Общество


10 героев нашего времени

при участии Екатерины Яковлевой , , 2017
Таисия Воронцова

Кто и зачем меняет жизнь вокруг себя

В России бум волонтерства: многие тысячи людей в разных регионах страны создают благотворительные фонды, приюты для бездомных, придумывают и воплощают в жизнь образовательные и социальные проекты. И очень часто это делается  спонтанно, на энтузиазме, люди сами реализуют свою свободу, а не бюрократический план. Мы называем этих людей прогрессорами – словцо взято из романов братьев Стругацких (так у них назывались инопланетяне, в чьи обязанности входит содействие прогрессу цивилизаций), а потом иронично использовалось выдающимся урбанистом и исследователем нашей социальной реальности Вячеславом Глазычевым. Недавно дружеское «РР» сообщество молодых журналистов «Медиапологон» на платформе Les.Media реализовало большой проект «Прогрессоры-24», в ходе которой 700 молодых корреспондентов из пятидесяти с лишним регионов России в течение суток в онлайн-режиме рассказывали о социальных лидерах и сообществах по всей стране. Сегодня мы представляем десятку прогрессоров и их проекты. Мы знаем о сотнях замечательных проектах и сообществах, часть из них обозначены на карте в этом материале. Но на пришлось выбрать десятку, ведь в одном материале нельзя рассказать обо всех сразу, они буду становиться нашими героям в дальнейшем.

10 по-разному трендовых социальных лидеров. Они занимаются разными вещами, по-разному смотрят на жизнь. Но всех их объединяет желание изменить если не мир, то хотя бы мир вокруг них, помочь другим. И вот тут уже возможны варианты. Кто-то меняет свою жизнь, и учительница музыкальной школы идет работать в детдом. А криминальный репортер открывает донорский банк грудного молока. Кто-то не расстается с профессией, но продолжает свое дело на волонтерских началах: бизнесмен, директор парапланерного клуба устраивает бесплатные полеты для инвалидов-колясочников, а учитель читает во внеурочное время лекции всем желающим. А многих к общественному активизму приводит собственная беда. Женщина с ВИЧ открывает фонд помощи людям с этим заболеванием, а отец «особенного» ребенка создает добровольческий центр, работающий с инвалидами.

Другой момент, характерный для них, – это опыт некоторой разочарованности в нашей политической и управленческой системе. В других условиях и в другое время часть из них могли бы общественными и политическими лидерами в регионах. Но в условиях заметной отчужденности государственной системы от общества, они решили не ждать более подходящих условий для обустройства жизни, а взять ситуацию в свои руки и сделать, что возможно, сами. И это более взрослый выбор, чем нытье и унылая ругань в интернете. И дальновидные государственные управленцы могли бы их использовать как ресурс развития территорий.

Ну и еще один объединяющий фактор — все эти люди хотят жить в России. Никто из наших героев, с какими бы трудностями не сталкивался, не говорил о том, что хочет все бросить и уехать. Именно этим во многом объясняется сегодняшний бум волонтерства: если раньше все думали о том, как заработать и выжить, то сейчас людям нужны еще и новые смыслы. И главный из них — обустроить мир вокруг себя, своей работой, как пела группа «Аквариум», «вернуть эту землю себе».

«Помощи от государства не было, да мы и не просили»

Иван Семьян(в центре) и команда «Археоса»  Александра  012_rusrep_01-1.jpg Екатерина Карт
Иван Семьян(в центре) и команда «Археоса» Александра
Екатерина Карт

Кто: Иван Семьян

Город: Челябинск

Что сделал: создал проект реконструкции древнейшей истории «Археос», учит школьников лепить горшки, стрелять из лука, метать копья и сражаться на мечах

— Я археолог. Когда еще был студентом, занимался исторической реконструкцией раннего средневековья, и у меня возникла идея объединить субкультуру реконструкторов и молодых археологов. Так в 2011 году появился проект «Археос». Во многом нам помогли научно-исследовательские лаборатории Челябинска. Мы вместе устраивали занятия по древним технологиям: лепили посуду, занимались древним литьем, ковали железо, делали каменные орудия.

