Общество

Как смешать образование

2018
The edX Media Library

Цифровая революция дошла до высшего образования — российские вузы начинают встраивать в учебные программы онлайн-курсы и готовятся к тому, чтобы заменить изрядную часть лекций занятиями по сети, перейдя к новой модели обучения — «смешанному образованию». В Минобрнауки собираются обязать вузы зачитывать студентам курсы, пройденные на онлайн-платформах. Мы поговорили с создателями новой цифровой обучающей среды, чтобы узнать, каким они видят будущее образования

— Наша миссия — сделать мир таким, чтобы любой человек в любом месте планеты мог изменить жизнь, получив доступ к самому лучшему образованию. Этот девиз придумали два профессора информатики из Стэнфорда, создавшие Coursera.

В Высшей школе экономики выступает Никхил Синха, директор по развитию бизнеса Coursera — самого популярного провайдера онлайн-курсов в мире.

— У нас сейчас зарегистрировано 28 миллионов человек, — отчитывается Синха об успехах платформы, дающей возможность человеку из любого захолустья пройти онлайн-обучение в лучших вузах мира не вставая с дивана. — А всего на Coursera регистрировалось 112 миллионов слушателей. Из них пять миллионов — из России и стран бывшего СССР.

— А как же языковой барьер?

— Больше половины русских слушателей записываются на англоязычные курсы. Но у нас уже 156 русскоязычных курсов от восьми ведущих российских вузов; кроме того есть, например, очень популярные курсы по анализу данных от Яндекса. Только за последний год число курсов на русском выросло в два раза. И, судя по их популярности, тенденция очевидна — русскоязычные слушатели хотят слушать курсы на русском языке, разработанные ведущими российскими вузами.

— Массовые открытые онлайн-курсы называли «университетом для миллиардов». Недавно Coursera ввела плату за обучение. Но ведь в бедных странах живет масса людей, которые не смогут заплатить, даже если стоимость обучения будет невелика. Вы больше не университет для миллиардов? — беспокоюсь я.

— Весь контент, который есть у нас на платформе, бесплатен и общедоступен. Платят только за проверку тестов и другие формы обратной связи, а также за сертификат, подтверждающий, что вы успешно закончили курс. В России это стоит 29 долларов. Число учащихся, которые проходят онлайн-курсы платно, в России выросло на 83% за последний год. Это интересная тенденция: они не просто хотят прослушивать курсы, а вовлекаются в обучение и получают конкретный результат. Но вы верно заметили: в бедных странах многие люди не могут позволить себе заплатить даже такую сумму! Им мы предоставляем финансовую помощь. Треть наших выпускников в мире получает сертификат бесплатно, подав заявку на финансовую помощь — это очень просто.

— Какие курсы популярней всего?

— Самый большой спрос на курсы по бизнесу и предпринимательству, науке о данных и программированию. Прямо сейчас самый популярный контент на Coursera — серия курсов по машинному обучению. Это закономерно: люди стремятся овладеть новыми и нужными профессиями, а работодатели хотят заполучить квалифицированный персонал.

Великий уравнитель

— Онлайн-образование — мощнейший инструмент демократии, великий уравнитель, дающий людям одинаковые возможности. Наступает время, когда ни бедность, ни низкий социальный статус, ни место проживания не смогут помешать получить хорошее образование, — Анант Агарвал, президент EdX — еще одной крупнейшей платформы онлайн-обучения, почти слово в слово повторяет «символ веры» Синхи.

EdX, проект, выкладывающий в сеть учебные курсы Гарварда и Массачусетского технологического института (по мнению многих — двух лучших вузов мира), посещают миллионы слушателей со всей планеты. Coursera и EdX —– две самые массовые платформы среди МООКов, массовых открытых онлайн-курсов, — самого революционного явления в сфере образования в новом веке. МООКи — наследники дистанционного образования индустриальной эпохи, главными инструментами которого были почта, телевидение и радио. Интернет вдохнул в дистанционное образование новую жизнь, сделал его достоянием масс. Главная особенность онлайн-курсов по сравнению с обучающими видеороликами в YouTube — обратная связь: студенты выполняют домашние задания, участвуют в дискуссиях, оценивают друг друга.

