.

То есть Курихин — это очень значимая фигура, которая претендует на то, чтобы стать еще более значимой. Поэтому ответить на вопрос: «Кто вы, мистер Курихин?», все же стоит.

Сразу после покушения на Курихина бывший губернатор области и сподвижник еще Бориса Ельцина Дмитрий Аяцков заявил: «Это покушение может быть связано как с бурным прошлым господина Курихина, так и с его столь же бурным настоящим. Его называли одним из лидеров “Парковской” группировки». Однако в беседе с «РР» отставной губернатор был категоричен:

— Ничего подобного я не говорил! Курихин — талантливый бизнесмен. Вот прямо так и запишите.

«Русский репортер» нашел также журналиста, с которым общался Аяцков. Это бывший корреспондент местной «Комсомольской правды» Александр Ахтырко:

— Знаете, иногда бывают провалы в памяти. Но ту беседу я хорошо помню. Именно те слова Аяцков и сказал. Это точно!

Чиновник, ранее входивший в окружение Аяцкова, рассказал, что «разница в показаниях» может быть связанна с изменчивым характером отношений экс-губернатора и Курихина: «Они сначала ссорились, потом мирились, сейчас у них нормальные отношения. Кстати, то заявление Аяцкова тогда “прогремело” и много обсуждалось, и в то время он его никак не дезавуировал».

Сам Сергей Курихин в интервью «РР» связал появление «легенд об ОПГ» с происками «криминального бизнесмена» Романа Пипии и бывшего начальника отдела экономической контрразведки УФСБ по Саратовской области Андрея Дородницына, который, по словам Курихина, «состоял у Пипии на кормлении»: «ему я и обязан появлением всех подобных домыслов».

Но есть и еще один источник «легенд» и «домыслов». Речь идет о громком убийстве областного прокурора Евгения Григорьева в 2008 году. В этом деле Курихин мелькал только как свидетель. Любопытно то, что сразу три других свидетеля — деловые партнеры Курихина Михаил Кузнецов и Ренат Хабеев и прокурор Владимир Чечин, — отвечая на вопросы следователей, полностью признали причастность Курихина к «Парковским». Вот, например, показания Чечина: «По оперативным материалам Фейтлихер и Курихин были членами “Парковской” группировки». А вот выдержка из показаний Хабеева: «Как мне известно, Курихин С.Г. ранее также принадлежал к “Парковскому” преступному сообществу».

Обнародовал материалы дела и записи допросов (есть в распоряжении «РР») Вячеслав Борисов — адвокат, бывший следователь по особо важным делам по расследованию уголовных дел по организованной преступности, выявляемых Приволжским РУБОПом. Человек резкий, прямой, саратовский вариант на тему «комиссара Каттани».

— Почему Курихин на меня не подаст в суд? — смеется Борисов. — Да потому что есть конкретное дело, которое расследовала московская бригада. Конкретные показания. Конкретные номера томов и листы дела.

Конечно, свидетели могли ошибаться, да и не имеют такие признания никаких юридических последствий. Но факт все равно остается фактом.

***

Пару лет назад известный российский криминолог, генерал-майор Владимир Овчинский вел семинар в консервативном и лоялистском «Изборском клубе». Когда речь зашла о бандитах, которые «рвутся во власть» Овчинский заявил, что это вовсе не тема «только из 90-х» и вспомнил про Саратов: «Активным лидером “Парковского” преступного сообщества по кличке Мелкий был депутат Саратовского законодательного собрания Курихин. И еще человек пять-шесть парковских являются председателями комитетов законодательных собраний области».

Сейчас Овчинский — советник главы МВД, ответственный секретарь Расширенной рабочей группы по реформированию органов внутренних дел России. «Русский репортер» связался с генералом, тот сказал, что в новой должности интервью не дает, но слова свои подтвердил.

№20 (396)



    Реклама

    Эстеты с фабричного двора

    Московская проектная компания «АКРА» демонстрирует новаторский подход к проектированию производственных зданий, стремясь сделать их соответствующими инновационному духу времени и начиная с неочевидного для многих эстетического фактора, за которым скрываются другие нестандартные решения


    Реклама