С 2014 года мы стали арендовать площадки в разных этнических центрах, где проводим историческую экскурсию «Путешествие в Прошлое». Рассказываем историю человечества от каменного века до железного. Показываем, как ковать копья, мечи, катаем на колеснице, учим стрелять из лука. Мы хотим, чтобы люди узнали как можно больше о жизни наших далеких предков.

Для школьников, воспитанников детских домов, пенсионеров мы, понятное дело, проводим все это бесплатно. А с платежеспособных групп населения берем деньги. Надо же проекту на что-то жить. Хотя наше занятие — не самый простой способ коммерции. Это скорее призвание: надо этим болеть, чтобы делать что-то подобное.

Мы хотим развивать в России археологический и палеонтологический туризм по европейскому образцу — когда человек приезжает и погружается в историю. Наша задача состоит в том, чтобы у него за короткий срок сложилась целостная картина того, как жили раньше. Чтобы он узнал, во что одевались, как готовили снаряжение, как им пользовались, что ели.

Историческая реконструкция в России, да и во всем мире, в основном затрагивает мейнстримные темы: эпохи викингов, рыцарей, наполеоновские войны. Мы же хотим заняться именно древнейшей историей, чтобы человек прожил день охотником каменного века или литейщиком бронзового века.

Самая главная трудность в работе такого проекта — финансовая. С самого начала мне все вокруг говорили, что это нерентабельно, невыгодно, нереально. Даже в нашем городском музее не проявили интереса. А потом, когда уже мы стали проводить первые экскурсии, работники этого музея сами к нам приходили и говорили, что были не правы. Наверное, аниматоры и event-агентства зарабатывают деньги легче и больше, но у нас своя идея — популяризация истории как науки, и мы не собираемся от нее отступать. А помощи от государства никогда не было. Да мы и не просили.

«Наша цель — чтобы еда была съедена»

Александра Легкая и ее дочь разбирают продукты 012_rusrep_01-2.jpg  Ольга Кулага
Александра Легкая и ее дочь разбирают продукты
Ольга Кулага

Кто: Александра Легкая

Город: Санкт-Петербург

Что сделала: первая в России организовала фудшеринг — движение по спасению невостребованной еды

— У меня дома раньше часто бывало так: купила больше еды, чем надо, или что-то подарили, а я такое не люблю. А это нехорошо, когда еда пропадает зря. По образованию я клинический психолог, и когда работала в детском саду, видела, сколько еды там выкидывается. А ведь ею можно делиться, просто придумав схему и организовав удобную площадку.

В Европе фудшеринг — движение по спасению невостребованной еды — существует уже давно. Зародилось оно в Германии в 2012 году. Я же начала с того, что создала в сети «ВКонтакте» специальную группу — «Фудшеринг. Отдам еду даром». Там любой может опубликовать пост о том, какой едой хочет поделиться, где и когда ее можно забрать. Отдаем тому, кто первый откликнется. Сейчас в группе более 27 тысяч человек.

У нас также была попытка создать первый общественный холодильник. Мы установили его в благотворительном магазине «Спасибо!» на Васильевском острове. Каждый мог принести туда еду, и каждый мог забрать то, что хотел. Но буквально на следующий день Роспотребнадзор пришел и сказал, что еда в холодильнике не соответствует санитарным нормам и правилам. А соблюсти эти нормы в принципе невозможно — ведь у людей, которые приносят еду, нет никаких документов на нее. Поэтому сейчас мы ведем всю основную работу в группе. Плюс участвуем в различных фестивалях, проводим публичные лекции и обеды.

Но мы не занимаемся благотворительностью. Для нас неважно, кому достанется еда. Берет тот, кто первым напишет. Хотя, конечно, у нас в группе очень много многодетных, малоимущих, пенсионеров. Благодаря паблику они могут разнообразить свой рацион. А кто-то даже пишет, что мы их чуть ли не от голода спасаем. Но это не основное наше направление.           

Наша цель заключается в том, чтобы еда была съедена, чтобы ресурсы и усилия, затраченные на ее изготовление, не были потрачены зря.

Конечно, никаких доходов фудшеринг мне не приносит. Кафе, пекарни, которые с нами сотрудничают, тоже ничего от этого не получают. Все держится на честном слове. Плюс мы раздаем еду не в таких количествах, чтобы ее можно было бы продать. Поэтому нажиться здесь никто не может.

«Люди часто думают, что все бесполезно»

Светлана Изамбаева помогает людям с ВИЧ 013_rusrep_01-1.jpg из личного архива Светланы Изамбаевой
Светлана Изамбаева помогает людям с ВИЧ
из личного архива Светланы Изамбаевой

Кто: Светлана Изамбаева

Город: Казань

Что сделала: создала благотворительный фонд помощи людям с ВИЧ после того, как у нее самой обнаружили это заболевание

— Изначально у нас была организация женщин, живущих с ВИЧ. А в 2008 году, когда к нам стали приводить ВИЧ-положительных детей, мы образовали благотворительный фонд.

Мы оказываем различную помощь, от психологической до социальной и материальной. Помогаем в случаях, когда женщина подвергается насилию или находится в тяжелой жизненной ситуации. Собираем средства, чтобы приобрести коляску, продукты, одежду. У нас были случаи, когда женщина оставляла ВИЧ-положительного ребенка в роддоме, но после обращения к нам забирала его.

В России очень много мифов в отношении лекарств и лечения ВИЧ. Люди часто бросают терапию, потому что думают, что все бесполезно. А потом умирают. Поэтому важнейшее направление нашей работы — встречи с молодежью в студенческих поликлиниках, в вузах, в техникумах, в школах. Мы рассказываем о заболевании, отвечаем на вопросы.

Основная наша проблема — отсутствие постоянного помещения. В идеале наша деятельность должна вестись беспрерывно, чтобы люди привыкли к одному месту, где им было бы уютно, тепло, как дома. Нам государство предоставляло что-то, а потом забирало. Или помещение оказывалось аварийным, и мы снова оставались у разбитого корыта. Бывали и такие случаи, когда мы звонили в какую-нибудь организацию, а там зло отвечали: «Что, ваша руководительница еще жива?»

Большие проблемы возникают и с лекарствами. Не всегда их можно получить в больницах, а деньги на них есть далеко не у каждого. К тому же сейчас препараты, которые мы принимали раньше, заменяют более дешевыми. Часто приходится судиться и поднимать шумиху из-за этого. Почему так происходит? Почему нужно доводить до суда или до прессы? Это ужасно, это очень надламывает.

Сейчас у нас есть люди, которые время от времени нам помогают финансово. А вообще я верю, что если цель благая, деньги обязательно придут.

«Делай хорошо, но не ради денег»

Эльмира Есаулкова, организатор fashion фестиваля «Сибирский бренд» 013_rusrep_01-4.jpg Дарья Новикова
Эльмира Есаулкова, организатор fashion фестиваля «Сибирский бренд»
Дарья Новикова

Кто: Эльмира Есаулкова

Город: Тюмень

Что сделала: организовала fashion-фестиваль «Сибирский бренд», объединивший местных модных дизайнеров

— Моя фирма занимается пошивом рюкзаков в Тюмени. Но тюменцы очень недоверчиво относились к местному производству одежды и аксессуаров. Многие вообще не знали, что у нас что-то производят. В то же время в моем окружении много знакомых, которые шьют одежду, делают изделия из кожи здесь, в Тюмени. Поэтому я подумала, что надо устроить какое-то крутое светское мероприятие, благодаря которому жители города смогут лучше узнать своих производителей.

Программу фестиваля «Сибирский бренд» можно поделить на две части. Первая — выставка. Вторая часть — конкурс для молодых дизайнеров в трех номинациях: «Городской стиль», «Торжественный образ», «Аксессуары». Все было всерьез: на специальном модельном подиуме шли показы, жюри выбирало победителей.

