Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей

Драма в высоком разрешении

2016
Фото: Екатерина Шендрик/пресс-служба «Мастерской Петра Фоменко»; Ольга Аввакумова/фестиваль «Золотая Маска в кино»

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино», — сказал однажды Ленин наркому просвещения Луначарскому. Фраза вождя оказалась пророческой: кино не только задает тренды, но и создает новые. Например, проект Theatre HD за 10 лет стал популярен так же, как и оскароносные блокбастеры, особенно в регионах. «РР» решил выяснить, кто и зачем смотрит театр на большом экране, как при этом чувствуют себя актеры и режиссеры и не станет ли новое зрительское увлечение роковым для «живого» театра

Генеральный прогон

Все началось со знаменитой Метрополитен- опера. Идея проекта родилась в 2006 году, и с тех пор было проведено более 87 прямых трансляций. В прошлом году стартовал уже десятый сезон The Met: Live in HD.

В России первыми к мировому тренду приобщилось арт-объединение CoolConnections:

— Трансляции мы начали делать в 2012 году, — говорит директор по региональному развитию арт-объединения CoolConnections Анна Зимина. — В тот год сезон открылся постановкой оперы Гаэтано Доницетти «Любовный напиток», где заглавную партию исполняла Анна Нетребко. Для российской аудитории формат трансляции «живого» театрального искусства на киноэкране непривычен, но быстро стало понятно, что зрителям он по душе.

Но прорывом для организаторов стал показ не «Любовного напитка» с популярной Нетребко, а «Франкенштейна» Дэнни Бойла в постановке Лондонского национального театра с Бенедиктом Камбербэтчем и Джонни Ли Миллером. Симбиоз кино и театра оказался успешным: британцы умудрились привлечь внимание зрителей не только к экранам телевизоров, но и к театральным подмосткам.

Из отечественных театров первым в кино выступил Большой: его трансляции пользовались успехом из-за дороговизны билетов.

Как говорят сотрудники CoolConnections, для организаторов показов трансляция — это «сложносочиненный» процесс, в котором участвует очень много технических специалистов. Театр, участвующий в проекте, ведет съемку спектакля с разных точек, а затем запись передается в кинотеатры через спутник.

Преимущество трансляций по сравнению с самими спектаклями — высокое качество изображения и наличие крупных, средних и общих планов, совсем как в кино. HD-транс­ляции упраздняют бинокль и позволяют зрителю во всех подробностях рассмотреть костюмы и декорации, оценить эмоции актеров.

— Театр «на месте» не умрет, потому что поход в театр — это праздник для души. Однако летать каждую субботу в Лондон или Нью-Йорк может себе позволить далеко не каждый, поэтому здесь на помощь приходит TheatreHD, — говорят в CoolConnections.

После третьего звонка

Бег трусцой с перескакиванием через лужи — хорошо, что «Сон в летнюю ночь» Ивана Поповски все-таки показывают в кинотеатре, а не в театре, где непунктуальных зрителей капельдинеры казнят укоризненным взглядом!.. В отличие от них, билетные контролеры иллюзионов спокойнее относятся к припозднившимся: святость действа на «белой простыне» трудно нарушить стуком каблуков.

Нас встречает сцена, где Деметрий (Юрий Буторин), Елена (Ирина Горбачева), Гермия (Серафима Огарева) и Лисандр (Александр Мичков) планируют побег в афинскую чащу. Но учитывая, что это место у Шекспира служит завязкой, мы почти вовремя.

Правда, погружение в реальность золото­масочного спектакля «фоменок» происходит не сразу: трудно привыкнуть, что видишь лица актеров крупным планом. В театре даже с первых рядов партера без оптики нельзя разглядеть капли пота или морщины. При этом недо­стает привычной иллюзии кино: все диалоги по-театральному медленные и громкие. Наконец, когда камера дает общий план, взгляд выхватывает примечательную деталь — гигантские котурны на ногах афинян. И вот тут нас окончательно завораживает магия сцены.