Взрывной рост спроса на новую форму обучения отчасти объясняется модой и эффектом новизны, отчасти «халявой» (большинство курсов бесплатны или требуют плату лишь за сертификат), а отчасти притягательной инновационно-футуристической атмосферой «образования будущего». Но все же главное, что заставляет садиться за учебу, — потребность людей в качественных знаниях.

Школа-супермаркет

Две трети учащихся на онлайн-курсах — взрослые люди, уже закончившие университет, но не собирающиеся прекращать учебу.

— Образование должно стать непрерывным, а не заканчиваться после четырех лет колледжа, — объясняет Агарвал. — Мы ищем как можно более гибкий подход к наполнению курсов, чтобы каждый мог подбирать удобные для себя содержание и форму обучения.

Нихил Синха, директор по развитию бизнеса Coursera 053_rusrep_01-1.jpg coursera.org
Нихил Синха, директор по развитию бизнеса Coursera
coursera.org

Принципиальным требованием к образованию будущего становится персонализация. Сфера образования для взрослых должна работать как супермаркет, предлагая набор всевозможных образовательных услуг, на основе которых человек будет составлять собственную образовательно-карьерную траекторию, обучаясь на протяжении всей жизни — в своем темпе, по индивидуальной программе.

Одним из главных преимуществ онлайн-курсов как раз и стала такая индивидуализация образования (это, кстати, тренд далеко не только в образовании: настает эпоха персонализированной медицины, кастомизированной индустрии и т. д.). Учащийся подбирает себе курсы, преподавателей, темп обучения, собирая собственную образовательную программу как конструктор из множества имеющихся в сети «деталей». Выбор, даваемый МООКами, огромен: многие тысячи курсов от сотен лучших вузов мира.

— Искусственный интеллект и анализ больших данных дают небывалые возможности для персонализации обучения, — продолжает Агарвал. — И главный потенциал ближайшего развития МООКов я вижу как раз в лучшей обработке собираемых данных, большей опоре на них. Учащийся должен получать постоянную обратную связь, например узнавать, какие типичные ошибки он совершает. Уже прослеживается четкая тенденция: чем больше курс персонализирован, тем он популярнее.

Довольно скоро, видимо, появятся виртуальные персональные ассистенты-наставники, контролирующие весь учебные процесс. Системы анализа текста с искусственным интеллектом уже сейчас вполне способны оценивать не только стандартизированные тесты, но и творческие задания вроде сочинений или эссе, и давать студентам обратную связь. Другой распространенный вариант проверки основывается на краудсорсинге — студенты проверяют работы друг друга, каждый становится тьютором для однокашников, а это мотивирует и здорово помогает закрепить материал.

Университеты уходят в сеть

Но МООКи — это совсем не только про дополнительное образование, но и про самое что ни на есть основное. В высшем образовании назрела революция — эксперты и футурологи пугают друг друга заявлениями о том, что традиционным университетским курсам приходит конец. Зачем ходить на лекции, если их можно слушать за монитором, а главное — в исполнении лучших профессоров мира? И речь не только о лекциях: онлайн-курсы начинают выстраивать в длинные образовательные цепочки, от получения базовых знаний до специализации; их дополняют системой найма, получая эффективный механизм отбора студентов со всего мира.

 Анант Агарвал, президент EdX, создает свой онлайн-курс прямо на планшете 054_rusrep_01-1.jpg The edX Media Library
Анант Агарвал, президент EdX, создает свой онлайн-курс прямо на планшете
The edX Media Library

— Мы, конечно, не ставим целью полностью заменить университеты, — говорит Агарвал. — Онлайн-образование — не альтернатива очному, а важное дополнение к нему, они должны работать в синергии. Мы хотим создать модель обучения, где онлайн-лекции будут перемежаться с очными занятиями. При таком смешанном типе обучения аудиторное время в вузах высвободится для практической работы, семинаров и дискуссий. А еще мы предоставляем университетам инструмент для исследования их систем обучения и оценки того, как студенты усваивают материал. Пусть сравнивают эффективность разных способов обучения и сами подбирают соотношение очных и онлайн-занятий.

Идея о том, что массовые онлайн-курсы — важнейшая часть образования ближайшего будущего, набирает силу и в России. Профессор Агарвал приезжал в Москву делиться опытом на конференцию по новым образовательным технологиям EdCrunch, главной темой которой как раз и было смешанное обучение, то есть внедрение онлайн-инструментов в традиционные форматы образования. Форум проходил при поддержке Минобрнауки, где всерьез озаботились темой онлайн-образования, а премьер-министр потребовал разработать и встроить в университетские программы отечественные ресурсы онлайн-образования.