Считается, что модные показы — это такие закрытые мероприятия для элиты. К нам же мог прийти любой желающий. Было много молодежи, но и представителей среднего возраста тоже достаточно. Одежда также была представлена для людей разных возрастов.

Среди массового производства наши изделия выделяются в первую очередь своим качеством и внешним видом. Плюс у каждой марки свой крой. Хотя, конечно, мы все следим за современными тенденциями и стараемся быть в тренде. При этом цены у нас не выше средних на эти товары.

Во время организации фестиваля сложность возникла с помещением. Мы-то думали, что такое клевое мероприятие все захотят бесплатно провести. Но все требовали плату за аренду. А место должно было быть хорошим, соответствовать масштабу замысла. Поэтому все обошлось нам довольно дорого. Поскольку мероприятие было в новинку, многие сомневались, что люди вообще придут. Но наша команда со всеми трудностями справилась, на фестиваль пришло около 500 человек.

«Сибирский бренд» уже дал первые результаты. Заметно повысился спрос на тюменское производство. В городе открылся большой шоу-рум, где представлено около 30 тюменских марок одежды и аксессуаров. Сами модельеры и дизайнеры вышли на более высокий уровень: многие занялись декорированием одежды, кто-то расширил производство. Плюс ко всему все друг с другом перезнакомились, появились совместные проекты.

Вообще у меня такой принцип: если уж начал что-то делать, делай это хорошо. Но не ради денег. Если в этом году удастся и прибыль какую-то получить, это будет неплохой результат.

О благотворительности говорить пока рано, потому что наши участники сами еще не стоят крепко на ногах. А вот когда каждый бренд откроет свой собственный магазин, выйдет за пределы области, — тогда, конечно, можно будет подумать и о благотворительных проектах.

«Мы не обращались к властям за помощью»

Виктор Пушкин в своем офисе в процессе записи нового видео  —  014_rusrep_01-1.jpg Анна Куприянова
Виктор Пушкин в своем офисе в процессе записи нового видео —
Анна Куприянова

Кто: Виктор Пушкин

Город: Иркутск

Что сделал: возглавил благотворительный фонд помощи людям с ограниченными возможностями. Сам инвалид-колясочник, инспектирует свой город на наличие доступной среды

— Идея создать реабилитационный центр на Байкале у меня появилась еще лет десять назад. Инвалиды — люди небогатые, не у всех есть средства отдыхать на турбазе. Мы захотели сделать такой отдых финансово доступным для людей с низким заработком. После одной из встреч с предпринимателями, где я рассказывал о своей мечте, со мной вышла на связь женщина, которая решила передать нам участок земли на Байкале. Участок должен быть оформлен на благотворительную организацию, поэтому фонд появился сразу после того, как нам предложили землю на Байкале.

Сейчас мы оформляем документы. Чтобы собрать деньги на строительство спортивно-оздоровительной базы отдыха, готовим площадки для сбора средств. Например, организовали благотворительный аукцион «Отдыхай на Байкале». Прежде чем начать, нужно проделать много документальной работы: подготовить проект центра и составить смету. Мы не обращались к городским властям за помощью. Понимаем, что у них нет возможности взять и построить базу для слепоглухих или инвалидов-колясочников на Байкале. Механизмы, которые мы используем сейчас, более эффективны.

В Иркутске, как и во всей стране, дела с доступной средой обстоят не очень хорошо. В интернете можно найти много историй, когда делают пандусы, которыми невозможно пользоваться. Когда инвалид-колясочник не может подняться по пандусу, он сначала должен обратиться к собственнику. Часто на такие обращения отвечают: «Я же сделал пандус, чего ты от меня еще хочешь?» Тогда нужно обращаться в прокуратуру и требовать, чтобы пандус построили заново. Что мы и делаем.

