«РР» публикует репортаж Фонда исследования проблем демократии о знаменитой сирийской организации «Белые каски», на информации которой были основаны обвинения властей Сирии в военных преступлениях. Документальный фильм о деятельности организации даже получил премию «Оскар». Оказалось, что практически все, что говорилось о «Белых касках» в западных медиа, — беззастенчивое вранье

Peter Dejong/AP/TASS

«Фотограф представил свидетельства о предполагаемой атаке хлора в Сирии», — статья с таким заголовком была опубликована в журнале Time в феврале 2018 года. В качестве иллюстрации использовалась фотография сидящего с кислородной маской сотрудника «Белых касок» Махмуда Бувейдани; автор статьи утверждал, что лично видел пострадавшего от применения химического газа. Нам удалось найти Бувейдани, и он рассказал нам, что данные, опубликованные в журнале Time, полностью фальсифицированы, а кислородная маска на самом деле даже не работала. Махмуда Бувейдани мы нашли с помощью сотрудников госпиталя — он был соседом одного из врачей и раньше работал на производстве мебели. В «Белые каски» пошел по объявлению, в 18 лет; без какой-либо подготовки и даже не окончив школу, он приступил к работе на скорой помощи. Это было уже не первое интервью Бувейдани после освобождения этого района от террористов. О своем личном участии в подготовке дезинформации он рассказывал в том числе и западным журналистам, но они предпочли об этом умолчать.

Откровенное вранье, увы, становится не исключением, а правилом в работе даже самых влиятельных мировых СМИ. Фигурант недавнего громкого скандала, немецкий журналист Клаус Релотиус в своих статьях в журнале «Шпигель» и других изданиях, кроме прочего, писал и обличительные статьи против сирийского правительства. В 2018 году «Шпигель» признал, что журналист придумал и действующих лиц, и сюжеты для своих статей. Но разоблачения единичны, а вранье — явление массовое.

«Белые каски» описывались в мировых медиа как «группа волонтеров», чья работа носит «нейтральный и беспристрастный характер» и состоит в оказании людям помощи после обстрелов и пожаров. Однако более сотни интервью, проведенных Фондом исследования проблем демократии в Сирии в конце 2018 года, убедительно доказывает: практически все, что говорилось о «Белых касках» в западной прессе, — ложь.

Представленные здесь факты основаны на наших интервью с 40 членами «Белых касок», 20 бывшими членами незаконных вооруженных формирований, 45 жителями районов, в которых работала организация. «Белые каски» были абсолютно уверены в своих силах и в том, что они пришли в Сирию надолго. Видимо, поэтому они не очень-то скрывали свои методы: большинство постановочных съемок устраивались «Белыми касками» практически в открытую. Нам было достаточно выехать в места постановочных съемок, которые указали бывшие члены организации, и почти всегда в течение нескольких минут удавалось обнаружить свидетелей фальсификации — жителей близлежащих домов и продавцов магазинов. Как правило, некоторые из них были готовы нам помочь и давали интервью. Это позволяло верифицировать одни и те же случаи, основываясь на мнениях свидетелей с разных сторон — как самих участников постановочных съемок из «Белых касок», так и очевидцев из числа окрестных жителей.

Представленные здесь факты основаны на наших интервью с 40 членами «Белых касок», 20 бывшими боевиками, 45 жителями. Нам было достаточно выехать в места постановочных съемок и почти всегда в течение нескольких минут удавалось обнаружить свидетелей

Использованный нами опросник требовал от свидетеля точной информации о каждом событии, указания имен и фамилий участников, времени и места действия; большинство вопросов задавалось несколько раз — для последующего сравнения ответов. Аналогичным образом мы проверяли информацию о том или ином центре организации на основе суждений нескольких его сотрудников. Именно так удалось установить десятки имен и кличек сотрудников организации, которые одновременно были боевиками. Информация об участии «Белых касок» в незаконном изъятии органов у пострадавших была хорошо известна в кварталах Алеппо. В ходе бесед на улицах города нам указывали на родственников пострадавших и охотно провожали к ним. Практически всегда эти люди готовы были рассказать о том, как осуществлялось изъятие органов; также шла речь о мародерстве и грабежах, которые массово осуществляли «Белые каски».

Опрошенные нами бывшие боевики не принимали участия в убийствах, ранее были амнистированы сирийским правительством и вели себя достаточно свободно и уверенно, рассказывая о своих прежних соучастниках. К самой организации они не испытывали особого пиетета: их тяготили необходимость участия в подготовке ложных данных, а также постоянные угрозы и обман со стороны руководителей центров «Белых касок».

Тот факт, что ложь и насилие принимали системный и массовый характер, подтверждает и социологический опрос, проведенный Фондом исследования проблем демократии, с участием 500 респондентов в Алеппо (при опросе осуществлялось квотирование по полу, возрасту, району проживания).

«Волонтеры» на зарплате

Получивший «Оскар» фильм «Белые каски» начинается со слов «Те, кто остался в районах, не контролируемых режимом, полагаются на группу волонтеров, посвятивших себя спасению людей». Многочисленные свидетельства сотрудников организации доказывают, что «Белые каски» ни в коей мере не являлись «группой волонтеров». Все они регулярно получали заработную плату и объемные продовольственные наборы. Начальники центров при этом предписывали называть эту заработную плату «благодарностью», а наемных сотрудников — «добровольцами».

— Однажды в результате обстрела снаряд попал на улицу, где был магазин моего отца, — рассказал нам бывший сотрудник «Белых касок» из Алеппо Мухаммед Башир Бирам. — Я лично эвакуировал отца и отвез его в больницу Аль-Баян, которая работала с «Белыми касками». Там врачи отказались представить раненому медицинскую помощь, потому что он не был боевиком. В результате отец умер из-за сильного кровотечения. Мой выезд на эвакуацию без разрешения повлек за собой угрозы со стороны начальника центра «Белых касок»; у меня вычли половину месячной зарплаты.

В целом ряде случаев вступление в организацию выступало условием освобождения из тюрем вооруженных отрядов или альтернативой участию в боевых действиях. Бывшие члены «Белых касок» поведали нам, что руководство центров нередко угрожало им оружием в том случае, если они откажутся выполнять их задание, например выезд на фронт для эвакуации боевиков.

Центры «Белых касок» нередко оборудовались по образцу военных или захваченных террористами зданий — в расчете на их вооруженную оборону. В городе Дума в стенах детского сада, захваченного «Белыми касками», около пола были проломаны отверстия, позволявшие незаметно переходить из одного помещения в другое. Врач местной больницы Сэйф аль-Дин Хубия показал мне вход в тоннель, пройдя по которому я оказался в соседнем здании, где до освобождения города находился штаб незаконного вооруженного формирования Джейш аль-Ислам*. Местные жители рассказали нам, что тоннель из центра «Белых касок» был прокопан заложниками, которых впоследствии расстреляли. Этот город не был исключением — большинство центров организации оборудовалось подобным образом и размещалось поблизости от штабов боевиков.

Каски и боевики

Журналист из Великобритании Джон Кэнтли был похищен боевиками ДАИШ* в 2012 году. Позже Кэнтли стал известен как автор ряда фильмов, в которых он выступал на стороне этой террористической организации. В одном из эпизодов фильма «Алеппо изнутри» он рассказывает о недавнем авиаударе, находясь неподалеку от работающих сотрудников «Белых касок», и называет их «пожарными Исламского государства*», то есть той же ДАИШ*.

Наши интервью показали, что террористические группы, или «вооруженная оппозиция», считали «Белые каски» даже не своими сторонниками, а собственными подразделениями.

— Я передавал указания руководства в «Белые каски», — говорит Хатем Уюнь, который несколько лет проработал в службе внутренней безопасности группировки Джейш аль-Ислам*. — Мы отправляли в «Белые каски» приказ выехать на конкретный пункт. В другом случае центрам «Белых касок» был отдан приказ — предоставить список всех сотрудников в службу внутренней безопасности Джейш аль-Ислам*. Тех, к кому у Джейш аль-Ислам* возникали вопросы, сразу выгоняли из «Белых касок». Если не было времени, я передавал указание по телефону; если было — передавал официальную бумагу на бланке Джейш аль-Ислам* за подписью руководителя службы внутренней безопасности Восточной Гуте. «Белые каски» в районах Джейш аль-Ислам* полностью подчинялись им.

