7 вопросов Александру Котову, лидеру профсоюза о бунте дальнобойщиков

Интервью
Москва, 26.11.2015
«Русский репортер» №25 (401)

из личного архива Александра Котова

15 ноября в России запустили «Платон» – систему взывания платежей с грузовиков массой свыше 12 тонн. Стоимость проезда составляет 1,53 рубля за километр, а с марта 2016 года «прыгнет» до 3,06 рубля. Ввод системы спровоцировал массовые протесты водителей-дальнобощиков. Оператором «Платона» стала компания «РТ-Инвест транспортные системы» Игоря Роттенберга, на которого персонально обрушился гнев протестующих. Дело зашло так далеко, что председатель Центрального Совета Межрегионального профессионального союза водителей профессионалов Александр Котов, отвечая на 7 вопросов «РР» неосмотрительно даже пригрозил правительству революцией.

Повлияла забастовка на работу отрасли?

Сегодня я шел по трассе «Дон». На дороге процентов на 60-70% меньше грузовиков, чем обычно. Многие регионы уже испытывают нехватку на складах и в магазинах. Эта забастовка крайне отрицательно влияет на экономику всей страны. Все это понимают – Госдума не понимает.

Как долго планируете акции протеста?

Государственная Дума отказалась рассматривать законопроект Грачева (депутат Иван Грачев предложил ввести трехлетний мораторий на сборы с дальнобойщиков. – прим. «РР») Я разговаривал с Дагестаном. Дагестанцы крайне недовольны. Недоволен этим и весь актив профсоюза. Профильный комитет Госдумы выступил против моратория на сбор с большегрузов. А это плевок в лицо всему трудящемуся населению страны. И как дальше события будут развиваться, я сейчас сказать не могу.

Что вы имеете в виду?

А очень многие бастующие готовы завести свои грузовики и пойти на грузовиках на Москву. Требовать уважения к своему собственному народу. В декабре 2014 года, в послании к Федеральному Собранию президент прямо заявил о том, что хватит «кошмарить» бизнес: налогов новых в ближайшие 4 года не вводить и к этому вопросу не возвращаться. Правительство пошло на прямой саботаж указаний президента. Правительство заявило о том, что президент у нас, Владимир Владимирович, не может адекватно оценивать обстановку в стране, и если мы еще один налог введем, то ничего не будет. Народ схавает. Пипл схавает. А вот пипл не схавал.

 912-platon.jpg

И что теперь будет?

Это революция.

Вы же понимаете, что мы это опубликуем?

Ну и публикуйте. Именно с моих слов, да. Получается, что правительство во главе с Медведевым абсолютно не видит краев. Низы уже больше так жить не могут. Обнищание народа идет. Люди прекрасно понимают, что они теряют бизнес. Вот президент в декабре 2014 это видел, а правительство и Дума наша не видят. Это что, пир во время чумы? Это осталось год повластвовать, и за это время грабь награбленное? Вот этому Ротенбергу чего не хватает: в платиновый гроб золотого гвоздя? Это узаконенный откат из бюджета.

Но если серьезно говорить о дальнейших планах дальнобойщиков?

А у них других планов нет. Они должны с оружием в руках защищать свой бизнес. А оружие – это их грузовики. Другого оружия они не приемлют. Но если они возьмут в руки другое оружие, то как будет замиряться дальше вся страна, я не понимаю.

Вы же говорите, что они не приемлют другого оружия.

Пока – да. Пока они не двинулись в Москву. Я разослал открытое обращение губернаторам и в Государственную Думу. Последний пункт в нем звучит так: «Дальнобойщики и грузоперевозчики страны приступят к грузоперевозкам в обычном режиме. Они готовы снять эту забастовку, если законопроект Грачева Государственной Думой будет рассмотрен». Не принят, а будет рассмотрен! В стране наступит тишина. Государственная Дума решила, что тишина ей не нужна.

В Москву собираются ехать дальнобойщики из Дагестана. Какие у них планы?

Они сделают коллапс на всех дорогах.

Досье

«Улитки» парализовали дороги

Дальнобойщики устроили массовые акции более чем в 70 городах страны. Это стало крупнейшим протестом за последнее время. Кроме пикетов и демонстраций водители активно применяли тактику «улиток». Несколько грузовиков, обычно пять-шесть занимали две крайние полосы, оставив одну полосу для движения, а после сбрасывали скорость до минимума. Через километр ставили еще одну улитку, еще через километр – следующую и так далее. Создавались гигантские пробки. Именно «улитки» способствовали резонансу протестных акций.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (401) 26 ноября 2015
    Любовью а не войной
    Содержание:
    Три сцены о любви и терроре

    Как быть убедительнее радикальных проповедников

    Реклама