Эффект присутствия в зрительном зале «Мастерской Петра Фоменко» нарушается лишь в моменты расфокусировки объектива камеры. В остальное время от просмотра не отвлекает даже полный кинозал: все погружены в спектакль. Не слышно ни привычного треска попкорна, ни бульканья газировки, ни сальных комментариев, — абсолютно театральная атмосфера. Даже в туалет зрители выходят только в антракте. А в финале аплодируют стоя актерам, которые кланяются им за 2710 километров.

— Да, в Омске за последние годы увеличилось количество людей, предпочитающих проводить свой досуг в театре, на театральных фес­тивалях и конкурсах. Мы планируем поддерживать эту тенденцию, — говорит начальник отдела маркетинга кинотеатра «Слава» Дарья Покотило. Именно в этом кинотеатре с декабря прошлого года транслируют спектакли «Золотой маски» и британские постановки «с Камбербетчем».

На вопрос, что же приносит больше денег в кассу «Славы» — кино или театр-HD, маркетолог уклончиво отвечает:

— Фильмы и спектакли — совершенно разные продукты. Прибыль каждого сеанса зависит от многого: времени показа, рек­ламы и даже погоды. Главное, что популярность трансляций растет во многом благодаря сотрудничеству с омскими театрами. Цифрами, к сожалению, подтвердить не можем — это некорректно в отношении компании-кинопрокатчика.

Подготовка к трансляции «Сна в летнюю ночь» в «Мастерской Петра Фоменко» 060_rr13_2.jpg Фото: Екатерина Шендрик/пресс-служба «Мастерской Петра Фоменко»; Ольга Аввакумова/фестиваль «Золотая Маска в кино»
Подготовка к трансляции «Сна в летнюю ночь» в «Мастерской Петра Фоменко»
Фото: Екатерина Шендрик/пресс-служба «Мастерской Петра Фоменко»; Ольга Аввакумова/фестиваль «Золотая Маска в кино»

На сцене

Перед трансляцией актеры и режиссеры волнуются не меньше, чем перед премьерой, и даже репетируют специально для камер. О том, что «фоменкам» зрители Омска аплодировали стоя, Амбарцум Кабанян, исполнитель ролей распорядителя празднеств Филострата и эльфа Робина Доброго Малого в спектакле «Сон в летнюю ночь», узнал от корреспондента «РР».

— Трансляция — это очень круто и… очень страшно, безумно просто! — признается Кабанян. —  «Сон в летнюю ночь» показывался во многих кинотеатрах одновременно, и когда ты понимаешь, сколько людей тебя сейчас видит… В театре-то ты можешь контролировать свое поведение и, чувствуя реакцию зрителей, выстраивать спектакль. А тут нет! Человек сидит в кинотеатре, смотрит на тебя. И я думал: «Боже мой, что они сейчас видят!»

— Сначала я вообще был против, — продолжает режиссер «Сна в летнюю ночь» Иван Поповски. — Это же живой спектакль, у нас есть надежда поехать с ним на гастроли, а тут выясняется, что его покажут по кинотеатрам… Но потом я решил, что, наверное, надо все-таки попробовать. Я человек довольно консервативный, и всякие новшества для меня — большая провокация. Накануне трансляции «Сна в летнюю ночь» мы сделали пробную запись, потом с режиссером телеверсии Игорем Овчинниковым провели анализ, почти покадрово.

Конечно, одна встреча накануне — это мало. Тут должны быть задействованы люди, которые занимаются телевидением. У них другое, более клиповое мышление, они меньше доверяют артистам, чем мы. Иногда я говорил: «Остановитесь, дайте им сыграть, не надо их дергать, у зрителя должно быть ощущение, что он в театре, не надо крупных планов!»

Крупный план для режиссера и актеров был настоящим испытанием.

— В театре ведь нет ничего подобного! — восклицает Амбарцум Кабанян. — Я весь взмокший, и что же, когда дадут крупный план, это увидят все зрители?! Тем более камеры отвлекают от игры чисто технически. Но я стал думать о людях по ту сторону экрана. Мне было безумно интересно, как они реагируют, насколько синхронно дышат с нашим залом. Ну а во время спектакля тебя настолько захватывает действие, что уже не до камер… Поповски потом сказал: «О да, вы хорошо играете крупнячки!»

— Крупные планы — вообще отдельная история, — соглашается Поповски. — В каком-то смысле это подстава для актеров. Хотя Питер Брук и говорил, что актеры театра должны играть так, будто их показывают на большом экране в кинотеатре, зритель все равно имеет право выбора. В театре ты сам решаешь, на кого ты смотришь, чьи эмоции ловишь, а тут выбрали за тебя. В театре важна сиюминутность, какие-то мелочи, которые были на одном показе — а на другом их уже не будет.

За кулисами

— У нас театр — больше чем театр, — говорит директор Театра им. Вахтангова Кирилл Крок на круглом столе в рамках очередного Московского культурного форума. Дискуссия «Технологии привлечения зрителей в театр», довольно быстро локализовалась вокруг феномена так называемых трансляций, HD-театра и схожего с ним по формату недавно стартовавшего проекта «ТеатрЖИВ».

Что, по сути, нисколько не удивительно: каждый из троих спикеров мероприятия (помимо упомянутого Кирилла Крока — директор «Практики» Юрий Милютин и помощник художественного руководителя «Мастерской П. Н. Фоменко», а также глава портала Культу.Ru! Игорь Овчинников) участвовал в переносе идей классического театра в новую плоскость. «Практика», недавно отпраздновавшая десятый день рождения, всегда славилась инновационным подходом к постановкам и работе со зрителем. А вот признанные мэтры только открывают для себя новую нишу: интернет-трансляции на официальном сайте Театра Вахтангова доступны с октября; увидеть фоменковский «Сон в летнюю ночь» на большом экране зрители смогли лишь в феврале.

Участники дискуссии отмечают, что внедрение трансляций в российскую культурную среду не связано напрямую с финансовой выгодой, как это было с Метрополитен-опера. Кирилл Крок объясняет этот шаг стремлением привлечь молодежь в театр.

— Наш зритель стареет, — сокрушается он.

Соглашается и Юрий Милютин: с гибким ценообразованием и наличием льготных программ для студентов просмотр спектакля в формате HD не всегда экономит средства.

Заменит ли театр в высоком разрешении традиционные спектакли? Режиссеры твердо уверены в обратном.

— Даже сидя дома в предельно комфортной ситуации и просматривая телевизионную трансляцию — неплохую, с семи камер, без каких-то там технических накладок, зритель скорее заряжается желанием пойти в театр и посмотреть все вживую, — считает худрук Омского ТЮЗа Владимир Золотарь.

Но, как ни парадоксально, и Theatre HD — тоже другая степень сопереживания.

— Все равно это соприкосновение театра и кино очень интересно, — резюмирует Иван Поповски. — Во время трансляции я инкогнито пошел в кинотеатр, и передо мной сидел мальчик лет двенадцати. Он так хохотал! Это было очень приятно!

Полина Жорова, Вера Коротышева, Анастасия Кулакова, Елена Смородинова

Подготовлено Мастерской культурной журналистики

№13 (415)



    Реклама

    Государственным запасам российской Арктики – многоуровневый контроль

    В XXI веке богатство России будет прирастать Арктикой

    Время упущено? Пока никто не повторил наш опыт

    «Звезды Арбата» - единственный в премиальном классе комплекс апартаментов в России, где сервисные услуги осуществляет крупнейший мировой гостиничный оператор компания Marriott International


    Реклама