Речь идет не просто о подчинении «Белых касок» боевым группам, а о фактическом слиянии: для западных стран организация являлась способом легализации и финансирования боевиков различных террористических групп и незаконных вооруженных формирований. Кроме того, центры организации фактически были их инженерными подразделениями, которые осуществляли практически всю работу по фортификации боевых позиций террористов. Работали они и в качестве медицинских подразделений — в первую очередь эвакуировали в больницы боевиков, даже если вместе с ними в помощи нуждались мирные граждане.

— В нашем центре в Думе работало 35 человек, было три микроавтобуса, машина скорой помощи с оборудованием, два бульдозера, два мусоровоза, — рассказывает 24-летний бывший сотрудник «Белых касок» в городе Дума Ахмед Бувейдани. — Мы возводили земляные валы, рыли окопы, перевозили самих боевиков, а также оружие, боеприпасы для них. Например, мы рыли окопы в Масрабе и Аш-Шайфунии, возводили там земляной вал и перевозили боевиков.

С помощью «Белых касок» осуществлялось и снабжение боевиков продовольствием — в таких городах, как Алеппо, организация развозила по списку семей боевиков многокилограммовые мешки с продовольствием, попутно ведя видеосъемку и выдавая свою «акцию» за помощь мирному населению. Свидетели рассказывали нам и о том, что целые группы членов организации проходили военную подготовку под руководством боевиков Джубхат ан-Нусра*.

 Ахмед Бувейдани разоблачает пропагандистский материал, фотографию которого держит в руках:  «“Белые каски” сказали, что этот ребенок умер от химической атаки, но эта история была обманом» 026_rusrep_03-2.jpg из личного архива Максима Григорьева
Ахмед Бувейдани разоблачает пропагандистский материал, фотографию которого держит в руках: «“Белые каски” сказали, что этот ребенок умер от химической атаки, но эта история была обманом»
из личного архива Максима Григорьева

— После того как Восточная Гута была разделена на секторы, группировки начали включать своих членов в состав «Белых касок» в каждом секторе, — рассказывает оппозиционный журналист Бассам Аз эд-Дин Хади аль-Неджиб, работавший с «Белыми касками». — Один из центров «Белых касок» подчинялся той группировке, которая контролировала территорию. Фейлак ар-Рахман* были в центральном секторе, Джейш аль-Ислам* — в северном. В составе «Белых касок» работали лидеры этих группировок. Башар аль-Хафи был представителем Джебхат ан-Нусра*. Примерно в Восточной Гуте 100–150 человек из «Белых касок» были членами различных группировок. На самом деле они подчинялись этим формированиям, а людям говорили, что они — «Белые каски». Я знаю многих сотрудников «Белых касок», которые в то же время были и боевиками.

Руководители центров «Белых касок» нередко занимали привилегированное положение в вооруженных формированиях — так, например, начальник центра в Восточной Гуте Мухаммед Массарви одновременно был эмиром в Джейш аль-Ислам*.

— Почти все люди, работавшие в «Белых касках», были боевиками Ан-Нусры* или имели с ними связи, — утверждает житель Алеппо Омар аль-Мустафа ибн Мухаммед. — Я сам попытался устроиться на работу в эту организацию, но мне было сказано: если ты не боевик и не работал в рядах Ан-Нусры*, мы не можем взять тебя на работу. У каждого, кто приходил в организацию «Белые каски», был документ, заверенный шариатским комитетом Ан-Нусры*. Начальник центра «Белых касок» велел мне подать документы, а через определенное время пришла резолюция о том, что мне отказано, так как вместе с документами должна быть рекомендация шариатского комитета Ан-Нусры*. Чтобы получить шариатскую рекомендацию от комитета Ан-Нусры* для поступления на работу, вам нужно быть боевиком. Без этого невозможно.

 Автор этого материала Максим Григорьев у входа в подземный тоннель, который соединял центр «Белых касок» и находившийся поблизости штаб боевиков Джейшаль-Ислам* 026_rusrep_03-1.jpg из личного архива Максима Григорьева
Автор этого материала Максим Григорьев у входа в подземный тоннель, который соединял центр «Белых касок» и находившийся поблизости штаб боевиков Джейшаль-Ислам*
из личного архива Максима Григорьева

Сотрудники «Белых касок» рассказали нам, что некоторые центры организации формировались исключительно из состава террористических групп. В большинстве случаев принадлежность сотрудников организации к незаконным вооруженным формированиям не скрывалась. Сотни сотрудников организации открыто размещали свои фотографии с оружием в социальных сетях и выражали свою поддержку террористическим организациям, в том числе ДАИШ*.

Связь «Белых касок» с террористическими группами не была секретом для властей Соединенных Штатов, которые легально финансировали организацию. Так, 18 апреля 2016 года лидер «Белых касок» Раед Салех не был допущен на территорию США. Комментируя этот случай, представитель Государственного департамента Марк Тонер признал, что лидер «Белых касок» подозревается в связях с экстремистскими группами и представляет угрозу безопасности США: «…По отношению к любому человеку или группе, подозреваемой в связях или отношениях с экстремистскими группами или в том, что, по нашему мнению, представляет угрозу безопасности США, мы будем действовать соответственно». То есть открыто поддерживалась и финансировалась организация, которую сами же американцы считали угрозой безопасности своего государства.

Как делаются fakenews

— Однажды в районе Эль-Америя я увидел видеокамеры и машины с водой, — рассказал нам Радван Хосейра ибн Хуссейн, по профессии строитель. — Нам объявили, что тут сирийская власть применила химическое оружие. Было 20–25 сотрудников «Белых касок» с охраной. Они делали вид, будто спасают людей, обливали детей водой, но было видно, что никаких перчаток они не надевали, никаких противогазов у них не было, и даже поблизости не ощущалось запаха хлора.

Многочисленные сотрудники «Белых касок», участники и свидетели съемок fakenews и постановочных съемок подробно рассказали нам, как именно фабрикуются подобные новости. Например, сотрудник «Белых касок» Абдулджабар Бодака сообщил, что в центрах «Белых касок» в Алеппо была специальная группа, которая заранее выезжала на место проведения съемок и готовила место: привозили трупы, раненых из больниц, зажигали шины, мусор, для съемки использовали квадрокоптеры.

Сотрудник «Белых касок» в городе Кафр-Батна Абдулкарим Саид Ахмед также рассказывает, что в Восточной Гуте у «Белых касок» была отдельная команда, около 20 человек, для аналогичных видеосъемок. Сулейман Мухаммед Дарвиш, 35-летний сотрудник «Белых касок» в городе Сакба, свидетельствует о том, что управление «Белых касок» по Восточной Гуте просило каждые двое суток предоставлять фальсифицированные данные. То есть распространение ложной информации было организовано технологично и системно:

— У нас в центре был информационный кабинет, который предназначен как раз для ложных данных, им руководил Абдулкарим аль-Хафи. Он был боевиком Джебхат ан-Нусры*, я его видел с оружием, — говорит Сулейман Мухаммед Дарвиш. — Мы знали, что у него имеются сфабрикованные данные. «Белые каски» часто распространяли ложные сведения. Объявят в интернете на сайтах, что был обстрел в таком-то районе — а на самом деле ничего не было. Мы находились в центре, нам никто не говорил, что был обстрел, мы туда не выезжали — а между тем читаем, что был обстрел.

18-летний Хусейн Таляль Хаджико, рядовой сотрудник Управления «Белых касок» по Восточной Думе, рассказал нам, как в его присутствии начальник информационного бюро Управления «Белых касок» по Восточной Гуте подучивал детей обвинять сирийское правительство, за что обещал их хорошо накормить.

— Я пришел на работу, смотрю — на улице собираются люди, «Белые каски» снимают видео, — свидетельствует Хусейн Таляль Хаджико. — Поставили взрывчатку, произвели взрыв, пришел человек и лег — якобы ранен; он лежал и звал на помощь. Мы забрали его, и нам сказали, что сирийская армия нанесла по гражданам удар. Между Хамурией и Хаззе был склад для деревянных материалов. Однажды там произошел пожар из-за неисправности с электричеством. Приехали пожарные, устранили очаг возгорания, а потом объявили, что сирийская авиация нанесла удар по складу.

