Книги

Афиша
Москва, 25.02.2019
«Русский репортер» №3 (467)

Тобол, да не тот

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

Свершилось. В Москве состоялась премьера фильма «Тобол», который формально имеет некоторое отношение к одноименному роману Алексея Иванова. Некоторое — потому, что свою фамилию из титров Иванов потребовал убрать. В общем-то понятно почему. Иванов писал сагу, масштабное полотно, историю Сибири, которая к моменту действия романа (1710-е годы) была уже больше ста лет как присоединена, но русским государством не покорена и не осмыслена. В двухтомном романе едва ли не два десятка сюжетных линий, а в фильм вошло всего несколько: губернатор Гагарин интригует в пользу Китая и отправляет в джунгарские земли войско, где как русские, так и плененные под Полтавой шведы. Джунгары недовольны, русская армия укрывается в крепости, начинается мясорубка, которая заканчивается ничьей: джунгары отступают, русские покидают крепость, коварство губернатора Гагарина становится явным и царь Петр велит его повесить. В книге и в реальной истории Гагарина казнили за казнокрадство и за сепаратизм, он хотел стать самостоятельным правителем суверенной Сибири. Но что можно писателю, никак нельзя режиссеру — видно, в кино даже заикаться о сепаратизме и взяточничестве нельзя, чтобы не раскачивать лодку. Однако фильм плох не только этим. Запихивая добрые 1500 страниц в час сорок экранного времени, сценарист и режиссер доводят до абсурда чудом уцелевших персонажей и линии их взаимоотношений. Любовные истории, растянутые в книге на главы, здесь развиваются со скоростью тиндер-знакомств. А Семен Ремезов, гениальный архитектор-самоучка и создатель первой карты Сибири, который в романе Иванова гигант на фоне остальных персонажей-лилипутов, в фильме просто комический старик. В свое время я довольно много ругал Иванова за то, что он в романе почти не показал Сибири. Она у него какая-то игрушечная. Так вот, в фильме ее, считай, вообще нет. Ни лесов, ни просторов, ни неба, ни воли, ни степей, ни рек.

Алексей Сальников

Опосредованно

Издательство «Редакция Елены Шубиной»

 

 salnikov.jpg

Третий роман Алексея Сальникова, поэта и прозаика из Екатеринбурга. Как и в «Петровых в гриппе и вокруг него», Сальников ставит обычных людей в не очень обычную ситуацию, отравляет их ядом прекрасного, а потом заставляет от этого яда отказаться и отправляет философствовать. «Он в запальчивости едва не перешел на некий интеллигентский пафос, в коем был бы не совсем прав, зато праведно гневен и обличающ, но как-то сумел сдержать себя, что далось ему с явным трудом: даже некий спазм прошел по всему его бегемотьему телу. Михаил сказал после тяжелого вздоха: “Но говорим-то мы совсем не об этом, мы говорим, чтобы ты деньги взяла и не чувствовала себя проституткой какой-то, не знаю. И не оскорблялась этим”».

Для людей

Лалин Полл

Лед

Издательство «Эксмо»

 led.jpg

Льды растаяли, всплыли лежавшие в них трупы и обнаружились скелеты в различных шкафах. Перед нами смесь экологического триллера и бизнес-детектива: повышение температуры открыло возможности для бизнесменов разной степени беспринципности, а главный герой, возможно, причастен к исчезновению при подозрительных обстоятельствах своего друга и наставника. Впрочем, для самой писательницы тут главное — бесконечные описания красот севера.

Для людей

Фиона Мозли

Элмет

Издательство «Иностранка»

 mozli.jpg

Книга начинается как семейная идиллия в лесу: очень сильный отец, находчивая сестра и младший брат, по совместительству рассказчик. Они ухитряются жить в какой-то параллельной нормальному миру Англии, где люди кормятся тем, что поймали, участвуют в нелегальных боях, а государства как бы не существуют. В какой-то момент все будет очень плохо, но пока можно радоваться. «Когда-то люди жили в пещерах вместе с мохнатыми мамонтами. Внутри камней можно найти очень древних тварей, когда-то там застрявших и умерших. Младенец по имени Иисус был самым чудесным младенцем. Соль и сахар тают в воде и поэтому называются растворимыми. Нетопыри — самые маленькие из летучих мышей, и они могут видеть ушами. Глубокие ущелья в горах были прорезаны реками. Луна не светится сама по себе».

Для людей

Карло Гинзбург

Загадка Пьеро

Издательство «Новое литературное обозрение»

 pero.jpg

Книга легендарного итальянского историка Карло Гинзбурга посвящена великому живописцу эпохи Возрождения Пьеро делла Франческа, но на самом деле это блестящий мастер-класс по трактовке картин старых мастеров. «Нередко сложные аллюзии, усмотренные специалистами по иконологии в творениях Пьеро, постулируют существование особых программ, предложенных художнику самим заказчиком или его посредником. Однако следов этих программ не осталось, так как, возможно, они передавались не письменно, а устно. До сих пор ничего необычного: действительно, до нас дошли лишь немногие детальные иконографические описания, созданные до середины XVI века».

Для интеллектуалов

У партнеров

    Реклама