Среди университетов, которые сотрудничают с EdX, уже есть несколько русских. На сайте можно записаться, например, на курс «Как побеждать в соревнованиях программистов: секреты чемпионов» от питерского ИТМО, студенты которого уже шесть раз становились чемпионами мира по спортивному программированию.

Никхил Синха тоже говорит о смешанном образовании: Coursera сотрудничает с Высшей школой экономики, опубликовавшей на этой платформе уже более 70 собственных курсов и внедряющей модель смешанного обучения в образование своих студентов.

Это действительно взрыв

— Среди слушателей онлайн-курсов ВШЭ на Coursera 68% — иностранцы. У нас есть слушатели из Кюрасао, Бурунди, с Мадагаскара, Мальдивов, из Буркина-Фасо, даже из Северной Кореи, — без шпаргалки перечисляет Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики.

Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики 055_rusrep_01-2.jpg Сергей Бобылев/ТАСС
Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики
Сергей Бобылев/ТАСС

— А какие ваши курсы пользуются наибольшей популярностью?

— По структуре данных, по введению в машинное обучение — мы их разработали совместно со Школой анализа данных Яндекса. Но среди лидеров есть и другие — например, эконометрика и философия культуры.

— Что происходит с образованием в связи со взрывным ростом онлайн-курсов?

— Это действительно взрыв! Могу предположить, что через десять лет онлайн-курсы станут частью любого образования. И уж, конечно, обязательной частью — вероятно, даже основным компонентом — дополнительного образования, то есть образования, которое человек выбирает для себя сам после окончания вуза.

Особенности национального псевдообразования

— Есть два направления использования онлайн-курсов в образовании, — продолжает Кузьминов. — Во-первых, заполнение почти пустого сейчас слота дополнительного образования. У нас дополнительно обучается менее 20% взрослых, а в Германии, например, больше 40%, в Швеции — больше 60%. Думаю, что в течение ближайших десяти лет резко увеличится количество взрослых в России, включенных в обучение.

Второе же направление специфично для России и похожих на нее стран — Бразилии, Индии, Китая, где спрос на качественное высшее образование очень велик, а возможность удовлетворить его значительно меньше. С этим связана известная российская проблема «общего высшего образования» — псевдообразования, когда ты учишься на инженера, но реально получаешь на первых двух курсах базовые навыки, а после этого машешь рукой на обучение. Это бессмысленная растрата сил и государства, и университета, и самого студента.

Должен произойти сдвиг в пользу реально востребованного образования. Я уверен, что это все равно будет высшее образование: сегодня спрос на него в России обусловлен тем, что высшее образование стало основной социальной установкой. 75% опрошенных родителей говорят, что их дети обязательно должны получить высшее образование. Это один из самых высоких приоритетов для людей, символ социальных гарантий будущего. Перед нами очень серьезная проблема — как поднять качество высшего образования. И магистральным путем решения этой проблемы я считаю включение онлайн-курсов в образование, замещение ими слабых вузовских курсов.

Менеджеры и инженеры EdX устроили мозговой штурм за столом из коробок 055_rusrep_01-1.jpg The edX Media Library
Менеджеры и инженеры EdX устроили мозговой штурм за столом из коробок
The edX Media Library

Фактически мы сейчас создали национальную платформу открытого образования, там уже 217 курсов от лучших университетов России — для Coursera мы делаем более общие курсы, меньше «разжевываем», а для национальной платформы создаем практически полную копию наших очных учебных курсов.

Университет будущего

— А нужны ли онлайн-курсы самой ВШЭ?

— Мы у себя тоже активно внедряем онлайн-курсы. Даже в сильных исследовательских университетах должна быть конкуренция преподавателям со стороны онлайн-курсов: она поможет держать нас в тонусе. У нас есть линейки курсов, которые студент выбирает из тех, что мы предлагаем онлайн, и они сейчас становятся обязательными, включаются в учебный план. В 2016–2017 учебном году мы уже включили 350 онлайн-курсов в учебные планы. Выбрать, кстати, можно не только из курсов ВШЭ — если студент находит онлайн-курс по той же дисциплине, скажем, в Гарварде, и хочет зачесть его, это тоже возможно. Наша конечная цель — внедрить такую модель смешанного обучения во все образовательные программы.

