Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Обогнать себя и того парня

2015
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

На Олимпиаде в Сочи российские лыжники завоевали пять медалей. Три серебряных награды на счету Максима Вылегжанина. Журналисты даже прозвали Максима Князем Серебряным. Спортсмен не обиделся — от князя и до короля лыж недалеко. Вылегжанин по-прежнему стремится к золоту. Чтобы понять природу упорства спортсмена, корреспондент «РР» поехала в его родное село

— Браво, Удмуртия! Село Шаркан теперь знаменито на весь мир! Три серебряных медали — фантастика! До слез радуюсь за Максима. Вот это гонка! Вот это концовка Олимпиады в Сочи! — срывал голос Дмитрий Губерниев в своей фирменной эмоциональной манере, комментируя лыжный марафон, в котором все призовые места заняли россияне. В это время в Шаркане, на малой родине Вылегжанина, тоже ревели от радости. Болели за Максима всем селом. Так же, как четыре года назад во время его первой Олимпиады в Ванкувере. Не спали тогда всю ночь. Кто-то предложил даже объявить внеплановый выходной.

Шаркан — типичное село. Деревянные дома, по дворам ходят гуси, на веревках сушится белье. Из достопримечательностей здесь дом культуры, спортивная школа и пруд. Вокруг этого пруда третьеклассник Максим Вылегжанин бежал свою первую соревновательную дистанцию. Пробежал и тут же уехал домой, не ожидая ничего хорошего от объявления результатов.

— Я был маленького роста, — пожимает плечами спортсмен. — Стоял на уроках физкультуры последним в ряду. Даже и мысли не было, что смогу занять призовое место. А через день захожу в класс, а учительница меня поздравляет. Оказалось, выиграл я. Мне так понравилось, когда мне хлопали одноклассники, что решил не бросать спорт. И побеждать.

Когда накатаюсь

Я бегу вокруг того самого пруда. Опаздываю на закрытие соревнований по лыжероллерам на призы Вылегжанина. Их при поддержке нескольких единомышленников придумал и организовал сам Максим. Участвуют в гонках как начинающие, так и состоявшиеся спортсмены.

Мчусь под аккомпанемент кузнечиков и лягушек. Только что закончился дождь. Пахнет зверобоем и соснами. На босоножки налипает толстенный слой глины — такой скользкий,  что я чуть не ухнула в тростник, растущий по берегу пруда.

Выбегаю на опушку. Вылегжанин вручает призы победителям. Снова начинается дождь. Кто-то  раскрывает над ним зонт. Максим отмахивается. Продолжает жать промокшие руки победителей.

— Второе место в кроссе на три километра занимает Максим Вылегжанин, — хрипит динамик.

Обладатель первого места смущенно улыбается: не верит, что обыграл самого Вылегжанина. Максим встает на деревянный, окрашенный в ярко-красный цвет пьедестал и сам себе вручает приз.

— Я не ослышалась, вы заняли второе место? — спрашиваю лыжника, когда все автографы розданы.

Мы устраиваемся на том самом деревянном пьедестале. Максим садится на вторую ступеньку:

— Первый раз проиграл кросс, признаюсь. Сложно одновременно проводить соревнования и участвовать в них.

—Да уж! А для чего вам это?

— Для развития детского спорта. Хочется, чтобы была сильная команда молодых лыжников из Удмуртии. Стараемся приглашать профессиональных спортсменов для примера. Иногда они отказываются. Спрашивают: «А кто еще побежит?» Отвечаю: «Ну, я». А они: «Ты победишь, зачем нам ехать?»

— Вы считаете, что спорт недостаточно развит?

— Дело не в этом. Я хочу лично участвовать в развитии. Понимаете, каждый спортсмен, достигший чего-то в карьере, стремится раскрутить свой вид. Я стараюсь показать детям пример, чтобы им хотелось быть такими, как мы, лучше нас. Победителям даю экипировку. У меня она в детстве была на два размера больше. Закатывал рукава и бежал. Пусть у наших детей все будет красиво и по размеру.

Организацию забегов Вылегжанин начал с шутки.

— Сначала мы устроили старты в день моей свадьбы, — рассказывает Максим. — Мужчины часто забывают о дате бракосочетания, а женщины из-за этого злятся. Чтобы наверняка запомнить этот день, я организовал старты. Все гости были при параде — в солидных пиджаках и галстуках. И на лыжероллерах.

— Ваша жена спортсменка?

— Альбина — журналистка одного Удмуртского телеканала. Познакомились, когда она при­ехала брать у меня интервью. Она и сын для меня дороже олимпийского золота.

— А если семья попросит вас оставить спорт?

— После Сочи думал об этом. Знаю, что нужен дома. Но Альбина сказала, я могу еще поездить. Она понимает, что спорт для меня много значит. Поэтому ждет, когда накатаюсь.

 072_rr022-1.jpg Фото: Владимир Смирнов/ТАСС
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Пока не завоевано золото

Лыжи в Удмуртии не просто развлечение, а спортивная религия. Галина Кулакова, Тамара Тихонова, Валерий Медведцев — далеко не полный список «святых» этой религии из здешних земель. Такое впечатление, что лыжники и биатлонисты — главная статья производства республики.

В детстве Максим Вылегжанин не мечтал стать великим спортсменом. Он хотел быть милиционером, как папа. Когда пришло время  пойти в какой-нибудь «кружок», на внешкольное занятие, выбор пал на лыжи.

— Предлагали поделки из дерева делать, — вспоминает Максим. — Мне нравилось самодельничать. Но этому я мог и дома научиться. Записался в лыжную секцию.

За три года занятий у Максима сменилось несколько наставников: текучка кадров. Потом появился Олег Перевозчиков. Сегодня он старший тренер мужской лыжной сборной страны, а тогда был просто преподавателем Шарканской СДЮШОР.

Мы сидим в доме у Олега Орестовича на летней веранде. Он, как и Максим, уезжать из Удмуртии не хочет, хотя мог бы. Пока я пью чай с мятой, только что сорванной с грядки, он накладывает мне в тарелочку перепечи — удмуртские пирожки-шанежки, которые кажутся совсем маленькими в его крупных ладонях.

— У нас школа спортивная одна, все на виду. Максима сразу заметил: живчик, энергия бьет ключом. Он никогда не пропускал занятия. А в их возрасте, —  кивает на дочь, скромно сидящую рядом с ним девочку с веселыми веснушками на лице, — все зависит от настроения. Мне даже иногда казалось, что, кроме лыж, ему ничего не нужно.

— Сразу видели, что будет побеждать?

— Когда ребенку 10 лет, трудно говорить о перс­пективах. Тут нужна вера тренера в спортсмена. И доверие спортсмена тренеру. Тогда будут результаты.

— Каких результатов вы ждете сейчас?

— Ответ очевидный и для меня, и для Максима, — Олег Орестович хмурит белесые брови. — Пока олимпийское золото не завоевано, будем делать все, чтобы его заработать. А мне лично, как тренеру, хочется еще одного такого спортс­мена воспитать… Такого, — тренер запинается, пытаясь подобрать слово.

— Такого, как Максим? — подсказываю я.

— Такого уже не будет, — машет он рукой.

— Какого такого?

— Быстрого, стремительного, с головой. Вы знаете, чтобы бегать, не только ноги нужны. Тут голова соображать должна. Да и потом каждый спортсмен — индивидуальность, которую не скопировать.

— А какой Максим как человек?

— Поначалу он был очень скромным. Сейчас раскрепостился. Победы помогли. В команде — авторитет. Возвращались мы однажды с ним после тренировки. Молодые спортсмены увидели нас и остановились, чтобы посмотреть, как он кроссовки аккуратно на крыльце ставит. Чем больше он в команде, тем больше возможности у молодежи жизни поучиться. А всему остальному они на тренировках нахватаются. Характер на соревнованиях выкуют.

— Какой характер у лыжников?

— В первую очередь выносливый. Годы нужно терпеть, чтобы дойти до максимума. Если гимнасты и фигуристы лучшие результаты выдают уже в 15 лет, то нам, лыжникам, нужно терпеть до 30. Каждый ли сумеет выдержать рутинную работу — бег по 60–70 километров в день? Вот Максим мог.

