Книги

Афиша
Москва, 18.02.2019
«Русский репортер» №2 (466)

Свой личный кратер на луне

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

С вручением НОСа завершился очередной премиальный литературный сезон. В этом году мы недосчитались «Русского Букера», но, учитывая спорность (мягко выражаясь) награждений последних лет, несчастную премию за лучший русский роман мало кто жалел. Я несколько раз начинал писать кровожадную колонку или пост в соцсетях, где должны были быть примерно такие строки: «Букер скончался в своей постели по естественным причинам, не дождавшись приговора и не услышав напоследок залпа расстрельного взвода». И даже перечислял в черновиках все накопленные мною за годы наблюдений грехи премии. Но по лени так и не закончил.

«Национальный бестселлер» достался главному открытию года — Алексею Сальникову и его роману «Петровы в гриппе и вокруг него»; благодаря премии «Лицей» мы узнали о прекрасной Евгении Некрасовой и ее «Калечине-Малечине»; небесспорное решение «Ясной Поляны» досталось «Прыжку в длину» Ольги Славниковой; наконец, «Большая книга» никаких сюрпризов не преподнесла, и премию получила та книга, которую весь год больше всего обсуждали, как хваля, так и ругая — «Памяти памяти» Марии Степановой. НОС премиальный цикл завершает, и у этой премии благодаря календарю есть шанс отметить тех, кого забыли, а благодаря задумке (НОСу положено любить все инновационное и необычное) обратить внимание на важных для литпроцесса маргиналов и новичков. Оба жюри, а у НОСа есть основное и критическое, эту задачу провалили. В обоих случаях, на мой скромный взгляд, оптимальным претендентом были бы «Рассказы» Натальи Мещаниновой, страстный и страшный новый голос в литературе. Но основное жюри выбрало опять-таки Степанову, а критическое — роман Петрушевской «Нас украли». Странно, что премия за литературную инновацию присуждается книге, которая только что получила главную награду страны. И уж совсем странно, что таковая достается человеку, чьи заслуги перед отечественной словесностью можно оценить лишь именным аэропортом, станцией метро в центре Москвы, кратером на Марсе. Да и то маловато будет.

Джонатан Коу Срединная Англия

Издательство «Фантом Пресс»

Для любителей поржать

 kou.jpg

Краткая история брекзита: безответственные популисты и демагоги из числа консерваторов во главе с Дэвидом Кэмероном так хотели выиграть выборы в парламент, что придумали референдум о выходе Англии из ЕС, не подумав о том, как его выиграть и что делать, если большинство проголосует за выход. Английское общество показано чудовищно разъединенным — толерантные и открытые всему новому леваки-интеллектуалы не слышат и презирают тех, кто боится перемен.

Матвей Гречко Засекреченное метро Москвы

Издательство АСТ

Для людей

 metro.jpg

Краткая история метро как идеи в мире и в России плюс сборник всевозможных баек и легенд. Сначала речь идет о вещах с научной точки зрения допустимых (таких как секретные тоннели, используемые для разных правительствах нужд). Затем о вещах, наукой никак не допускаемых (призраки в метро). Например, по туннелям ходит давно уже мертвый, но все равно вечно живой Путевой обходчик. А еще есть Черный машинист. И, конечно же, поезд-призрак.

Вьет Тхань Нгуен Сочувствующий

Издательство Corpus

Для людей

 than.jpg

Конец Вьетнамской войны, падение Сайгона. Все, кто был как-то связан с южновьетнамским правительством, пытаются бежать на американских самолетах, потому что победоносные войска коммунистов-северян будут беспощадны к своим врагам. Бежит и главный герой — он правая рука важного южновьетнамского генерала и тайный агент северян. В Америке он продолжает двойную игру. Великолепный авантюрный роман, в котором достается и южанам, и северянам, и американцам.

Венди Уильямс Лошадь

Издательство «Азбука»

Для людей

 loshad.jpg

Гимн лошадям, искренний, переходящий в истерику, но все равно довольно забавный. «Я провела эксперимент и оставила пару яблок вне пределов досягаемости обоих коней, стоявших в денниках каждый за запертой нижней полудверью. Они могли высунуть головы сверху, однако — теоретически — должны были оставаться за полудверью до тех пор, пока человек не поднимет задвижку. Я стояла и наблюдала. Оба коня смотрели на яблоки. Ни один не двигался. Тогда я вышла из конюшни и сделала вид, что иду к дому. Однако, когда они уже не могли увидеть меня, я остановилась и стала следить за ними через окно конюшни. Без всяких колебаний Уиспер потянулся к задвижке и поднял ее своими мягкими губами. Движением корпуса он распахнул дверцу денника, вышел и съел оба яблока. Грей же только смотрел на него».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №2 (466) 18 февраля 2019
    ДЕНЬ В ФУРГОНЕ С ГОРОДСКИМИ ОТХОДАМИ
    Содержание:
    Реклама