Художественный бизнес

2016
Фото: Герман Прокопьев

Кризис не помеха для новых видов бизнеса, и заработать в этот период могут даже те, кто по традиции должен быть голодным и гордым. По крайней мере, такой проект появился в Петербурге, где придумали приглашать людей рисовать под вино и инструкции от художников. Кто и зачем отдыхает в компании красок и кистей, выяснял корреспондент «РР»

В среду вечером вместо театра я за компанию с подругой мчу в кафе «Жан-Жак» рядом с Парком культуры. Опаздываем мы на рисовальную вечеринку, или сеанс одновременного рисования. С рисованием у меня отношения натянутые. Поэтому на всякий случай на вечеринку Painty беру человека, отягощенного художественными способностями. Итак, Александра Ловянникова: режиссер, художник-сценограф, выпускница знаменитого совместного курса Каменьковича и Крымова в ГИТИСе и Художественного училища памяти 1905 года.

Белка, Бегемот, Малышка и другие друзья художника

Два длинных столика. Толпа девушек разной степени зрелости в фирменных фартуках сосредоточенно рассматривает выданные краски-кисти-палитры. Кто-то столь же внимательно читает меню.

Ведущий, стильный красавец в очках, выясняет, как мы хотим назвать кисти. Называют почему-то Белкой, Бегемотом и Малышкой — возможно, барную карту начинающие художники уже изучили. Далее Игорь (так зовут ведущего) советует прикинуть, где у холста, на котором каждый из нас будет рисовать, середина. А затем провести там зеленую линию.

Это у меня на удивление получается.

— Я уже представляю, как меня не пустят в Музей современного искусства, а темной-темной ночью Крымов ворвется и потребует назад диплом, — говорит Алька, сосредоточенно орудуя Белкой. — Кстати, я обратила внимание: мужчин тут трое.

Между тем на наших холстах уже появились горка, холм и расцветают прямо-таки неоимпрессионистские цветы. Жорж Сёра отдыхает. О позоре на уроках ИЗО можно забыть; главное, не забывать улыбаться, тем более что снимающий нас всех фотограф — тоже прекрасный юноша. И еще сделать селфи — например, с надписью «Без бокала нет Шагала».

— Игорь, а вы серьезные картины рисуете? — спрашиваю после у ведущего Игоря Дидыка.

— Пишу.

— Вот. Вам не обидно, что вы пишете, а тут люди рисуют? Что они подумают, будто можно быстро этому научиться?

— Нет. Хорошо ведь, и когда люди рисуют, и когда пишут.

У самого Игоря две художественные «вышки»: сначала учился в Волгоградском институте искусств на дизайнера, потом там же, в Педагогическом, на учителя, после работал в школе. Сейчас дает индивидуальные уроки и ведет вечеринки Painty.

— А разве можно на таких вечеринках

научиться рисовать?

— Почему нельзя? Азы понять можно. Люди, которые ходили на пять вечеринок, потом уже делают что-то свое.

— Конечно, к искусству это отношения не имеет, — резюмирует подруга. — Но как развлечение — просто отлично! Тем более если мне захочется порисовать, а у меня ничего нет, то можно пойти на такую тусовку и не заморачиваться по поводу покупки кистей, красок, холста. За тебя уже обо всем подумали.

Подумали, кстати, и о том, как мы понесем свои шедевры домой: в финале вечеринки всем выдают крафтовые сумки. Билет на вечеринку ненамного дороже, чем средний чек из ресторана.

Корпоративный провал

Придумали Painty в Петербурге. Но не голодные художники, а бизнесмены — точнее говоря, Дмитрий Анисимов. Мы сидим на веранде на крыше отеля «Введенский»: там тоже проходят Painty-вечеринки.

На бизнесмена в стереотипном представлении Дмитрий похож мало: кепка, кроссовки, скейтборд. До Painty Дима занимался проектом по уборке квартир. В какой-то момент сотрудники захотели пойти на корпоратив и порисовать. Долгие поиски человека, который помог бы это устроить, привели к тому, что компания просто посидела в ресторане. А Дмитрий придумал новый бизнес.

Главная идея проекта: чтобы было весело, но при этом в конечном счете получилась картина. Поэтому ведущий должен быть и художником, и учителем, и массовиком-затейни­ком. Найти такого оказалось непросто. Трое нашлись в Москве, пятеро — в Петербурге.

— Все ведущие с художественным образованием, пишут крутые картины, делают выставки — мы за то, чтобы они развивались как художники, — говорит Дмитрий. — Но при этом нам было нужно, чтобы эти люди могли и круто шутить, и управлять аудиторией.

Холсты завозят из Китая, акриловые краски, которые легко смываются с рук и одежды, — из Америки, и только кисти покупают в Кирове — самые дорогие на рынке. Параллельно занимаются тем, чтобы запустить свое производство краски… И это все в кризис!

— Вначале я вложил в проект миллион руб­лей, — рассказывает Дмитрий. — Окупились мы в апреле. Инвестиции все идут в проект. Вообще я считаю, что это одна из самых интересных историй с точки зрения бизнеса. На рынок мы заходили без внешних инвестиций. Что касается окупаемости… Окупиться можно с первой вечеринки. Вопрос, каким ты хочешь оставаться и как планируешь развиваться.

Пока мы говорим, вокруг продолжается вечеринка. Девушки за столом рисуют, а фотограф, как и в Москве, — фотографирует.

— Действительно, мы прикидывали, что наша целевая аудитория — девушки от 27 до 35. Мы не ориентировались на конкретный тип вроде «ведет активный образ жизни, много путешествует, пользуется айфоном». К нам могут прийти и топ-менеджеры, и продавцы. Это альтернативный досуг посиделкам в кафе, только потом ты уносишь с собой картину. И открываешь в себе желание творить дальше.

— Почему мужчины не рисуют?

— Рисуют. Но приходят с девушками. Вообще это интересная история. С одной стороны, тут можно пережить интересные эмоции вдвоем. Каждый уйдет не с пустыми руками, можно обменяться друг с другом картинами. Да и процесс объединяет. Но вот на первом свидании надо быть суперуверенным, а человек думает, что рисовать не умеет… Косяк, в общем! Поэтому для пикаперов мы не подходим.

Иногда на вечеринках появляются преимущественно мужские компании: например, на 23 февраля строители заказали корпоратив и рисовали ими же построенное здание.

— Мы не о художке, а об энтертейнменте, — подводит итог Дмитрий. — Понятно, что за два часа ты не проработаешь детали, но можешь загореться и захотеть пойти в студию рисования. Здесь предлагается именно развлечение. Сейчас нас стали копировать, но то, что получается у конкурентов, — это лишь творческие посиделки. У нас же именно вечеринки. Однако конкуренты помогают развивать индустрию, так что пусть копируют!

Нафигачить шедевр

Вечеринка подходит к середине, и пока начинающие художники-тусовщики делают селфи, вылавливаю из общей массы арт-директора Painty Олю Метальникову. У Оли смешные дреды, татуировки и два диплома — художника и иконописца.

— Картины создаю не только я, но и еще пять художников, которые у нас работают, — говорит Оля. — Смотрим, что сейчас модно, что люди хотят видеть в интерьере. Есть несколько картин-хитов: панда, осенний пейзаж, картина с губами и Париж. Недавно сделали картину «В Питере пить» — хотели ее запустить только в Петербурге, но выяснилось, что рисовать мосты хотят и в Москве.

— Оля, но нельзя же за два часа нафигачить шедевр?

— Ну, шедевр нафигачить можно за пять минут, — смеется Оля. — История искусств подтвердит мои слова! Были шедевры, созданные и за меньшее время. От этого их ценность и шедевральность не уменьшается. Мы ведь не дискредитируем творчество, не позиционируем себя как люди, которые учат художников. К нам — за отдыхом.

И Оля возвращается к очередному нешедевру, создание которого удивительно поднимает настроение.

№15 (417)



    Реклама

    Качество научных исследований как фактор продвижения университетов на мировой арене

    Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку второго Рейтинга факультетов. Уникальность рейтинга состоит в том, что объектом ранжирования стали позиции российских вузов в узких предметных областях




    Реклама