Следователи стали необъяснимо смелыми

Актуально
Москва, 11.03.2019
«Русский репортер» №4 (468)
Следственный комитет Московской области возбудил уголовное дело против главного редактора «МК в Серпухове» Яны Киблицки за якобы имевшее место разглашение личных данных. Все это происходит на фоне громких уголовных дел и накануне муниципальных выборов в Серпухове. Похоже, арсенал уголовного давления на журналистов расширяется за счет уже довольно экзотических статей УК

из личного архива Яны Киблицки

— Формально у меня произошло «недоразумение» с семьей умершего инвалида детства Николая Силаева, — рассказывает Яна Киблицки. — Но, на мой взгляд, Силаевы — это всего лишь марионетки в большой политической игре.

Претензии у следователей возникли к статье Яны Киблицки «Карьера лучшего детского реаниматолога Серпухова под угрозой. Почему кончина инвалида детства может повысить в городе детскую смертность», которая была опубликована в «МК в Серпухове» еще в октябре 2017 года.

Умерший в ноябре 2016 года 27-летний Николай Силаев страдал страшным заболеванием — врожденной гидроцефалией. Многие пациенты с таким диагнозом умирают еще в детстве, но его мать и отец сочли, что в его смерти виновна не болезнь, а конкретный врач — заведующий реанимацией инфекционного стационара Серпуховской ЦРБ Сергей Парфенов. Против него было возбуждено уголовное дело. В своей статье Яна Киблицки, дав слово все сторонам конфликта, пришла к выводу о том, что претензии родных слабо обоснованы и, более того, родителей молодого человека, возможно, побудило к действию не только горе от потери сына, но и стремление получить материальную компенсацию.

С самого начала конфликта на стороне Силаевых в конфликте выступил серпуховский ресурс Oka.fm, который, как легко установить поиском по сайту, находится в давней и непримиримой борьбе с «МК в Серпухове» и лично с Яной Киблицки. «Пятница, 25 января, стала черным днем для серпуховички Яны Киблицки... Как сообщили наши источники в следственных органах, ей пришла повестка — 23 января на Яну Йозифовну официально возбуждено уголовное дело по ст. 137 ч. 2 (нарушение неприкосновенности частной жизни)... По нашим данным, местные полицейские руководители уже пообщались с госпожой Киблицки и беседа носила не самый приятный характер», — написал Юрий Колыванов в Oka.fm в конце января.

Этот же ресурс активно защищает арестованного по подозрению в превышении служебных полномочий в июне прошлого года бывшего главу Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна; совсем недавно генпрокуратура расширила список его имущества, подлежащего конфискации, до 10,425 миллиарда рублей, в деле фигурирует множество земельных участков. «МК в Серпухове» задолго до ареста критиковал Шестуна, до недавнего времени очень влиятельного, — в частности, расследовал факты коррупции. Более того, под давлением местных властей «МК в Серпухове» вынуждена была закрыться в конце 2017 года, но смогла быстро возобновить работу с новыми учредителями.

— Для них был шок, что мы опять выходим, — рассказывает Яна Киблицки. — Это был январь прошлого года. А в апреле-мае начались обыски у Шестуна и все увидели: то, что мы писали, подтверждается. Я начала делать новые материалы, теперь уже о сотрудниках Шестуна — в том числе заметку о том, как его сотрудники, занятые в черном пиаре, получали квартиры в обход очереди. По моим публикациям была проведена проверка, состоялся суд, и у одного из сотрудников бывшего главы района изъяли квартиру. И тут началась «мстя мстяшная». Но что мне можно предъявить? «Разглашение тайны личной жизни» применяется в редких случаях — при раскрытии тайны усыновления или подробностей личной жизни несовершеннолетних. Я же использовала открытую публичную информацию.

Сначала Яну Киблицки вызвали на допрос в Следственный комитет Серпухова с целью проверки заявления Силаевых.

— Следователь начал проводить проверку, но, по его оценке, признаков состава преступления не было. Проходит время, я спрашиваю у следователя, когда мне явиться в следующий раз. Следователь мне сказал, что сам не знает, возникла какая-то странная пауза… А потом случилось следующее. Силаевы явились в следственный комитет Серпухова, потребовали все документы по моему делу и отнесли их в Следственный комитет Московской области, на который моя неприкосновенность (я депутат городского округа Серпухов) не распространяется. Не думаю, что Силаевы сами сумели реализовать такой юридический ход. Я уверена, что за ними стоит целая группа политически и коммерчески мотивированных людей. Я сама состою в депутатской комиссии по нормотворчеству и связям с правоохранительными органами. Я много контактировала с правоохранителями и знала их с хорошей стороны. И вот я приезжаю в Следственный комитет московской области к следователю Андрею Андреевичу Воронину. Первое, что он сделал, — посмотрел паспорт, открыл его на графе «дети». «Ох, у вас трое детей, — говорит. — А маленькой-то у вас сколько? Семь месяцев?». Я подумала, что и этот следователь — с человеческим лицом. Но потом… Я не любитель шансона, но в процессе общения мне вспомнилась песня «Вороваек» «Хоп, мусорок, не шей мне срок». Я увидела, что мне шьют, именно шьют, 137-ю статью. Спрашиваю: «Андрей Андреевич, а в чем вторжение в личную жизнь?» «А в том, что вы опубликовали дату решения суда, когда их сын был признан недееспособным», — говорит он. Я в растерянности спрашиваю: «А что мне грозит?» Он ответил, что мне грозит до четырех лет лишения свободы. Причем в какой-то момент начал говорить о наказании уже в утвердительной форме, как о неизбежном: «Вы будете лишены права заниматься профессиональной деятельностью». Но также высказал предположение, что суд может пойти на смягчение наказания, приняв во внимание, что у меня трое несовершеннолетних детей. Я сидела в шоке: «Что же мне делать?». И он посоветовал публично признать вину и выплатить крупную компенсацию государству и семье.

Если Яна Киблицки корректно воспроизводит разговор со следователем Андреем Ворониным, то он явно давил на нее, как в плохих детективах делают за закрытыми дверями по отношению к страшным преступникам. Следователь нашел куда давить: малолетние дети, любимая работа.

Oka.fm вышла с публикацией о вызове на допрос и о том, что Яна Киблицки была якобы согласна принести извинения уже на следующий день после этого допроса. И вообще ресурс оказался подозрительно информированным о ходе следствия, опубликовав, в числе прочего, скан постановления о возбуждении уголовного дела. Также невероятно информированным оказался форум «Серпухов элитарный», давно потухший, но внезапно ожививший в ветке под названием «Кто спасет депутата Киблицки?», где развернулась откровенная и неприличная травля. «Самое время политической элите региона дистанцироваться от балласта накануне предстоящих летом выборов», — это редкий относительно приличный комментарий. Форум в городе связывают с бывшим местным депутатом, который пострадал от расследований Киблицки.

— О ходе своего следствия и о датах допросов я узнаю на этом форуме, а не от следователя, — говорит Яна Киблицки.

Киблицки подала ходатайство в Следственный комитет МО об отводе следователя, ссылаясь на факт давления и разглашения информации о ходе следствия. Ходатайство было отклонено в начале февраля. Согласно тексту решения, это было не давление, а разъяснение законодательства со стороны следователя, и «каких-либо сведений о разглашений следователем данных следствия в СМИ не получено». Более развернутых комментариев на момент сдачи номера в печать в СК Московской области получить не удалось.

— Как говорится, на ее месте может оказаться каждый. Нам нужно собрать как можно больше личных писем в адрес прокурора Московской области с просьбой разобраться в ситуации и отменить возбуждение уголовного дела, — написал в своем ФБ журналист, лидер Ассоциации журналистов, освещающих семейную тематику, Александр Гатилин. Этот его текст прочитали сотни журналистов. В поддержку Яны Киблицки уже выступили главред «МК» Павел Гусев, многие региональные журналисты, Марина Юденич, глава Совета при губернаторе МО по развитию гражданского общества и правам человека. Содержание обвинения таково, что опасность кажется системной — риск массового произвольного уголовного преследования за любой текст, в котором есть хоть какая-нибудь фактура с именами героев.

«Я увидела, что мне “шьют” 137-ю статью. Я спрашиваю: “Андрей Андреевич, а в чем вторжение в личную жизнь?” “Вы опубликовали дату решения суда, когда их сын был признан недееспособным” — говорит он. Я в растерянности спрашиваю: “А что мне грозит?” Он ответил, что до 4 лет»

— У меня на руках восьмимесячный ребенок, я вынуждена работать, — говорит Яна Киблицки. — А они устраивают самую настоящую травлю. Но я ищу и плюсы: это свидетельствует о том, что я что-то в этой жизни значу. Мне только обидно за мундиры. Я патриотка, и я на стороне закона. Я всегда говорила: «Если вы не нарушите закон, то ничего с вами не будет». А тут вот что. Теперь я стала лучше понимать многие правозащитные организации.

Стереотип состоит в том, что если журналистов преследуют, то это преследует «власть». Но жизнь, как всегда, оказывается сложнее. Сейчас ресурсы, которые борются против политического преследования в России, выступают на стороне Александра Шестуна, бывшего члена «Единой России». Он сидит в тюрьме, он — политический противник действующего губернатора Московской области, желавший составить ему конкуренцию и, надо полагать, проигравший в рискованной политической борьбе. Еще будучи главой района, Шестун поддерживал громкие протесты против свалок, в том числе и против той, которую, по данным «МК в Серпухове», сам в свое время и открыл.

Яна Киблицки — вовсе не оппозиционный журналист. Она критиковала районные власти, но «МК в Серпухове» не имеет никаких конфликтов с нынешним руководством области. И даже все это не гарантирует журналисту свободы от преследований.

Еще более интересно, что заставляет следователей, которые открывают столь сомнительные уголовные дела, быть такими смелыми — использовать весьма экзотическую аргументацию, да еще и в деле преследования журналистов. Что заставляет следователей идти на риск громкого скандала? Чьи-то материальные посулы? Поддержка одной из сторон теневой политической игры? Или система пошла вразнос и сомнительные уголовные дела ничем не грозят следователям, зато помогают им выполнять план?

Когда материал был сверстан, стали известны подробности очередного допроса Яны Киблицки. Она рассказала, что несмотря на отказ от дачи показаний по ст. 51 Конституции РФ, следователь принуждал ее отвечать. Также он заявил, что может выдвинуть обвинение еще и в клевете. Кроме того следователь задавал вопросы о предстоящих выборах в городском округе Серпухов, что заставляет все же подозревать политическую подоплеку дела.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №4 (468) 11 марта 2019
    Крым как остров
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Ресторанная хроника
    Фотополигон
    Реклама