Люди без органов

— Когда происходил обстрел, приезжали сотрудники «Белых касок». Людей увозили в Турцию, и многие из них вернулись калеками — с изъятыми внутренними органами, — утверждает 45-летний Абдуразак Нассан ибн Нуаман, бывший член формирования Ахрар аш-Шам* из Алеппо. — Когда я работал на Ахрар аш-Шам*, мой командир был Шади Кадик, позывной — Абу Адель аль-Халаби. Я спросил у него: почему после госпитализации в Турцию люди возвращаются с изъятыми органами? Он ответил мне, что делается это умышленно, для обеспечения лечения боевиков. То есть почки и другие органы забирают у мирных жителей и пересаживают боевикам! Он подтвердил все это.

 Кадры из получившего «Оскар» фильма «Белые каски», в фильме говорится, что в этом здании размещался центр организации одноименного фильма. Но в фильме не сказали, что центр располагался в захваченной Третьей художественной женской школе Алеппо, откуда «Каски» выгнали всех учениц 027_rusrep_03-1.jpg из личного архива Максима Григорьева
Кадры из получившего «Оскар» фильма «Белые каски», в фильме говорится, что в этом здании размещался центр организации одноименного фильма. Но в фильме не сказали, что центр располагался в захваченной Третьей художественной женской школе Алеппо, откуда «Каски» выгнали всех учениц
из личного архива Максима Григорьева
 Кадры из получившего «Оскар» фильма «Белые каски», в фильме говорится, что в этом здании размещался центр организации одноименного фильма. Но в фильме не сказали, что центр располагался в захваченной Третьей художественной женской школе Алеппо, откуда «Каски» выгнали всех учениц 027_rusrep_03-2.jpg из личного архива Максима Григорьева
Кадры из получившего «Оскар» фильма «Белые каски», в фильме говорится, что в этом здании размещался центр организации одноименного фильма. Но в фильме не сказали, что центр располагался в захваченной Третьей художественной женской школе Алеппо, откуда «Каски» выгнали всех учениц
из личного архива Максима Григорьева

Массовые рассказы о насильственном изъятии человеческих органов сопровождают, наверное, любой современный конфликт. Такие сообщения следует тщательно проверять, но от них нельзя просто отмахнуться. Подобные преступления описываются далеко не в первый раз.

В 2008 году бывший прокурор Гаагского трибунала Карла дель Понте опубликовала книгу «Охота. Я и военные преступники», где подробно рассказала о похищении 300 сербов и цыган в Косово. По данным дель Понте, у похищенных забирали почки и сердце. Органы переправляли в Европу, Израиль и Турцию. Дель Понте нашла дом, где проводились операции по изъятию органов. Там оставались следы крови, остатки медикаментов и перевязочных средств. В том же году была задержана группа из нескольких человек, проводившая нелегальную трансплантацию в клинике «Медикус» в Приштине (Косово). Именно в то время, когда в Косово похищали людей с целью насильственного изъятия органов, там находился сотрудник британской разведки и будущий создатель организации «Белые каски» Джеймс Ле Мезьер.

Представитель России при ООН В. Небензя и автор текста на презентации доклада Фонда исследования проблем демократии в ООН  028_rusrep_03-3.jpg из личного архива Максима Григорьева
Представитель России при ООН В. Небензя и автор текста на презентации доклада Фонда исследования проблем демократии в ООН
из личного архива Максима Григорьева

Многочисленные свидетельства родственников сирийских пострадавших и бывших членов организации позволяют сделать вывод: при посредстве «Белых касок» в Сирии функционировала аналогичная косовской система насильственного изъятия человеческих органов.

Что же дает нам возможность утверждать это однозначно? Разумеется, подобные утверждения надо проверять, ведь на войне люди могут говорить всякое. Родственники и соседи жертв утверждают, что именно центры «Белых касок» обеспечивали эвакуацию людей якобы для оказания медицинской помощи, а затем родные получали их тела без органов.

— Я проживаю в Алеппо в районе Ханано. Моим соседом был водитель, которого «Белые каски» увезли на лечение в Турцию, — рассказывает Ахмед аль-Омар ибн Мустафа, начальник службы младшего медицинского персонала больницы Ибн Рашид в Алеппо. — Когда привезли труп из Турции, я услышал крик родителей, плакали родственники. Я подбежал к машине и помог перенести тело. При этом почувствовал, что труп очень легкий. Я приподнял простыню и увидел большую рану от горла до живота. У меня медицинское образование; я потрогал рукой тело — было ясно, что внутренних органов нет, кожа практически прилипала к спине. Я недолго, где-то год, проживал на территории, подконтрольной боевикам, но за это время часто слышал о таких случаях. Особенно о детях, которые пропали без вести, или о том, что привозили трупы без внутренних органов.

Жители районов, в которых располагались центры «Белых касок», панически боялись попасть под нож. Омар аль-Мустафа ибн Мухаммед рассказывает, что из-за практики изъятия органов «людям было страшно звонить в “Белые каски” и просить помощи». После освобождения этих районов от боевиков был зафиксирован аномально высокий уровень больных, которым требовались срочные операции. На вопрос, почему они не обращались в больницы, люди прямо говорили: многие из тех, кто обратился к «Белым каскам» за помощью, не возвращались живыми с операций.

«Белые каски» как система

Обосновывая сотни миллионов долларов, потраченные на «Белые каски» из бюджетов западных стран, их правительства представляли ситуацию так: сирийское государство не выполняет свои функции, и в результате «Белые каски» берут их на себя. В действительности в районах расположения этой организации была практически уничтожена система гражданской обороны и скорой помощи Сирии. Даже после захвата террористическими группами районов и городов на этой территории работала профессиональная государственная система гражданской обороны, которую продолжало финансировать правительство Сирии. «Белые каски» захватили пожарные центры и пожарную технику, выгнали профессиональных пожарных и заменили их неподготовленными сотрудниками своей организации — не просто без медицинского образования, но нередко и без завершенного среднего.

— Однажды пришли трое мужчин и сказали: сейчас мы заберем это здание для «Белых касок», — рассказал нам Рамадан Курди ибн Мухаммед, пожарный из Алеппо. — Я ответил, что мы являемся государственными работниками, у меня срок службы 25 лет. Через два дня прибыли две машины боевиков из группировки Абу-Омара. Они забрали меня в школу, где находилась их тюрьма, а когда меня вызвали на допрос в кабинет начальника, на этом допросе присутствовал начальник центра «Белых касок». Меня избивали и унижали.

 Сулейман Мухаммед Дарвиш, 35 лет, сотрудник «Белых касок» в городе Сакба 028_rusrep_03-2.jpg из личного архива Максима Григорьева
Сулейман Мухаммед Дарвиш, 35 лет, сотрудник «Белых касок» в городе Сакба
из личного архива Максима Григорьева
 Хатем Уюнь, бывший сотрудник службы внутренней безопасности группировки Джейш аль-Ислам* 028_rusrep_03-1.jpg из личного архива Максима Григорьева
Хатем Уюнь, бывший сотрудник службы внутренней безопасности группировки Джейш аль-Ислам*
из личного архива Максима Григорьева

«Белые каски» захватывали не только здания, но и автомашины, транспортную, строительную и коммунальную технику как у частных владельцев, так и у местных органов власти. Бывшие члены организации рассказывают, что «Каски» нередко захватывали частные и государственные поликлиники, больницы. Многие из них полностью прекратили оказывать медицинскую помощь, превратившись в командные центры «Белых касок», а часть переключилась на помощь исключительно боевикам, отказывая в этом простым гражданам.

«Белые каски» фактически разрушили и систему образования Сирии на подконтрольных им территориях. Стандартной практикой стал захват школ и детских садов; детей изгоняли, а учителям под страхом смерти запрещали учить — они получали указание отправлять детей в религиозные школы. Организация широко практиковала захват частных и государственных больниц, что подорвало систему здравоохранения. По многочисленным свидетельствам как самих членов «Белых касок», так и пострадавших мирных граждан, организация захватила сотни объектов недвижимости как у частных владельцев, так и у сирийского государства.

— Когда пришли боевики, я училась в школе, — рассказывает 12-летняя Нур аль-Фархан. — Туда пришли работники гражданской обороны, они носили белые каски и форму оливкового цвета. Нам сказали выйти из классов. Вывели всех преподавателей, школьников и школьниц. Встали перед нами и сказали, что здесь учебный процесс будет прекращен: если хотите учиться, то идите в мечеть. Больше в школу мы уже не могли ходить, ходили в мечеть.

— Я преподаватель младших классов, работаю учителем уже 34 года. После того как боевики зашли в этот район, сотрудники «Белых касок» выгнали преподавателей и учеников из школы и превратили ее в свой центр, — говорит Халед аль-Фархан, учитель школы Газа района Сахур в Алеппо. — Они разграбили школу, сожгли книги. Не было никаких шансов наладить с ними диалог. Они сказали: «Уходите» — и выгнали нас. Учебный процесс прервался. Потом за преподавателями, включая меня, еще и следили.

Подобные случаи носили массовый характер. Это подтверждают как ученики, так и учителя, а также проживавшие поблизости соседи. Без каких-либо сомнений «Белые каски» захватывали для собственных нужд и детские сады, выгоняя детей и воспитателей.

— Примерно из 26 центров, которые работали в Восточной Гуте, 10 были в школах и один — в детском саду, — утверждает оппозиционный журналист Бассам Аз эд-Дин Хади аль-Неджиб.

Сирийские эксперты говорят о том, что годы, проведенные на территориях, где работали «Белые каски», оказались потерянными для большинства школьников.

Все это подтверждают проведенные нами социологические опросы. Опрошенным было предложено в свободной форме оценить работу «Белых касок». В высказываниях жителей Алеппо чаще всего фигурировали понятия «грабеж», «насилие», «насилие в отношении женщин», «плохое обращение», «ограбление домов». Этот результат однозначно говорит о широко распространенной и длительной практике воровства и насилия со стороны «Белых касок» в отношении мирных граждан, в особенности женщин. Вторая по распространенности группа высказываний содержит следующие фразы: «находились вместе с боевиками», «предоставляли помощь только боевикам», «оказывали пособничество боевикам», «имели связи с вооруженными группировками», «помогали террористам», «способствовали заходу боевиков», «Белые каски — террористическая группа».

Мы провели детальную работу — взяли более сотни интервью у непосредственных участников событий и свидетелей. Поиск каждого из них, несмотря на сложности работы в стране, где ведутся боевые действия, не представляет сложности для любого ответственного журналиста или исследователя. Рассказы сотрудников «Белых касок», бывших террористов и пострадавших жителей Сирии войдут в нашу книгу «Организация “Белые каски”: пособники террористов и источники дезинформации».

Такие кадры определяли и оправдывали политику западных стран в Сирии. В подписи говорится, что сотрудник «Белых касок» спасает ребенка после обстрела силами Асада при поддержке России. Теперь мы точно знаем, что если «Каски», то это постановка и фейк  029_rusrep_03-1.jpg Muhmmad Al-Najjar/Zuma/TASS
Такие кадры определяли и оправдывали политику западных стран в Сирии. В подписи говорится, что сотрудник «Белых касок» спасает ребенка после обстрела силами Асада при поддержке России. Теперь мы точно знаем, что если «Каски», то это постановка и фейк
Muhmmad Al-Najjar/Zuma/TASS

Жители районов, в которых располагались «Белые каски», панически боялись попасть под нож. Омар аль-Мустафа ибн Мухаммед рассказывает, что из-за практики изъятия органов людям было страшно просить о помощи

К сожалению, хотя реальная информация о деятельности «Белых касок» легкодоступна, западные СМИ массово предоставляли своим читателям ложные сведения.

— Я проживаю в районе Джуб эль-Коба и видел, что произошло на расстоянии ста метров от моего дома, — рассказал нам Мухаммед Саид Хури ибн Мухаммед Баракаш, водитель грузовика из Алеппо. — Люди хотели выйти через коридор в районе Тарик эль-Баб на территорию правительства. Боевики Джебхат ан-Нусры* запретили им выйти; те отказались, и боевики нанесли удар минами по скоплению людей. Жители района, и я среди них, прибежали к месту происшествия. Мы увидели много погибших людей. Работники «Белых касок» прибыли на место происшествия в 7:00. Никому не помогли, никого не спасли, но забирали золото и деньги.

Есть ситуации, когда вранье — не просто вранье, а соучастие в преступлении. И война в Сирии — тот самый случай. Западные медиа и государственные организации, прямо помогавшие «Белым каскам», — безусловно соучастники массового насилия и пособники террористов.

* Запрещенные в России организации.

У партнеров

    Реклама