— Но не все же лекции заменять онлайн-курсами?

— Думаю, в итоге доля онлайн-обучения в учебных программах исследовательских университетов должна составлять 10–15%, в университетах, которые дают профессиональное обучение, — 30–40%, а в большинстве университетов — как раз в тех, что дают так называемое «общее высшее образование», — от 70 до 100%. Напомню о том, что 45% российских студентов — заочники. Считать, что мы можем ухудшить их положение, перейдя на онлайн-курсы, мягко говоря, странно.

— Представляю себе средний вуз — с опустевшими аудиториями… Высвободится ведь огромное количество ресурсов: помещения, время преподавателей, деньги. На что это будет тратиться?

— Для большей части российских вузов это огромный шанс сосредоточить ресурсы и, наконец, поддержать те научные школы и лаборатории, которые там все еще существуют, но страдают из-за недостатка финансирования. Вуз не может жить, не проводя исследований. А высвободившиеся помещения превратятся в коворкинги для студентов…

— Но не всем же быть исследователями. Чем студенты будут там заниматься?

— Проектной работой. Вообще любой университет — это сочетание исследовательской и проектной работы, направленной на практическую реализацию знаний. Даже в «Вышке», при всей нашей ориентации на исследования, доля проектной работы студентов составляет примерно две трети всего времени.

— А с точки зрения содержания как должны измениться учебные программы?

— Компетенции будущего, которые видятся нам из сегодняшнего дня, — это в первую очередь цифровая культура. Еще в школе должны быть сформированы ее основы: умение вести поиск, умение отбирать нужную информацию в потоке данных.

Важнейшая задача для вузов — научить работе с большими данными. Мы вводим сейчас во всех без исключения образовательных программах, включая филологов и философов, курсы по работе с большими данными.

Другое перспективное направление — коммуникации. Не надо забывать, что мы для окружающих — часть того потока информации, который перед ними протекает. Если мы хотим обратить на себя внимание, то должны быть заметными. А значит, нужно развивать компетенции в области дизайна, создания презентаций и просто коммуникационные навыки — взаимопонимания, работы в группе, поддержания интереса аудитории.

— Не окажется ли так, что онлайн-курсы — это просто модное веяние, которое пройдет, как любая мода, не затронув основ образования?

— В отношении цифровой культуры мы сейчас находимся в положении русских бояр, которым начали брить бороды. Есть ощущение, что все это как бы необязательно — вот помрет царь, и бороды снова отрастут… Постепенно это ощущение пройдет.

Кто учится на онлайн-курсах

Coursera

655 тысяч человек из России учится сейчас на онлайн-курсах платформы Coursera. Основная аудитория курсов в России — молодые специалисты; возраст трех четвертей участников — от 23 до 39 лет. 57% российских пользователей Coursera сообщили, что основной мотив обучения — расширение карьерных возможностей.

EdX

Средний возраст обучающихся — 29 лет

Старшеклассники (13–18 лет) — 4%

Студенты вузов (19–24 года) — 26%

Люди, продолжающие свое обучение (старше 25 лет) — 70%

Где найти подходящий курс на русском языке?

Сейчас самый удобный способ записаться на курсы, созданные в России, — это выбрать курс на https://online.edu.ru/ru/. «Современная цифровая образовательная среда Российской Федерации» — так называет Минобрнауки этот свой проект, аккумулирующий на данный момент почти 500 онлайн-курсов от 14 образовательных платформ и предоставляющий к ним доступ по принципу «одного окна».

№1-2 (440)



    Реклама

    «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы»

    «20 февраля 2018 года в Москве состоится круглый стол ««ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы»
    начало трансляции в 16.00

    Зеркало промышленности

    ​Отраслевые выставки – возможность получить представление о состоянии дел в конкретном секторе экономики

    Почему повышение производительности труда персонала – задача номер один?

    Что надо сделать, чтобы большая часть расходов на оплату труда не превращалась в пустую трату денег

    ИНТЕРЛАКОКРАСКА- 2018

    Весь цвет лакокрасочной промышленности с 27 февраля по 2 марта. Более 230 российских и зарубежных компаний презентуют свою продукцию и услуги на ежегодной выставке


    Реклама