На чужих лыжах не объедешь

Сила воли у Вылегжанина невероятная. Рассказывая о третьей медали в Сочи, он признавался, что терпел в гонке так, что «дотерпел до серебра».

— Мне с первых километров гонка давалась тяжело. Навалилась усталость после третьего старта. На подъемах было особенно сложно, шел через «не могу».

Благодаря командной тактике и этому терпению Максима последняя лыжная гонка в Сочи вошла в историю. Впервые в зимних Олимпийских играх весь пьедестал заняли спортсмены из российской сборной. Последний раз подобное случалось в 1936 году, когда все призовые места завоевали шведы.

— На заключительном подъеме изо всех сил старался не отстать от Александра Легкова, — вспоминает Вылегжанин. — Понимал, что именно здесь все решится. И пытался не пус­тить норвежца Сундбю вперед: Мартин очень силен на финише. Выходит, я закрывал норвежца, чтобы самому оказаться впереди него, а в итоге помог Легкову оторваться.

Исход гонки решили 0,7 секунды и пара метров. Именно настолько оказался быстрее Легков.

— В масс-старте вам удалось опередить норвежца, но в скиатлоне Сундбю наступил вам на «пятку», то есть на лыжу, грубо нарушив правила. Судьи ему только погрозили пальчиком, а вы не смогли взять бронзу. Не затаили обиды на соперника?

— Обиды нет. Если бы я был намного сильнее, обогнал бы норвежца. Но я получил хороший урок: выходить на финишную прямую нужно так, чтобы никто не мог помешать. Я вспоминаю о Мартине перед очередным стартом или когда обдумываю тактику, чтобы не повторить ошибку.

— Вы бежите для того, чтобы обогнать «во-о-он того парня» впереди или прежде всего, чтобы обогнать самого себя?

— В начале старта, конечно, чтобы обогнать первого парня, и если удается это сделать, бегу наперегонки с собой.

Косые капли неохотно и лениво падают на нас. Но проходит минута, и начинают бить наотмашь. Мы прячемся под ближайшую ель. За нами наблюдают из окон рядом стоящей машины друзья спортсмена: мол, не пора ли сворачиваться? Но мы продолжаем разговор.

— В вашей спортивной карьере кто чаще всего выступает в роли «во-о-он того парня»?

— Я трехкратный серебряный призер чем­пионатов мира в индивидуальных гонках. Не чемпион. И все из-за Петтера Нортуга. Моя мечта — обогнать его на финише. Других спортсменов мне удавалось опередить.

— Кого, например?

— У Дарио Колоньо в Фалуне на чемпионате мира вырвал победу из рук. И в Сочи, когда мы выходили на финишную прямую, тоже опередил.

— Это тогда он потерял на трассе лыжу и доехал на ваших?

— Тогда, — отзывается Максим эхом, —  сервисмены поделились с Дарио моей запасной парой лыж. После гонки он подошел ко мне с лыжами, на которых было написано «Макс», рассказал о случившемся и поблагодарил.

— А если бы он вас на ваших же лыжах и обогнал?

— Этого не могло случиться: мы завершали гонку, а я шел впереди него. При этом он ехал на моей запасной паре, которая скользила хуже. Но если бы вдруг обогнал, я бы сказал: «Да, Дарио, ты очень сильный спортсмен — обогнал меня на моей второй паре лыж».

— Есть такое выражение: «О, спорт, ты — мир». Это для вас аксиома или теорема, которую еще нужно доказать? 

— Аксиома. Я уважаю лыжников, не считаю их врагами и не желаю им проигрыша. Если я проигрываю, это не вина противника. Виноват я сам, потому что не смог оказаться первым. Поэтому у меня нет никакой ненависти к соперникам.

— Даже на трассе?

— Там только спортивная злость. Когда знаешь, что борешься с сильным спортсменом и стремишься стать лучше него. Поймите, у всех одна задача — вывести свою страну вперед. Мы соперники только на трассе. В обычной жизни — друзья.

— Петтер Нортуг тоже друг?

