Вариации на тему электро

Культура
Москва, 11.03.2019
«Русский репортер» №4 (468)
Несмотря на политический кризис в отношениях России и Украины, взаимодействие стран на уровне музыки продолжается. «Дикая Мята» — один из немногих фестивалей в России, на который охотно приезжают украинские музыканты. В этом году на одной из пяти сцен крупнейшего независимого опен-эйра страны выступит украинская певица DaKooka (Екатерина Еременко). «Русский репортер» поговорил с исполнительницей о форматном альбоме, придуманном за две недели, и «вариациях» в электронной музыке

из архива пресс-службы

Чем ты занималась до проекта DaKooka?

Я училась в школе в Черновцах, курила, работала в пиццерии. Ничего не делала, не знала, куда нужно поступать — такой вот себе ребенок, который ничего не хочет. Я знала, что буду заниматься музыкой, но не могу сказать, что мне этого особенно хотелось. Такой я человек — действую по инерции. Просто так получилось, что люди в моем окружении преимущественно занимались музыкой, а не чем-то другим, хотя они и не были профессиональными музыкантами.

И ты просто начала писать музыку?

Да, решила попробовать, смогу ли я написать песню, есть ли у меня потенциал. Я написала одну, поняла, что это действительно похоже на песню, а потом рассталась со своим первым парнем, выпустила трек «Умри, если меня не любишь» и выложила во «Вконтакте». Но музыкальный путь у меня длинный: я и в группе играла, и диджеила, и пела с разными электронными продюсерами.

В твоей официальной группе в сети «ВКонтакте» недавно была дискуссия: кто-то предположил, что DaKooka — это продюсерский проект, а ты написала о независимости и раскрыла бюджеты на клипы. Чем сейчас помогает и мешает независимость?

Есть продюсеры, которые скажут: «Напиши сто песен в год, а мы выберем из них две» — и они будут отвечать за продукт, который продают. И это нормально! Если бы я была продюсером, я бы минимум 50% брала на себя и говорила бы: «Может, все-таки без этих косичек на сцену выйдешь?».

Сейчас никто тебе так сказать не может?

У меня никогда не было большой команды. Делаю все что хочу или не хочу. У нас такой менталитет: кажется, что другим работается лучше и удобнее. Но я останавливаю в себе эти мысли, когда читаю договоры, которые нам присылают. Там строгий расчет — поддержка продюсера зависит от процента, который он просит. Сначала думаешь, что хочется так работать. Это пиар музыки на всех цифровых площадках, дополнительные концерты, есть «контракты 360», когда берут прибыль со всех доходов артиста, как в лейбле Black Star, например. А потом… не хочется так работать. Нужно, например, писать строго три альбома в год и согласовывать музыку с лейблом. Как это я буду согласовывать треки? В смысле?

Ты написала альбом «Форма» за две недели. Можешь рассказать, как это происходит?

Если надо, музыка пишется и за две недели. Бывает, я просто лежу на кровати, уже посмотрела три сезона сериалов и думаю: что-то давно ничего не писала. Достаю ноут и пишу песню. А потом думаю: может быть, еще и слова написать? Я и сейчас могу взять и написать трек — даже через не хочу что-то получится. Я не понтуюсь, я просто так живу! А потом отдаю песню саундпродюсеру, который продолжает работать с ней. Раньше я писала все сама, но это был сущий ад. То, что происходит с песней дальше, техническая сторона — аранжировка, запись вокала, — это меня сильно бесит.

Почему ты специально решила создать форматный альбом?

Да просто хотела показать, что и это мне несложно сделать за две недели… Больше так делать не буду никогда. Слушатели отреагировали как обычно — сказали: «Уже не та». Меня не обижает реакция, не обижает даже, если спрашивают: «А что у нее лицо как у крокодила?». Пойду умоюсь. Мне все равно, какой у меня слушатель, если по-честному. Совсем не обязательно, чтобы меня слушал начитанный человек, который любит Анну Ахматову и по утрам позволяет себе шампанское с устрицами. Это может быть и человек противоположного склада. Хочется верить, что примерно так и выглядит моя аудитория — по-разному.

Электронную музыку легко обвинить во вторичности — многие используют готовые сэмплы. Где искать новое?

В форме! Можно и одну ноту играть, и будет классно. Мне нравится делать «вариации» в музыке, делить композицию на части и создавать такие вариационные песни.

Как это считывает твой слушатель?

Да ему все равно! Я только для себя это делаю. Ему главное — запоминающийся мотивчик, запоминающийся сюжет в песне или новые звучки. Мне самой важен тембр голоса, но форма на первом месте. Бывает, встретишь в Инстаграме иностранного исполнителя — он поет, скажем, на румынском потрясающую песню. Если бы я знала, о чем текст, ничего бы не изменилось.

Песня «Умри, если меня не любишь», очевидно, стала хитом благодаря тексту.

Да, но я стараюсь все-таки отойти от этого, хочется брать музыкой. Мне больше нравится западный подход: все английские слова уже спеты, все идиомы использованы. Это не главное — ты можешь дальше петь просто I-love-you с отличным саундом, и именно это место будет самым сильным! Не люблю, когда расщепляют музыку. Вот вы слышите, как я пою слова — это и есть мой музыкальный инструмент, целиком.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №4 (468) 11 марта 2019
    Крым как остров
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Ресторанная хроника
    Фотополигон
    Реклама