Общество

Слиться с бобом

2018
Peter Kneffel/DPA/ТАСС

Быть или не быть на Олимпиаде — вопрос для наших спортсменов ничуть не проще гамлетовского. Мнения, как известно, диаметрально противоположные: одни считают, что на такой Олимпиаде делать нам нечего, другие — что нужно ехать и биться за свою страну даже под нейтральным флагом. Корреспондент «РР» отправилась ко вторым, оказалась на тренировке бобслеистов и увидела, как они несутся к победе на сумасшедших скоростях

России нет

Четверка крепких парней выносит на старт гоночные сани и привычными движениями ставит их на коньки. Зеркальная поверхность боба отражает черные шлемы атлетов. Забрала на их лица уже опущены, поэтому волнения в глазах не разглядеть. Зато можно увидеть накаченные бицепсы под облегающими костюмами. Чтобы тягать тяжелые бобы, атлетам нужны сильные руки и ноги. Звучит сирена, спортсмены сжимаются как пружины и начинают перекличку.

— Готов? — кричат разгоняющие.

— Да! — кричит пилот.

— И! — кричат они все вместе.

Спортсмены-пружины распрямляются и толкают со всей дури боб в ледяную трубу. У них есть пятьдесят метров и пять секунд, чтобы разогнаться и по очереди запрыгнуть в машину. Сначала пилот — Максим Андрианов, а за ним разгоняющие — Алексей Зайцев, Руслан Самитов и Юрий Селихов. Все на местах, и экипаж уверенно скользит к финишу.

— Как разгон? — спрашиваю у ребят после съезда. Я уже знаю, что хороший старт — еще не победа, но плохой — точно поражение.

— Надо еще тренироваться, — тяжело дышат спортсмены. У них есть несколько минут, чтобы перевести дух.

— Волнуетесь, что в самый ответственный момент что-то может пойти не так?

— Если так думать, то что-нибудь точно пойдет не так, — гогочут они.

— Мы уже свое отволновались, пока проходили кучу отборов и тестов для Олимпиады. Сейчас волноваться нечего, нужно просто делать свое дело, — объясняет Юрий Селихов, бобслеист-богатырь. Высокий рост, косая сажень в плечах и широкая улыбка до ушей.

— А были сомнения «ехать — не ехать на соревнования под нейтральным флагом»?

— Посмотрите на нас: мы живем спортом, разве мы можем отказаться от Олимпиады? Не все нас, конечно, понимают. Я видел много негативных комментариев: «Куда вы едете? За какую страну будете выступать? России там нет». А разве мы не Россия?

Я сразу вспоминаю красные футболки хоккеистов с надписями «Россия в наших сердцах».

— Мы едем, чтобы защищать честь своей страны. Чтобы доказать, что все наши спортсмены чистые и сильные. Что нам не нужен допинг, чтобы побеждать.

— Закалила вас эта непростая обстановка?

— Закалила! Еще как закалила, — четверка снова дружно взрывается смехом. — И физически, и психологически. На Олимпиаде собрались самые сильные спортсмены, но и мы не слабые. Так что пожелайте нам удачи.

И я, конечно, желаю им удачи.

 

Вещий Алексей

Трибуны ревут. Болельщики размахивают российскими флагами. Мужики орут и обнимаются. Девушки плачут от радости и размазывают тушь по щекам. Российские бобслеисты на пьедестале!

Такие сны видит перед олимпийским стартом пилот Алексей Стульнев. И он надеется, что эти сны исключительно вещие.

— Только в снах все перековеркано, — уточняет он.

— Это как?

— Едешь себе на бобе, поворачиваешь — и вдруг вираж исчезает или уклон проваливается.

— Но это вам не мешает долететь до финиша и победить?

— Нет. А вам сны точно можно рассказывать? — на всякий случай уточняет Алексей.

— Нужно, — утвердительно киваю я.

— Последний раз мы завоевали бронзу. Все как наяву было: и цветы, и медали.

— А почему медали не золотые? — разочарованно спрашиваю я. — Болельщики всегда ждут от спортсменов только первых мест.

— В данной ситуации для нас и третье место как первое. МОК отобрал у нас сильнейших спортсменов. Думаете, это просто так?

Думаю, что нет. И что теперь бобслеистам, и скелетонистам, и конькобежцам, и всем-всем-всем придется сражаться и за себя, и за того Касьянова, и за того Третьякова, и за того Легкова, и за многих других, которые остались за бортом Олимпиады.

— Когда на канадском Кубке мира мы узнали о первых «зачистках», мы были просто в шоке. Но верили, что суд разберется. Помню, на бобслеях, скелетонах, санях ребята писали «Правда за нами! Сочи-2014».

Правда оказалась действительно за нами. Главный спортивный суд CAS атлетов оправдал и пожизненную дисквалификацию отменил. Только МОК почему-то этих спортсменов в Пхенчхан все равно не пустил.

— Я стараюсь меньше думать обо всем этом, — вздыхает Алексей. — Все-таки от головы многое зависит в пилотировании трассы. Чем меньше негатива, тем лучше.

Негатива на Алексея вылилось немало. МОК осудил не только его друзей и коллег, но и жену, бобслеистку Ольгу Стульневу. К счастью, как и других спортсменов, CAS оправдал ее полностью.

— Оля уже завершила карьеру спортсменки. Поэтому для нас эта тема дисквалификации была не такой болезненной… Но давайте поговорим о чем-нибудь другом.

— Давайте, — быстро соглашаюсь я. — О чем вы думаете перед Олимпиадой?

— О трассе, о разгоне, о том, чтобы мы с Васей, — кивает он в сторону своего разгоняющего, — стабильно проехали все четыре заезда. Тогда можно рассчитывать не только на бронзу, но и на золото.

В бобслее борьба идет за сотые доли секунды. По сути, все усилия спортсменов и тренеров — ради одного мгновения. Именно оно отделяет победителей от проигравших. Иногда за это время человек даже моргнуть не успевает.

— Что если ваш разгоняющий в решающий момент упадет?

— Может быть такое, — кивает спортсмен. — Но лучше, чтобы не было.

— А бывало?

— Конечно. На одних соревнованиях мы ехали в бобе вчетвером, и двое разгоняющих выпали. Мы доехали без ребят, но нас, конечно, дисквалифицировали.

— Наверное, потом разбирались по-мужски, кто прав, а кто виноват?

— Да, мы все эмоциональные. Бывает, орем, но быстро успокаиваемся. Все ошибаются, и я не исключение.

— А вы берете с собой на соревнования какой-то талисман на удачу?

— У меня есть счастливая футболка с надписью «Россия». Я без нее на соревнования не выхожу.

— Как же вы без нее на Олимпиаде будете — российская символика ведь сейчас под запретом?

— А я футболку под комбинезон надену, и никто не увидит.

— Только ты комбинезон ни в коем случае не расстегивай, а то проблем огребем, — смеется разгоняющий Василий Кондратенко, который пришел звать товарища на тренировочный старт.

 

Модели на старте

Болид проносится по ледяному желобу. Невысокая блондинка с короткой стрижкой тут же делает какую-то пометку в своем планшете. Надежда Орлова внимательно следит за каждым движением своих подопечных.

— Ну что там, Надежда Анатольевна? — подбегает к ней после заезда хрупкая девушка с ясными, немного напуганными глазами. Видимо она чувствует, что сделала что-то не так.

— Ты зачем делаешь лишние шаги? Висишь на ручке! Тормозишь! — делает ей замечание тренер спокойным, без единой нотки раздражения голосом.

Взволнованная девушка быстрым шагом возвращается назад. Ее пушистые волосы растрепались под шлемом и теперь развеваются на ходу. А Орлова снова выжидающе смотрит на трассу.

— Вы не сильно ее… рубанули? — пытаюсь я подобрать слова.

— Нет. Я раньше думала, надо быть с ними мягкой — они же девочки. А потом поняла: ничего подобного! Они спортсмены. А как только начинаешь их жалеть, они превращаются в девочек — и расклеиваются на глазах.

— Как вы их успокаивали, когда МОК начал отстранять бобслеистов от Олимпиады?

Костюмы нашей сборной — никакого триколора и логотип  Olympic Athlete from Russia — Олимпийский спортсмен из России 019_rusrep_03-1.jpg Иван Писаренко/ТАСС
Костюмы нашей сборной — никакого триколора и логотип Olympic Athlete from Russia — Олимпийский спортсмен из России
Иван Писаренко/ТАСС

— Никого успокаивать не пришлось. Потому что все понимали, что это просто политика. Когда Шокшуевой не пришло приглашение на игры в Корее, мы сразу послали запрос в РУСАДА: есть ли причины по допингу? Пришел ответ, что нет. Тогда все стало ясно.

— Вы разозлились?

— Да, но по-спортивному, — уточняет тренер. — Наша скелетонистка, Лена Никитина, которую тоже не допустили к зимним играм, писала в своем Инстаграме: «Раньше я не понимала, что такое спортивная злость...» Думаю, сейчас все поняли, что это такое.

— И что это такое?

— Это сила. Благодаря которой ты стискиваешь зубы и идешь до финиша, как бы тебя ни гнули.

— А нужно ли в такой ситуации идти до финиша? Один священник написал олимпийцам такое послание:

«Не продавайте родину, ребята —

Не стоит та медаль такой цены»

Солдаты за родину бросаются в бой, а не отсиживаются в окопах и не ждут, когда враг сам отступит. Мы сейчас тоже солдаты. Мы боремся за эти медали не лично для себя, а чтобы в будущем спортсмены выступали с флагом и гимном.

Бобслеисты разгоняют свои болиды до 160 километров в час. Это средняя скорость поезда «Сапсан» между Москвой и Петербургом 020_rusrep_03-1.jpg Peter Kneffel/DPA/ТАСС
Бобслеисты разгоняют свои болиды до 160 километров в час. Это средняя скорость поезда «Сапсан» между Москвой и Петербургом
Peter Kneffel/DPA/ТАСС

На старте снова меняются экипажи. Надежда Орлова нагибается через бортик, чтобы разглядеть, кто сейчас будет разгоняться. Статная брюнетка Анастасия Кочержова и блондинка модельной внешности Надежда Сергеева толкают гигантские сани. И откуда у них только силы берутся?

— Почему такие красотки выбирают такой неженский спорт? — недоумеваю я.

— А они не выбирает, — смеется Орлова. — Чаще всего тренеры сами уговаривают спортсменок. А те еще капризничают: да ну, что это за спорт?» Это только сейчас бобслей стал популярным, а раньше у нас мало кто про него знал. Меня три года звали, прежде чем я сюда из легкой атлетики пришла.

— И почему согласились?

— Потому что это скорость и адреналин...

— Ага, а еще штанги и гири.

— Ну, без этого никак, — разводит она руками. — Чтобы ездить на бобах, нужны сила и хороший вес. Юлька Беломестных сначала никак набрать не могла. Весы показывали 66, и хоть умри. А сейчас стрелка стабильно клонится за 70.

— Но девочки же всегда хотят быть хрупкими и беззащитными!

— Но мы же не жирные, а крепкие, — успокаивает меня Орлова. — Вон смотри, какие модели стоят!

 

Опустить забрало

Говорят, что, хотя бобслеистки с виду непробиваемые, внутри они очень сентиментальные. И что боб для них — как живой человек. И они даже могут с ним договориться так, что он первым долетит до финиша. Но чтобы это случилось, нужно найти с бобом «общий язык»...

— Он весит 180 килограммов, а ездит со скоростью 100 километров в час, поэтому его непросто удержать, — жалуется Юля Беломестных. — Когда я первый раз села в боб… это был ужас! На вираже меня придавило, а потом начало высасывать на трассу. Я еле удержалась.

Сейчас разгоняющая в санях выглядит вполне уверенной, как и ее пилот Александра Родионова. Хотя той тоже пришлось набить синяки, прежде чем она научилась управлять бобом.

— Я была в шоке от своих первых заездов, — округляет глаза Александра. — Думала, что мне за трактор дали: все трясет, громыхает… А потом я прониклась и впала в эйфорию.

Александра Родионова пришла в бобслей из санного спорта. Поэтому долгое время не могла привыкнуть к командной игре.

— Я одиночка и в спорте, и в жизни. Первое время мне было вообще до фени, кто за мной бежит — в голове только одна мысль: не уронить боб. Теперь я понимаю, что нужна слаженность в команде.

— А как добиться этой слаженности?

— Пилот должен быть уверен в своих действиях, а разгоняющий — верить в своего пилота.

— Вы верите в своего пилота? — спрашиваю я Юлю.

— Да, — отвечает она, не задумываясь ни на секунду.

В Александру верю даже я, хотя мне, конечно, никогда не приходилось вместе с ней лететь на огромной скорости в бобе. У спортсменки уверенный взгляд и твердый шаг. А какая спина! Даже сейчас, после тренировки, когда мы втроем удобно устроились на лавочке, она все держит спину ровно.

— А что вы делаете, когда ссоритесь? 

Я с разгоняющими не ссорюсь, — мотает головой Александра. — Я понимаю, что это продолжение меня. Концентрируюсь на траектории и веду сани. А Юлька мне помогает.

— Когда мы летим на виражах, — объясняет разгоняющая, — я расслабляюсь и сливаюсь с бобом. Тогда я чувствую его движение и могу наклоняться вместе с ним.

— Ты в первый раз будешь лететь по олимпийской трассе. Не страшно?

— Зачем бояться? От страха можно «выгореть» — и все. Это очень серьезные соревнования и большая ответственность.

— Я сейчас заплачу… — умиленно смотрит на свою разгоняющую Родионова. Это уже ее третья Олимпиада. Правда, в первых двух она ездила на санках, а не на бобе.

— Ну вот, вы меня спросили, и мне стало страшно… — растерянно смотрит Юля. Родионова хлопает ее по плечу.

— Вы уже придумали план, как победить ваших соперниц канадок?

— Неожиданно приехать и неожиданно победить, — Александра «пилотирует» не только на трассе, но и в разговоре. — Никто же от нас этого не ждет — думают, что мы пали духом и вообще испугались.

— А почему вы не испугались?

— Я не читала комментарии, не смотрела телевизор.

Я просто выходила на старт и тренировалась. Когда опускаешь забрало на шлеме, престаешь обращать внимание на себя и свои мысли. Есть только ты и трасса.
№3 (442)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама

    «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы»

    20 февраля 2018 года состоялся круглый стол на тему «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы». Организаторы: «Эксперт» совместно с Агентством стратегических инициатив и с секцией по законодательному регулированию энергоэффективности и энергосбережения Экспертного совета Комитета Государственной Думы по энергетики.

    Зеркало промышленности

    ​Отраслевые выставки – возможность получить представление о состоянии дел в конкретном секторе экономики

    Почему повышение производительности труда персонала – задача номер один?

    Что надо сделать, чтобы большая часть расходов на оплату труда не превращалась в пустую трату денег

    ИНТЕРЛАКОКРАСКА- 2018

    Весь цвет лакокрасочной промышленности с 27 февраля по 2 марта. Более 230 российских и зарубежных компаний презентуют свою продукцию и услуги на ежегодной выставке


    Реклама