Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Интервью

7 вопросов Илье Лагутенко, музыканту

2017
предоставлено пресс-службой группы «Мумий Тролль»

Лидер, возможно, самой значительной постсоветской рок-группы «Мумий тролль» Илья Лагутенко является еще и организатором международного фестиваля V-Rox, который 4–6 августа в пятый раз пройдет в его родном Владивостоке с участием молодых артистов Азиатско-Тихоокеанского региона. Корреспондент «РР» поговорила с Лагутенко о том, как рафинированно-эстетское творчество «Мумий тролля» сочетается с «народной дипломатией», арт-бизнесом и снами о будущем родины

1. Вы организовываете музыкальный фестиваль. Вам как рок-музыканту не скучно?

— V-Rox во Владивостоке задумывался мною не только как фестиваль-гибрид, где молодые артисты Азиатско-Тихоокеанского региона могут показать себя публике, но и как площадка для прямого бизнес-диалога и обмена опытом. Подобный опыт фестиваля-шоукейса мы воплотили впервые в нашей стране. На нашем опыте теперь учатся, пытаются делать подобное в Москве и Петербурге. За пять лет нам удалось включить не только кинопрограмму, спортивные мероприятия и эко-субботники, — теперь у нас есть гастрономическая составляющая и художественные выставки. Мы организовали неформальные беседы о будущем Владивостока и региона с представителями министерств и администрации. Фестиваль пытается разобраться в реальном положении Владивостока на карте мира методами «народной дипломатии».

2. Хм, «народная дипломатия». У вас же главное — музыка и довольно абстрактные тексты, почти отсутствует присущая русскому року гражданская лирика. Это почему? Как вы вообще относитесь к гражданскому пафосу?

— Не все мои песни настолько уж непонятны и абстрактны для слушателя. Они подтвердили своим существованием, что могут прожить очень долгую жизнь, особенно когда слушатель пытается в них разобраться. Некоторые из них действительно предвосхищают события на пару десятков лет — песня «Делай меня точно», написанная мною в подростковом возрасте, в свете сегодняшних российско-украинских событий доходит до слушателя быстрее, чем 20 лет назад. Я не думаю, что российская современная музыка такая однобокая, как вы пытаетесь заявить. Пафоса в процентном отношении в ней не больше, чем в американской. У нас есть очень много живых и интересных коллективов, мыслящих весьма интересными образами.

3. Иногда бывают исключения, и у вас гражданская лирика все же проскальзывает. «Наступят времена почище». Наступили?

— Уже давно. И «карнавала не будет». И «будем тратить твои деньги вместе», и даже... «SOS матросу». Только что мы опубликовали видео на песню «Я не помню, зачем и когда был рожден». В общем, есть что послушать в нашей дискографии, если у вас есть такой специфический интерес. Я понимаю, что иногда и в художественном музее для массового туриста каждую картину надо сопровождать табличкой с кратким объяснением. Хотя я всегда думал, что там надо не читать, а смотреть.

4. Вы планировали с помощью фестиваля сделать Владивосток международной культурной столицей региона, центром притяжения для Японии, Северного Китая и обеих Корей. У вас это получилось?

— У меня получилось доказать, что это возможно. У фестиваля сформировался круг молодых поклонников, для которых фестивальные дни стали главным открытием в жизни. Мне предлагают мультиплицировать эту идею в других странах, даже Японии и США, есть партнерские отношения с фестивалями не только в Азии, но и Великобритании, Германии, США... Однако для того, чтобы Владивосток по-настоящему стал центром притяжения для азиатских соседей, боюсь, одного фестиваля будет недостаточно. Все гораздо сложнее и требует больше энтузиазма и творческой энергии, которые на нашей дальневосточной земле надо холить и лелеять при малейшем их появлении. А не вытаптывать.

5. Ждут ли на фестивале аудиторию из западной и центральной части России? Готова ли эта публика к азиатской музыке?

— Дороговизна перелетов внутри России — это вообще одна из самых серьезных проблем для молодых музыкантов. Мы специально для того, чтобы к нам смогло приехать больше слушателей из всех регионов России, запустили в соцсетях розыгрыш билетов на самолет. А публика, как показывают предыдущие четыре фестиваля, с удовольствием и любопытством воспринимает новую музыку.

6. Чего не хватает Владивостоку, по-вашему? Если бы вы были мэром города, что бы вы сделали в первую очередь?

— Некоторое время назад вместе с Василием Авченко, известным приморским журналистом, мы издали книгу-фантасмагорию «Владивосток 3000». Все городские мифы, легенды, мечты и сновидения вы найдете там. А «мэр Владивостока» — это, к сожалению, уже звучит как заклятие, которого никому не пожелаешь.

7. Как будущее V-Rox зависит от будущего Владивостока и наоборот?

— Напрямую. Мы пытаемся развивать фестиваль вместе с администрацией Владивостока и ДВФУ. При всем взаимопонимании там каждый год поджидают сюрпризы: мэра Пушкарева второй год пытаются в чем-то обвинить в столичном СИЗО, ректор университета — уже третий на моей памяти, и так далее. Однако для города и Приморского края V-Rox уже стал ярким событием в туристической и социальной сфере.

Cамые важные песни на русском языке за сто лет — с 1917 по 2017 годы, по версии Ильи Лагутенко

«Мой костер в тумане светит»

«Темная ночь»

«Ты — дрянь» («Зоопарк»)

«Мое поколение» («Алиса»)

«Дельфины» («МТ»)

№12-13 (429)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама