Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Ядрово протеста

, 2018
Михаил Почуев/ТАСС

21 марта в подмосковном Волоколамске ядовитым газом со свалки «Ядрово» тяжело отравились десятки детей. В городе начались протесты, глава района был побит, губернатора Московской области закидали снежками, он вынужден был удалиться под защитой охраны. Граждане России в целом поддерживают власти, в том числе в спорах об отравлении бывших шпионов в Англии. Но когда травят детей в родном городе, чиновникам лучше принимать быстрые решения

— Это был крик души моей дочери — чтобы заметили наконец-то проблему Волоколамска и свалки, — говорит Татьяна Лозова, мама ставшей уже известной девочки в красном, тоже Тани. Эту далеко не детскую реакцию наблюдала вся страна!

На встрече с губернатором Андреем Воробьевым 21 марта девочка, одетая в красную куртку, жестами показывая на губернатора, тут же провела рукой у себя по горлу.

— Поймите, ее никто не готовил к встрече с Воробьевым, для меня это вообще было неожиданным, но она ведь постоянно со мной, вот на этих митингах против свалки в «Ядрово». Она слушала все, о чем говорят люди, и в итоге получилась вот такая реакция ребенка, особенно когда в больницу стали массово доставлять отравленных газом детей, — рассказывает Татьяна Лозова-старшая.

21 марта жители Волоколамска проснулись раньше обычного. На местном мусорном полигоне «Ядрово», одном из крупнейших в Московской области, произошел выброс свалочного газа. По составу — сероводород, хлор, диоксиды азота, серы и другие яды.

— В три часа ночи мне стали звонить люди уже с жалобами на удушье вблизи свалки, я стал обращаться в МЧС с просьбой о принятии мер, но о масштабах выброса газа тогда даже подумать не мог, — вспоминает глава городской администрации Петр Лазарев.

Уже в 9 часов утра детей стали свозить в больницы на каретах cкорой помощи. У всех были и общие симптомы — головокружение, рвота, носовое кровотечение, дезориентация. По городу пошел шум. Родители стали собираться у районной больницы, штурмовать кабинеты администрации.

Стихийный протест у Волоколамской центральной районной больницы 021_rusrep_06-1.jpg Михаил Почуев/ТАСС
Стихийный протест у Волоколамской центральной районной больницы
Михаил Почуев/ТАСС

В первые часы в больницу было доставлено около 50 детей с симптомами отравления свалочным газом. Причем родителей пострадавших детей на территорию ЦРБ первое время вообще не пускали. Врачи путались в диагнозах.

По данным областного Минздрава, в центральную районную больницу обратились 50 детей из разных школ города. При этом только пятеро были госпитализированы: «один мальчик с повышенным давлением и четыре ребенка по настоянию родителей для обследований». В ведомстве подчеркнули, что специалисты не связывают обращения с полигоном «Ядрово».

Глава городского поселения Волоколамск Петр Лазарев, в разговоре с «РР» оценивая обстановку как «из ряда вон выходящую», сообщил о 60 пострадавших детях на момент утра 22 марта. По информации главы города, пострадали дети 1-й гимназии, школ номер 2 и 6. Как раз эти школы ближе всего расположены к свалке.

— Я думаю, что с врачами сильно поработали, потому как первое время они говорили какие-то странные вещи, пытаясь увести от действительного факта отравления свалочным газом. Потом, конечно, кто-то проговаривался, но в целом медики старались не ставить напрямую диагнозы, связанные с выбросом газа на «Ядрово», и тем более давать какие-то письменные подтверждения этому. Там первое время и кровь отказывались брать на анализ, — рассказывает координатор Региональной группы общественного мониторинга по вопросам экологии и защиты детства регионального отделения Общероссийского народного фронта в Московской области Антон Хлынов.

Тем же детям, которых отпускали домой, дали простую рекомендацию: пить активированный уголь.

— Но когда одно из российских агентств передало сообщение о том, что в Волоколамске дети отравились выбросами баллончика со слезоточивым газом, я уже не вытерпел, обратился в СМИ, администрацию президента — и вот к 15–16 часам появился губернатор Воробьев с главой района, — заявил Петр Лазарев.

В целом встреча с жителями Волоколамска у губернатора Воробьева не сложилась. На нее пришло, по самым скромным подсчетам, более двух тысяч жителей Волоколамска. Губернатор уверял, что свалку закрыть нельзя, но оборудуют ее по самому последнему слову техники, сделают безопасной. Охрана же предусмотрительно не подпустила к чиновнику людей на близкое расстояние, а потому его просто под выкрики «Долой!» закидали снежками.

Чиновники, судя по всему, вообще не сориентировались в ситуации, не понимая, что в условиях риска здоровью детей не помогут ни рейтинг Путина, ни телеразвлечения — надо отвечать по существу. И невозможность закрыть источник отравления не могла бы никого успокоить.

— Сложнее было с главой района Гавриловым: его слегка помяли в начале митинга у районной больницы, он потом уже не выходил к нам с губернатором. Насколько я знаю, его вывели из больницы через черный вход и вывезли от места на машине скорой помощи, — говорит местный житель, активист движения «Против Ядрово» Сергей Жуков.

Дети, пострадавшие от залпового выброса свалочного газа с полигона «Ядрово» 022_rusrep_06-1.jpg Михаил Почуев/ТАСС
Дети, пострадавшие от залпового выброса свалочного газа с полигона «Ядрово»
Михаил Почуев/ТАСС

По словам активиста, 22 марта в реанимации ЦРБ оставалось пятеро детей; четырех из них утром в срочном порядке перевезли в Москву.

— Я был в больнице, видел этих бледных детей, и мой сын туда тоже был доставлен. Сейчас он уже дома, врачи сказали, что в бронхах ничего нет и причина — отравление свалочным газом, но опять же рекомендовали пить активированный уголь и не предоставили никаких письменных рекомендаций. Все только на словах, — сказал Сергей Жуков.

Проблема в Волоколамске начались не в ночь на 21 марта. Свалка «Ядрово» функционирует с 1979 года. Но все это время она работала в «местном» режиме, то есть туда свозился мусор только из Волоколамска. Ситуация изменилась в 2013 году.

— Я не хочу углубляться в детали, но после прихода Воробьева и нынешнего главы района Евгения Гаврилова местный полигон сделали областным, — глава города Петр Лазарев фактически обвиняет вышестоящие инстанции. — Стали свозить мусор чуть ли не со всей области, включая Москву, причем это свалка именно ТБО, но мы не знаем точно, что там в действительности и какова доля промышленных отходов, которые вообще запрещено свозить. Притом полигон не приспособлен для большого приема мусора, не оборудован для этого!

За сутки на полигон, рассчитанный на прием 15–20 мусоровозов, приходит по 250–300 машин. Свидетели наблюдали картину, когда машины сваливают мусор в карьерах, не проходя никакого досмотра или даже взвешивания. А потому сказать, что там привозят и таким образом утилизируют, невозможно.

— В «Ядрово» идут процессы, характерные для большинства таких свалок и полигонов: имеет место выход свалочного газа, в данном случае аварийный, — рассказывает Антон Хлынов. — Причина таких несанкционированных выбросов прежде всего в неправильной эксплуатации полигона. Неправильные действия или ошибки при утилизации свалочного газа и отводе фильтрата. Есть предположение, что начали происходить псевдогеологические процессы, связанные с движением масс и грунтов, оттаивания и движения подземных вод, и в теле полигона образовались разломы и провалы, через которые выбрасывается этот свалочный газ.

Что конкретно нарушено, на сегодняшний день сказать сложно. Может быть, пересыпка осуществлялась плохо. Или отвод и обнаружение газов проводились некачественно. Соответствующая государственная комиссия действует с 6 марта, но, как показали последние события, на качество работы свалки это не влияет.

Больше года местная администрация, активисты ставили вопрос о закрытии свалки. Но областные чиновники заявляли: это невозможно. В итоге в начале марта на территории свалки был введен режим ЧС, который наотрез отказались распространять на сам Волоколамск и прилегающие деревни.

И то, что в Волоколамске дышат отравленным воздухом, еще полбеды, подчеркивает Петр Лазарев. Полигон (10 гектаров и еще 30 гектаров на расширение) расположен в устье реки Городня, которая протекает через весь город, а это 12 километров. По мнению Хлынова, токсичный фильтрат, образующийся в глубине полигона, уже давно просачивается в реку и оттуда — в водопроводную систему города. Так что вопрос о том, какую сегодня пьют воду жители города, скорее риторический.

