Минск-Вавилон

Фотопроект
Москва, 25.02.2019
«Русский репортер» №3 (467)
«РР» публикует фотопроект Оксаны Манчук «Вавилон» о районе общаг в Минске «Студенческая деревня», комплексе из восьми современных общежитий — не традиционного советского «коридорного типа», а более благоустроенного, квартирного. За несколько лет здесь образовался новый мир, построенный людьми разных мировоззрений, характеров, религий, национальностей. Вавилонская башня… Но не совсем: есть здесь и единый язык — язык молодости и экзистенциальных поисков

Оксана Манчук

«Я себя словила на мысли, что общагу всегда называла домом. Мне хочется сюда возвращаться. Мне этот район всегда очень нравился. Подходишь к общагам, видишь — будто огромные атланты возвышаются над тобой», — говорит обитательница «Вавилона».

В фотопроекте отражено многообразие героев, а через них — многообразие жизни. В конечном счете мы видим мозаику, которая складывается в одну картину. Здесь переплетаются игра и реальность. Герои проекта ссорятся, говорят по телефону, зависают в сети, ищут себя, влюбляются, пытаются показать себя не теми, кто они есть… Это проект о молодости, беспечности, подражании, неопределенности и новых надеждах студентов. О мире, в котором они живут.

Многие приезжие студенты говорят о том, что им приходится долго адаптироваться к городу, они чувствуют себя потерянными. Меняются дом, друзья, окружение. «В Минске в какой-то момент я просто оказалась одна. Я как-то резко поменялась. После пар мои одногруппники собираются вместе, куда-то ходят. А мне ничего не хочется. Пары закончились — и быстрее в общагу. Я хочу просто уединиться. Не привыкла к минскому шуму». Некоторым сложно находить общий язык со сверстниками: «Я не прусь ни в какие компании. Считаю, что если появится какая-нибудь компания, то это произойдет само собой. А дружить с ребятами, которые просто популярны в универе, не хочу. Мне не нужен мнимый пиар». В общежитии созданы все условия для нормального проживания. Но нет возможности побыть одному. «Порой приходишь с пары и чувствуешь такое облегчение, когда никого нет. Сложно, когда ты хочешь лечь спать пораньше, к примеру, в одиннадцать. А у всех остальных в это время только начало движа. Тогда я накрываюсь с головой одеялом и пытаюсь спрятаться от шума».

В общежитии у студентов происходят самые значимые события жизни. Кто-то влюбляется, находит лучших друзей, понимает, чего хочет достичь, и встречает единомышленников. «С общагой связано много воспоминаний. Были здесь у меня отношения, хотя это отношениями сложно назвать. Мы здесь постоянно тусили: то он ко мне приходил в комнату, то я к нему. В стенах этого общежития у меня был первый секс. Проходило это где только можно. Местом встреч у нас был балкон. Он выходил покурить, я приходила потрындеть, поморозить пятую точку. Это всегда было очень мило. Стояли, общались, но ничем хорошим это все равно не закончилось. Просто все на убыль пошло. Длилось чуть больше полугода. Для меня это было чем-то новым, потому что человек совсем другой. Он старше и совсем из другого круга людей. Замкнутый человек, интроверт, интеллектуал, с другим мышлением. Этот парень будто повидал все и постиг дзен. И это влияло на меня и на мое творчество иногда. Для меня отношения были хорошим опытом, это помогло мне вырасти».

Петровщина — это район, где можно встретить знакомых, с которыми давно не общался. Студенты из разных общаг играют в мяч. Белорусы тусуются с иностранцами (хотя иностранцы чаще общаются своей компанией). Есть такая практика — заселяют китайца в блок с белорусскими студентами, чтобы он быстрее учил язык и адаптировался. Развивается интернациональное студенческое комьюнити. Некоторые белорусские студенты, подружившись с китайцами, на летние каникулы ездят в Китай.

Студенты рады, что им удалось вырваться из маленьких городов и деревень, где они не видели для себя никакого будущего. «В Минске для меня вообще все идеально. В Мышковичах есть только дом культуры, в котором тусуешься ты и твои одноклассники. В одиннадцатом классе нас было всего семь, потому что многие разбрелись по колхозам и пэтэухам после девятого. Обо мне даже в местной газете писали, что я один из немногих поступил в самый крутой вуз страны». Все приезжие студенты пытаются остаться в Минске, ищут работу, потому что понимают: в маленьких районных центрах и деревнях они не смогут реализоваться. «Думаю о своем месте в жизни. Понимаю, что универ мало дает. Мне 18 лет, и я ни фига не добился. Учусь в универе на мамкины деньги — и все. Хочется сделать что-то значимое. Чем раньше ты повзрослеешь, тем более адекватным будешь во взрослой жизни и раньше чего-то добьешься. Когда я тусуюсь на всяких вписках и вечеринках, понимаю, что очень много времени уходит в никуда».

Новый студенческий район — это мини-Минск. Каждый живет в своей квартирке. Окружение и пространство, в котором студенты сейчас находятся, во многом определяют их общение, развитие и в целом жизнь на время учебы. «Одно дело, если общежитие старого коридорного типа, как на улице Октябрьской. Там ты будешь знать всех: встречаетесь на кухне, в умывалках... А у нас блочная система, все забиваются по своим ульям, и каждый раз, когда приходишь в общагу, видишь новые лица. На первых курсах лучше жить в общаге коридорного типа, чтобы завести больше знакомств, с кем-то подружиться. А на курсах постарше — квартирного. Тогда чаще хочется побыть одному или поработать».

У партнеров

    Реклама