— Не враг, это точно. Чай к нему я, конечно, не ходил пить. Но чем больше мы пересекаемся на трассе, тем больше тем для разговоров. Однажды он пожелал мне удачи перед стартом. Мне было приятно, что этот титулованный лыжник считает меня серьезным соперником. В Осло, на первенстве мира, после гонки на 50 километров, в которой я чуть не опередил его, Петтер сказал: «Ничего себе, ты выдал скорость!» А я ему: «Скорость-то я выдал, а на финише ты меня все равно обогнал».

— Что будете делать дальше, когда обгоните Нортуга?

— Собираюсь побегать еще три сезона. А дальше видно будет. Буду развивать лыжный спорт в Удмуртии, а может быть, и в стране. 

Везде победить

Раннее утро. Небо в Ижевске киснет,  темные тучи волочатся по нему, как огромные мешки. Промозглый ветер стервенеет, наглеет, пытается стащить с меня шарф. Максим в легком синем тренировочном костюме на лыжероллерах. Ускоряется. Два сильных маха палками — и он стремительно летит со склона, оставляя позади других лыжников. В этом году Максим начал тренироваться дома, в Лыжном комп­лексе имени Галины Кулаковой, чтобы больше времени проводить с семьей. И доказал победой на чемпионате мира, что и без выездных сборов реально завоевать золото.

— У меня здесь есть спарринг-партнер, Леонид Виноградов. И все условия для тренировок, — Максим снимает очки. В очках и шлеме он смахивает на инопланетянина.

— Сегодня вы обогнали себя?

— Чем выше уровень подготовленности, тем сложнее продвинуться в результате. Приходится работать над каждым элементом. А вообще, чем серьезнее соревнования, тем сложнее сбрасывать секунды. После каждого сезона садишься с тренером, чтобы подумать, что не так.

— Может быть, все так и дело только в удаче?

— Я считаю, что везет сильным спортсменам, — мотает он головой. — Мне победа никогда не давалась просто так. Я не такой удачливый человек, чтобы передо мной упали трое бегущих впереди лыжников и открыли путь к первому месту. Все-таки дело в голове. В том, как ты умеешь прочитывать ситуацию. Кто тактически мыслит, тому и удача в руки.

— Я читала, что вы любите марафон…

— Протестую, — обрывает Максим. — Я больше люблю спринт, контактную борьбу. Завожусь, когда вижу перед собой соперника, как он вырывается вперед. Вообще мне без разницы, где выигрывать: в марафоне, спринте, классике. Я везде хочу победить. Стремлюсь быть универсальным спортсменом, чтобы выиграть в «Тур де Ски», к примеру.

«Тур де Ски» — особая соревновательная часть Кубка мира. Семь туров — повороты, склоны, змейки. Последний, восьмой — подъем в гору. Такой многодневный забег сильнейших спортс­менов — зрелищное шоу. Но даже победа в этом соревновании — не главная мечта Вылегжанина. Стать королем лыж — вот цель.

— Получить этот титул можно при одном условии — если выиграть забег на 30 и на 50 километров, — объясняет лыжник.

В 1954 году на чемпионате мира по лыжам в Фалуне Владимир Кузин выиграл гонку на 30 километров, а двумя днями позже — на 50. Восхищенный шведский король Густав ? вручил ему кубок с надписью «Королю лыж от короля Швеции». С тех пор гонщика, который в рамках одного чемпионата мира или олимпийских игр побеждает на этих дистанциях, называют королем лыж. Максима после чемпионата мира в Осло пока только неофициально титуловали вице-королем. Зато осталась мечта, которую еще предстоит осуществить.

Максим Вылегжанин

Родился 18 октября 1982 года в селе Шаркан Республики Удмуртия. Свои первые детские соревнования он выиг­рал, когда учился в третьем классе. В сезоне 2004/2005 дебютировал за сборную России на Кубке мира. Вылегжанин является вице-чемпионом мира в индивидуальных гонках, а также трехкратным серебряным призером Олимпийских игр. С детства Максим мечтал стать милиционером — как папа — и эту мечту он выполнил. Вылег­жанин имеет звание подполковника юстиции.

№22 (398)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама