Обустроить свой дом

От редактора
Москва, 26.11.2015
«Русский репортер» №25 (401)

Крушение нашего самолета А321 над Синаем, парижские, бейрутские и малийские теракты производят впечатление мирового конца света. Мы не можем отгородиться, но трудно и что-то сделать. Военные и специальные операции — дело, в общем, профессиональное, во многом тайное. Что же может сделать простой человек? И может ли?

Конечно, мы можем сочувствовать и поддерживать друг друга, это важно. Кто умеет молиться — может молиться. Кто может лично участвовать в благотворительности — да. А что можно сделать вместе, как граждане и общество?

Государства бомбят исламистов в Сирии, что понятно, и тоже многих успокаивает и в Париже, и в Петербурге. Но вот тут-то возникает сложный вопрос: до какой степени месть за погибших решает проблемы? До какой степени сила оружия, противопоставленная злу, не отравляет нас самих?

Недавно, я присутствовал на обсуждении книги «Удивляющий папа Франциск» про то, как новый Римский папа, вроде, не делая ничего сложного, смог вернуть католикам надежду. Один уважаемый православный священник, несколько шутя, заметил: «Это очень хорошо, нежность и христианская любовь, но нужен и бизнес-план преодоления несправедливостей мира».

Я-то думаю, что мы вообще в России немного слишком обижены на жизнь и научены плохими экономистами мыслить линейно, везде требуем мер и мероприятий, а еще ужесточить и не пущать. Как-то не до любви. Но так это не работает. Потому что в этой войне вызов не только геополитический, но и человеческий.

Извращенный фанатизм исламистов для многих обманутых ими людей выглядит как нечто существенно более настоящее, чем «обычная реальность»: чем результаты западных колонизаций и войн на востоке, чем бессилие коррумпированных и разложившихся чинуш, чем бедность и несправедливость, и даже чем состоятельность в мире пустого потребления. Должно быть что-то больше, чем сам человек, в жизни человека — говорит поэт Тимур Кибиров в интервью в этом номере «РР».

Запад в последние десятилетия в качестве идеала, утопии говорил о демократии. Но «демократические» революции по всему миру привели только к разрушению стран и росту исламизма. Ответ России: не надо разрушать имеющиеся государства, пусть даже и с плохонькими непривлекательными режимами, как в случае Каддафи, Асада или Януковича. Ответ тактически полезный, но проблема в том, что плохонькие и сами однажды рухнут.

Должна быть настоящая утопия, надежда, духовная перспектива и у людей, и у стран. На конференции, где пытались общаться грузинские, армянские, азербайджанские и российские журналисты, кто-то спросил: «Ну а что позитивного предлагает Россия соседям и миру, кроме результатов действия армии и флота? Запад, тот хоть предлагал демократию»

Дело наверное все же не в бизнес-плане, а в очень простых вещах, они же и самые важные. Россия и мы все, могли бы предложить модель не просто мирного, но дружного сосуществования разных вер и народов. Равное отношение к людям разных народов и классов. Такой опыт у нас есть.

А это не только интернационализм, но и хорошее светское образование, промышленное развитие неразвитых регионов (вместо привычной в мире эксплуатации колоний), прогресс, наука, духовная и культурная сложность, которая обезоруживает простоту идеологии исламистов. Одновременно — и уважение к традициям и верам, и прогресс. Но нужно это суметь показать, не только в благополучных регионах, но и там, откуда молодежь уходит в террористы, в Дагестане, например.

Побеждать врага в России всегда умели лучше, чем с любовью обустраивать свой дом. Но придется учиться. Это и есть сейчас линия фронта.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (401) 26 ноября 2015
    Любовью а не войной
    Содержание:
    Три сцены о любви и терроре

    Как быть убедительнее радикальных проповедников

    Реклама