Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей

Facebook и демократия

2017
Фото: Zuma/ТАСС; TPOphoto/PhotoXPress

Интернет — это воплощенное право на свободу слова. Это открытый мир без границ между людьми и государствами. Это равные возможности на доступ к информации для американского миллиардера и жителя российской глубинки. Почему же тогда многие политологи говорят о том, что развитие информационных технологий ставит под удар привычные общественные институты? О том, чем социальные сети угрожают демократии, мы спросили директора Центра военно-промышленной политики Института США и Канады РАН Евгения Роговского

Как Facebook помог Трампу

— Все началось с бизнеса, — рассказывает Роговский. — В современной экономике информация — это не только товар, но и мощнейший метод конкуренции. За каждым человеком тянется шлейф: что любит, чем болел, какие скелеты в шкафу. Чем больше такой информации я знаю о своем торговом пратнере, тем больше будет так называемая информационная асимметрия нашей сделки и тем выгоднее она для меня будет. Это сегодня использует реклама — она стала активной, агрессивной, она знает, как к вам подъехать. Вот вы просто ко мне пришли, а могли бы такое обо мне в сетях узнать, что я просто вынужден был бы вас любить.

Но все это было и в «досетевую» эпоху.

Конечно. Вот, скажем, коммунальная квартира — там же все про всех всегда знали. И это было очень ценным ресурсом. Но с появлением интернета возможности получить информацию о ­человеке резко возросли. Несколько десятков ваших лайков в Facebook — и я вас знаю. Лайки, список ваших контактов, ваши вопросы в Google — это огромное количество данных, человек не в состоянии столько осмыслить. Их анализирует программа, и результат ее работы сегодня можно купить и использовать в своих целях — что бизнес как раз и делает.

А дальше технология пошла в политику?

Трамп и его команда одними из первых это успешно сделали. Раньше основным инструментом агитации была массовая пропаганда. Реклама, телевидение, билборды — вот на что тратили огромные деньги. На это делали ставку Обама в прошлые избирательные кампании, Клинтон — в эту. В США демократы были уверены, что раз у них в руках отлаженная пропагандистская машина, то они, безусловно, победят. Но вдруг оказывается, что это не так.

Главной задачей команды Трампа стал тщательный анализ избирательного контингента. Поиск сомневающихся и индивидуальная работа с ними. Как ведет себя политик, который хочет вас побудить голосовать за него? Он хочет вам понравиться. Нужно понять, на что вы реагируете. Если я люблю футбол и вы тоже любите футбол — понравиться уже легче. Или мы живем в одном районе, или у нас общие знакомые — для разных людей будет разное. Добыть такую информацию о конкретном избирателе позволили технологии так называемого микротаргетирования в Facebook. Они ставят крест на массовой пропаганде. Теперь будут транслировать не один единственный месседж для всех избирателей, а работать индивидуально с каждым — говорить ему то, что он хочет услышать.

Выборы теряют смысл?

Но как же понять, за кем правда? Правда здесь не имеет никакого значения. Люди голосуют за того, кто им понравился, кто сказал то, что они хотели услышать. Главное — придумать способ, как им понравиться.

 027_rusrep_02.jpg Фото: Zuma/ТАСС; TPOphoto/PhotoXPress
Фото: Zuma/ТАСС; TPOphoto/PhotoXPress

Тогда выборы теряют смысл.

Есть еще одна важная угроза: мы постепенно приходим к тому, что не будет никакой тайны выборов. А что такое выборы не тайные, а открытые? Помните социализм и «выборы» в Советском Союзе? Это имитация, ведь тайна выборов — основа демократии.

А теперь вы сообщаете о своем выборе в экзитполах, пишете о нем в соцсетях, люди приходят на выборы уже зная, как голосовали в этот день до них… И если можно до выборов с высокой вероятностью вычислить по вашей активности в интернете, за кого вы проголосуете, это лишает выборы всякого смысла. Вот и получается, что информационная уязвимость каждого отдельного гражданина становится опасной для общества в целом.

И никто ведь ничего не взламывает — мы сами даем всю ­информацию.

Да, нужен лишь специалист или программа, умеющая анализировать открытые данные, это чистая наука. Мы же сами все загрузили, сами лайкали и заводили «френдов» (скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты). А ведь сейчас еще бурно развивается интернет вещей.

Что это означает в данном контексте? Больше источников информации. Даже унитаз на вас стучать сможет. Еще раз подчеркну, речь не только о вашей личной уязвимости — меняется общество, в ­котором вы живете.

К чему это приведет?

У меня есть предположение: люди начнут врать и научатся делать это все более искусно.

А государства и корпорации в свою очередь будут развивать технологии различения лжи и правды. В следующую кампанию Трампу уже не удастся так в лоб использовать эти методы: люди будут лучше понимать, что происходит.

Насколько все это касается России?

При огромном политическом преимуществе Путина, что есть сейчас, технологии, подобные микротаргетингу, у нас в политике не востребованы. В сфере подобных технологий государства вообще часто отстают от бизнеса. А ведь эти методы можно рассматривать и как методы разведки, как методы поиска уязвимых мест противника.

Google против Facebook

IT-технологии в избирательной кампании в США

Хилари Клинтон сделала ставку на технологию манипулирования поисковой выдачей в Google

Ученые из Института поведенческих исследований и технологий США Роберт Эпштейн и Рональд Робертсон в 2016 году опубликовали результаты исследования, показывающие эффект манипуляции поисковой выдачей, в частности в Google.

Исследователи смотрели, какой эффект может оказывать на пользователей намеренное смещение некоторых результатов поиска на самый верх.

— 90% пользователей не открывает страницы дальше первой десятки выданных по запросу.

— Пристрастное ранжирование результатов поиска может сущест-венно повлиять на предпочтения приблизительно 20% неопределившихся избирателей.

— В некоторых демографических группах такое смещение может быть намного больше.

— Избиратели чаще всего не осознавали наличие какой-либо мани­пуляции.

Дональд Трамп сделал ставку на микротаргетирование в Facebook

Для того чтобы предсказать поведение конкретного избирателя на выборах, необходимо составить многогранное целостное представление о его личности. Отдельных сведений о человеке (доход, пол, раса, другие демографические параметры, марка машины и пр.) недостаточно. Задача состоит в том, чтобы учесть целые комплексы факторов, позволяющие прогнозировать поведение человека и влиять на него. В итоге каждый избиратель видел в соцсетях сообщения, предназначенные именно для него, крайне эффективно побуждающие к голо-сованию за нужного заказчику кандидата.

Основной источник информации

По данным масштабного исследования Института Рейтерс, проведенного в 26 странах, в 2016 году социальные сети вышли у молодежи на первое по важности место среди источников получения новостей. Главным источником новостной информации соц­сети назвали 28% опрошенных в возрасте 18–24 лет, тогда как телевидение назвали лишь 24%.

Социальные сети мобилизуют массы

В 2012 году на выборах в Конгресс США Facebook привел на избирательные участки дополнительно 340 тыс. человек. Этому поспособствовал введенный в день голосования стикер I Voted («Я уже проголосовал»), который появлялся в ленте у проголосовавших френдов. Точный эффект такого простого действия подсчитали ученые, их статья опубликована в журнале Nature.

О чем могут рассказать «лайки»

Ученые из Психометрического центра Кембриджского университета создали программу, достаточно точно предсказывающую целый ряд атрибутов личности лишь по отметкам «нравится», который человек ставит в Facebook.

Вероятность верного предсказания:

• семейное положение — 67%

• жили ли ваши родители вместе до достижения вами 21 года — 60%

• употребление сигарет, алкоголя, наркотиков — 73%

• белый или африканского происхож­дения — 95%

• христианин или мусульманин — 82%

• демократ или республиканец — 85%

• нетрадиционная сексуальная ориентация — 88% у мужчин и 75% у женщин

• пол — 93%

№2 (419)



    Реклама

    Системный подход к инжинирингу и подготовке кадров

    Об опыте и о новых идеях рассказывает генеральный директор МВШИ Вальтер Рац


    Реклама