Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Культура

Книги

2017
Kazuo Ishiguro/fb.com

Самый скучный Нобель

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

Вот раньше были времена: из-за Нобелевской премии по литературе происходили скандалы. В 2008-м, когда ее вручили Гюставу Леклезио, многие удивлялись: кто это такой? Так один знакомый франкофил всех этих незнаек проклял и отказал им от дома. Два года назад несколько человек перестали со мной разговаривать, когда я в очень вежливой статье отнес творчество Светланы Алексиевич к советской прозе. Об Алексиевич только в превосходных тонах, никак иначе. В прошлом году множество сограждан торжественно написали, что после такого ужасного выбора, как Боб Дилан, они навсегда перестают следить за Нобелевской премией.

Это все вообще очень правильно. Премия должна провоцировать людей на сильные эмоции. А самые сильные из эмоций, конечно же, негативные. Надо ли говорить, что все те, кто обещал не следить за Нобелевкой больше никогда, в этом году наблюдали за ней из первого ряда. Уже готовясь проклинать будущее решение шведских академиков. Ненависть закипала в котлах, кровь стыла в жилах, любители поругать Нобелевку точили когти и зубы.

Так вот, в плане разжигания литературной ненависти, выбор в качестве победителя Кадзуо Исигуро — это самое неудачное решение академиков лет за десять, а то и больше. Исигуро известен. Исигуро традиционен. Исигуро переведен. Исигуро почти всем нравится. А тем, кому он не нравится, он понравится после того, как его начнут читать. У Исигуро есть книги на самый разный вкус. Исигуро заслужил премию. Исигуро получил ее без скандала. Это самый логичный (насколько возможно вообще логика в выборе книги) выбор. И потому, наверное, самый неудачный. Миллион долларов, который получит Исигуро, — это лишь часть мифологии премии. Нобелевка должна ошибаться, она должна быть конъюнктурной, она должна вызывать ненависть и истерику. Нобелевка в опасности.

Виктор Пелевин / iPhuck10

Издательство «Э»

 076_rusrep_18-7.jpg

Все по графику — осень, опадает лист с осины, школьники идут в школу, птицы летят на юга, на прилавки книжных магазинов поступает свежий Пелевин. Нас ждут рассуждения о современном искусстве (50 страниц), о новых дейвасах (100 страниц), о литературе (100 страниц), о книгах, прочитанных Пелевиным за последние годы (50 страниц), о критиках (1 страница, зато ядреная), о любви в будущем (50 страниц), о сексе (20 страниц), о международном положении (20 страниц). Смешать, взболтать, прочитать.

Для людей

Михаил Зыгарь / Империя должна умереть

Издательство «Альпина Паблишер»

 076_rusrep_18-12.jpg

Журналист, а теперь в большей степени писатель Михаил Зыгарь превратил свой проект «1917. Свободная история» в толстенную книгу о том, как Российская империя была обречена, и — внимание, сюрприз, — умерла. Изложение фактов здесь в равной степени любопытное и претенциозное, но более всего раздражают сноски, в которых автор находит каждой глупости царской власти соответствие в виде глупости нынешней российской власти. Впрочем, видимо, книга настолько уже изначально рассчитана на перевод, что о чувствах русского читателя никто и не думал.

Для любителей поржать

Льюис Дартнелл / Цивилизация с нуля

Издательство «Альпина Паблишер»

 076_rusrep_18-14.jpg

Допустим, что цивилизация погибла, но часть населения все-таки выжила и теперь ей предстоит все возрождать с нуля. В этой книге приводятся конкретные советы: от технарей, от гуманитариев, от спецназовцев. Очень увлекательное чтение. В качестве небольшого спойлера отмечу, что из городов придется уйти, потому что там будут гнить трупы, взрываться бензобаки и разрушаться от ржавчины здания. Жить надо в деревне, где сохранились старые устойчивые к катаклизмам постройки, а в города ходить за материалами.

Для людей

Тим Скоренко / Изобретено в России

Издательство «Альпина нон-фикшн»

 076_rusrep_18-13.jpg

Небольшая книжка в помощь патриоту: за что можно и нужно гордиться российскими изобретателями. Например, у нас изобрели пенный огнетушитель, кукольную анимацию и ранцевый парашют. Трамвай тоже изобрели у нас — его придумал петербургский инженер Федор Аполлонович Пироцкий. Но вмешалось лобби владельцев конного трамвая, и в итоге нас обошли немцы. Книга на самом деле грустная: «Трагедия Пироцкого заключалась в том, что он не располагал ничем кроме таланта, а такого Россия никогда не прощала».

Для людей

№18 (435)



    Реклама



    Реклама