Вечно незавершенный процесс

Идеологии
Переход от представительной демократии к демократии участия, а также формирование глобальных демократических институтов — вот наиболее актуальные политические задачи, считает глава Всемирной социологической ассоциации Мишель Вьеворка
Вечно незавершенный процесс

Мы встречаемся с главой Всемирной социологической ассоциации Мишелем Вьеворка в Париже на бульваре Распай. Там по сей день находится Дом наук о человеке, которым руководил легендарный Фернан Бродель. Вьеворка работает в его кабинете, в его кресле, а из книжных шкафов ему в затылок смотрят оставленные Броделем книги.

Сам институт — серое здание из стекла и бетона — типичное порождение демократичной бетонной архитектуры Франции 1960–1970-х. Кажется, что с тех пор мало что изменилось. Хотя изменилось, конечно же, очень многое. Меняется даже то, что многим кажется совершенно неизменным: представления о демократии. Они серьезно изменились в течение ХХ века, ведь, скажем, избирательные права женщины во многих странах Западной Европы получили лишь в 1950–1960-х, а в США реально начали преодолевать расовую сегрегацию лишь ближе к 1970-м. При этом и американцы, и европейцы в те годы гордо называли свои страны демократическими. О том, в какую сторону трансформируется понятие «демократия», мы и поговорили с г-ном Вьеворка.

К демократии участия

Чаще всего, говоря о демократии, мы говорим о ее нехватке в странах, недавно вставших на демократический путь развития. Между тем очень интересно, что происходит с ней в «старых» демократических странах, я имею в виду прежде всего европейские государства?

— Демократия — это прекрасная идея, даже если принимать во внимание известное определение, которое дал демократии Уинстон Черчилль: это плохая система, но лучше ничего не придумали.

Демократия в западных странах обычно считается моделью, выдуманной греками и перенесенной в Рим, то есть, согласно классической идее, всецело принадлежащей Западу. Такое понимание происхождения демократии нельзя назвать полностью правильным. Демократия присутствует и во многих традиционных обществах, существующих в старой Индии и Африке, например. Так что утверждение, будто демократия — это западный феномен, довольно этноцентрично. При этом демократия представляет проблему не только для развивающихся обществ, которые только продвигаются по общему пути развития, начатого, как принято считать, западными странами, но и для самих старых западных демократий.

Дело в том, что достичь совершенной демократии невозможно, это процесс, требующий постоянной работы и улучшений. Например, все старые европейские демократии не так уж давно стали доступными для женщин, хотя сегодня трудно представить себе демократическое общество, половина которого не имеет права голоса. В моей родной Франции, например, только президент Шарль де Голль после окончания Второй мировой войны сказал, что все граждане должны иметь право голоса, и женщины стали голосовать.

Другая серьезная причина, делающая демократию вечно незавершенным процессом, — это изменение самого общества. Поскольку общество с течением времени постоянно сталкивается с какими-то вызовами, то и демократия не может оставаться в статичном, замершем состоянии, она должна реагировать, развиваться и видоизменяться. Таким образом, возникают новые демократически