«У нас нет денег на рекламу»

Илона Раздумина на работе 014_rusrep_01-2.jpg  из личного архива Илоны Раздуминой
Илона Раздумина на работе
из личного архива Илоны Раздуминой

Кто: Илона Раздумина

Город: Уфа

Что сделала: создала первый российский региональный банк грудного молока, курирует программу «Лечение детей» в благотворительном фонде «Наши дети»

— Мы стараемся не перекладывать на свои плечи то, что и так может сделать государство, а взять на себя пласт работы, которую не могут выполнить власти. Например, к нам обращаются люди, у которых есть вид на жительство, но нет гражданства. По закону такие люди не имеют права на государственную помощь, поэтому мы собираем средства им на лечение. Или бывает, что каких-то дорогостоящих препаратов нет в списках государственных квот, а семья не может себе позволить их оплатить. Тогда мы тоже помогаем. Наш фонд рассматривает случай каждого ребенка, а потом уже принимает решение, можем мы поддержать семью или нет. У нас нет определенного профиля — мы помогаем детям со всеми болезнями.

У мам, которые родили на ранних сроках, часто нет молока. У фонда появилась идея открыть банк грудного молока на базе республиканской больницы: сделать небольшое отделение с комнатой, где будет стоять оборудование для забора, хранения и транспортировки донорского молока.

Сумму на оборудование мы собрали с помощью фонда. Купили молокоотсосы, водяную баню, контейнеры, холодильник и морозильник. Благодаря термической обработке молоко сохраняет все свои полезные качества, а болезнетворные микробы убиваются. После того как молоко проходит обработку, оно ставится на недлительное хранение в холодильник, чтобы мама могла взять себе готовую порцию. У мам-доноров взяты все соответствующие анализы. В тестовом режиме этот проект уже работает.

До нас банк грудного молока был только в Москве, мы стали вторыми в России. У людей есть предубеждение, что раз в других регионах таких банков нет, значит, это блажь. Жители Уфы долго присматривались, прежде чем пожертвовали деньги в фонд на этот проект. Власти города никак материально не помогали. Но один раз глава Башкирии на одном из мероприятий рассказал о нем со сцены, похвалил. После этого с нами связался журналист из одного республиканского издания и предложил написать о проекте материал. Но на правах рекламы — если мы заплатим. Конечно, мы отказались. Откуда у нас могут быть деньги на такое?

«Игры, песни и подарки не решат проблему сирот»

Юлия Цун и ее подопечные 016_rusrep_01-2.jpg из личного архыва Юлии Цун
Юлия Цун и ее подопечные
из личного архыва Юлии Цун

Кто: Юлия Цун

Город: Хабаровск

Что сделала: учительница музыки после того, как одна из ее учениц попала в детдом, последовала за ней и работает там воспитателем

— Я работала в музыкальной школе, руководила фольклорным ансамблем «Звенислава», в котором занимались дети из неблагополучных семей. Среди них была девочка, которая проявляла отличные музыкальные способности. Мы с ней много занимались индивидуально, у нас сложились дружеские отношения. Потом случилось страшное — она попала в детский дом. Я не могла ее бросить. И пришла работать туда воспитателем. «Переехал» в детский дом и наш ансамбль.

Постепенно я поняла: несмотря на то что с детьми там активно занимаются, проводят много мероприятий, у них все равно нет самого главного — близкого человека. Воспитанники растут очень быстро, и попасть в семью с каждым годом остается меньше шансов: мало кто хочет брать подростка. Я стала изучать разный опыт детских домов в нашей стране и за рубежом. Зачитывалась статьями Александра Гезалова, который много говорит о работе с сиротами. Когда я снова вышла на работу после замужества и декрета, то первым делом поговорила с администрацией детского дома о том, что нужно перестраивать систему социального партнерства.

Общественность не должна решать свои задачи за счет благотворительности, которая часто несет вред. Представьте ребенка, за которого все вопросы решают воспитатели, социальные педагоги, юристы, повара, волонтеры… Такая система деформирует личность, воспитывает иждивенца и потребителя, не приученного к труду. После выпуска из детского дома человек будет ждать «манны небесной» и не понимать, куда делись все эти добрые тети и дяди с подарками и играми. Что он будет делать? Воровать, пить, употреблять наркотики. А общество и дальше будет верить, что причина в генах. Игры, песни и подарки не решат проблему ребенка. Взрослая жизнь — это не игра. Вот как раз этой взрослой жизни и учат наставники, они строят с ребенком честные отношения.

Коллеги меня поддержали, и мы разработали проект «Стань старшим другом». Сегодня он работает в двух направлениях: «Наставник ребенку» (для детей от 10 до 18 лет) и «Наставник выпускнику» (от 18 до 23 лет). Наставниками могут стать люди от 25 лет, которые прошли обучение в нашей Школе наставников, предоставили документы и заключили соглашение. Многие из них оформили гостевые семьи, и теперь подростки узнают, что такое семья, не из телевизора, а по-настоящему. Проект расширил свою географию — сейчас он реализуется не только в Хабаровске, но и в Комсомольске-на-Амуре, и в Ульяновской области.

«Решил ответить на запрос вселенной»

Александо Орлов выносит парус для виндсерфинга со склада перед катанием 016_rusrep_01-3.jpg Екатерина Сергиенко
Александо Орлов выносит парус для виндсерфинга со склада перед катанием
Екатерина Сергиенко

Кто: Александр Орлов

Город: Новосибирск

Что сделал: устроил для людей с инвалидностью массовые полеты на парапланах

— В начале августа мне позвонила женщина и сказала, что хочет сделать сюрприз мужу и подарить ему сертификат на полет на параплане. Спрашивала, как это делается и сколько стоит. А потом добавила, что есть одна проблема: ее муж — колясочник. Он раньше вел активный образ жизни: нырял с аквалангом, занимался плаванием, катался на горных лыжах. А потом неудачно нырнул в воду, ударился головой о камень, повредил шейные позвонки, его парализовало.

Я уже думал отказать ей, но потом вспомнил, что три года назад ко мне уже обращался один колясочник, бывший десантник, с просьбой покатать его. Мы тогда начали готовить полет, искали коляску, которую можно переоборудовать, но не нашли и задумку не воплотили. И вот вселенная мне возвращает тот же самый запрос. Я понял, что это нужно сделать во что бы то ни стало.

Было понятно, что коляску мужа брать нельзя, чтобы не испортить сюрприз. Поэтому было решено найти другую, которую я заранее смог бы сбалансировать для полета. Из-за парализованной нижней часть тела у колясочников мыщцы атрофированы, слабое кровоснабжение и слабые кости. Любой удар, даже не очень сильный, может привести к перелому кости, который может никогда не зажить. Цена вопроса была очень высока. Я поставил дополнительные пружины, амортизаторы, чтобы смягчить приземление.

Мы договорились, что заказчица ничего не скажет мужу заранее, только оденет его достаточно тепло, как на загородную прогулку. Когда машина подъехала к параплану, он понял цель поездки. А во время полета он заплакал — настолько сильными оказались эти впечатления.

После я катал еще десять человек, мы сделали отдельную акцию, массовый полет колясочников. Это было бесплатно для них. Пригласили одну из самых крутых новосибирских рок-групп, прессу. А потом показали фильм об этом полете в одном из городских кинотеатров.

«У нас живут люди, которые хотят изменить свою жизнь»

Татьяна Магарас помогает одному из своих подопечных получить паспорт 017_rusrep_01-3.jpg  Алла Раскова
Татьяна Магарас помогает одному из своих подопечных получить паспорт
Алла Раскова

Кто: Татьяна Магарас

Город: Армавир (Краснодарский край)

Что сделала: основала приют для бездомных «Дом милосердия»

— Когда-то я сама довольно долго была зависима от алкоголя, пила с людьми прямо на улице. Но я могла ночевать у себя в квартире, а у них дома не было. Я переживала за них. И спустя время мы с мужем решили открыть приют для бездомных.

У нас живут люди, которые хотят изменить свою жизнь. Есть определенные правила: никто не пьет, не курит, утром и вечером читаем молитвы. У нас есть две козы, несколько кроликов и небольшой огород в шесть соток. Кто-то дрова рубит, кто-то животными занимается, кто-то обед готовит. Каждую субботу мы все вместе кормим бездомных людей в парке. Любой человек может прийти к нам в приют искупаться, переодеться, поспать, но если хочет остаться, должен соблюдать правила.

В доме сейчас десять проживающих. У нас очень мало места, всего две комнаты. Когда-то это была дача без окон и дверей. Мы сделали ремонт, вставили окна, перекрыли крышу — все своими силами. Власти города нам не помогли. Я писала обращение президенту, в администрации переправили письмо в Краснодар, оттуда в Армавир — там сказали, что мы занимаемся хорошим делом, но помочь нам никак не могут. Интересно, что армавирские соцзащита и полиция привозят бездомных именно к нам, когда они мерзнут на улице зимой.

На данный момент мы оформляем документы людям, которые у нас живут. Медицинскую помощь без документов не оказывают, а многие бездомные приходят к нам в очень тяжелом физическом состоянии. Особенно сложно с теми, у кого паспорта СССР. А если паспорт гражданина России утерян, нужно заплатить штраф 3600 рублей. Если хотя бы в этом была помощь от городских властей, было бы легче. Я постоянно пишу в социальных сетях, что происходит в приюте, и люди откликаются, присылают деньги.

У многих бездомных нет возможности устроиться на работу, потому что они инвалиды. А тот, кто устраивается, как правило, уходит из «Дома милосердия». Мы помогаем снять квартиру, если видим, что человек уже окреп. Но есть, к сожалению, и те, кто уходит обратно на улицу пить и гулять.

«Хулиган стал лучшим нашим программистом»

Вера Анохина в центре промышленной робототехники «Вектор» 017_rusrep_01-1.jpg Екатерина Яковлева
Вера Анохина в центре промышленной робототехники «Вектор»
Екатерина Яковлева

Кто: Вера Анохина

Город: Стерлитамак (Башкирия)

Что сделала: открыла центр промышленной робототехники, где учатся программировать 66 мальчиков и одна девочка

— Все началось с лунохода. Мы с отцом в 1980 году привезли с московской Олимпиады подарок для моего младшего брата. Для того времени это была суперпрогрессивная игрушка. Луноход шагал, а тумблером можно было менять способ передвижения: ножки складывались, и луноход отправлялся в путь на колесиках. Меня, восьмилетнюю, это поразило, и, видимо, поэтому я занимаюсь сейчас робототехникой.

Ученики пришли к нам не сразу — поначалу никто не понимал, что такое робототехника, что она дает ребенку. Поэтому мы проводили мастер-классы на самых популярных городских площадках, чтобы привлечь внимание к нашему центру и объяснить, чем он занимается. Наша цель — помогать школьникам и студентам раскрывать творческий и интеллектуальный потенциал, чтобы в Стерлитамаке росли и оставались работать умные люди. Ведь просто жить своим делом — этого мало. Надо идти к людям, рассказывать о том, что ты делаешь.

Занятия у нас — не просто увлекательный научпоп для школьников и студентов. Ребята получают навыки программирования. Впоследствии они смогут программировать микроконтроллеры, необходимые для роботов-манипуляторов в космической сфере, в промышленности.

У нас был однажды такой случай. Мама насильно привела сына в центр: «Ты будешь здесь заниматься». Тот ни в какую: «Мне этого не надо!» Но мать не сдалась. И через несколько месяцев хулиганистый подросток стал одним из лучших программистов, сейчас его отсюда не выгонишь. Собирается поступать в БашГУ. Такие истории меня радуют гораздо больше, чем наши научные разработки.

№1 (418)



    Реклама

    Качество научных исследований как фактор продвижения университетов на мировой арене

    Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку второго Рейтинга факультетов. Уникальность рейтинга состоит в том, что объектом ранжирования стали позиции российских вузов в узких предметных областях




    Реклама