— У нас в этом году запретили крещенские купания: содержание отравы в воде опасно для того, чтобы человек даже просто туда заходил, — говорит Лазарев.

Экологи считают ситуацию и с этим полигоном, и с похожими в области критической. Огромный мегаполис, вся столичная агломерация не имеет сколько-нибудь современных технологий утилизации своих отходов, как, впрочем, и многие другие российские города. Весной 2017 года на вонь с мусорного полигона жаловались жители подмосковного Кучино, соседи самого большого мусорного полигона Подмосковья.

«Проснулся от жуткой вони. Позвонил в службу 112. Сказали, что я не первый. Очень ценный ответ», — таких записей в группе противников мусорного полигона Кучино в сети «ВКонтакте» было множество. Корреспондент «РР» тогда отправился на эту свалку по просьбе местных жителей, которые жаловались, что уже не могут дышать (см. статью «Кучино мусора», «РР» № 7 (424) от 12 мая 2017 года). Кучинский полигон закрыли летом прошлого года под давлением прессы и общественности. То есть закрывать даже такие крупные свалки можно, хотя само по себе это и не решает проблему отходов в московском регионе.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев (в центре) у Волоколамской центральной районной больницы 023_rusrep_06-1.jpg Михаил Почуев/ТАСС
Губернатор Московской области Андрей Воробьев (в центре) у Волоколамской центральной районной больницы
Михаил Почуев/ТАСС

И в мире, и даже в отдельных городах и на отдельных предприятиях России есть технологии глубокой, фактически полной переработки отходов. Почти десять лет назад, в статье «Россия сортировочная» (см. «РР» № 28 (107) от 22 июля 2009 года), мы говорили о том, что элементы технологий в стране есть; есть и люди, готовые и стремящиеся сочетать экологические ценности с бизнесом.

— Я все равно это дело пробью, — говорил тогда бизнесмен, директор Центра экологических инициатив Владимир Кузнецов. — Стремление к безотходной жизни — это вообще заразная штука. Например, люди, которые пользуются нашими пунктами, уже не представляют себе, как можно вернуться к старому.

Мы вели с ним беседу и недавно, во время кризиса в Кучино. К тому моменту он уже был разочарован:

— Кому нужны раздельный сбор и переработка мусора? — спрашивает он так, будто не сам создал десяток современных площадок по раздельному сбору мусора в Москве. — Должностным лицам? Нет. Все живут от объема. Поймите, нашим чиновникам невыгодно, чтобы уменьшалось количество мусора! Ситуация не изменится, пока отходами занимаются пять-семь ведомств: у каждого из них свои интересы.

И понятно, что даже при наличии технологий, толковых людей и бизнесов они все еще остаются в основном невостребованными; царствует дикий бизнес на больших объемах мусора, который заключается в том, чтобы получать большие контракты и ничего не тратить, а просто загаживать мусором Подмосковье. Самое большое, чего можно ожидать в ближайшее время, — строительство мусоросжигательных заводов.

— Власть решила пойти по пути установки МСЗ (мусоросжигающих заводов), но эта схема должна работать при комплексной переработке мусора, его сортировке, а этого нет, — объясняет Антон Хлынов. — К тому же в том виде, в котором программа по сжиганию мусора предлагается, она сегодня неприемлема, так как к нам завозятся давно уже устаревшие заводы из Европы — там от этих технологий отказались. Что бы нам ни говорили, сжигание мусора тем способом, который предлагается сегодня, не менее вредно, чем то, что происходит сейчас». Экологи уверены, что необходимо принимать промежуточные решения, которые позволили бы разгрузить такие свалки, как «Ядрово». И в первую очередь — налаживать сортировку и переработку мусора, внедрять отечественные мусоросжигающие технологии (тот же пиролиз), гораздо менее вредные, а не гнаться за всем иностранным и давно устаревшим.

Глава Волоколамска Петр Лазарев тем временем пообещал поговорить с Татьяной Лозовой-младшей: «Я не разделяю такой реакции, просто потому, что это еще ребенок». Тем не менее дома его ждет супруга, которая заболела как раз 21 марта и слегла с теми же симптомами, что и дети. Врачи ставят ей диагноз «хронический бронхит, переходящий в астму». Это как раз то, к чему приводит длительное проживание вблизи подобных свалок.

№6 (445)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама