Лидер "Горячей семерки"

Москва, 19.01.2004
«Эксперт Сибирь» №1 (15)
В последние три года лидер "Сибирского диксиленда" Борис Балахнин, намечая пути развития бэнда, ориентируется только на американскую публику. Потому что по-прежнему нет пророка в своем Отечестве

Саксофониста и кларнетиста Бориса Балахнина и его "Сибирский диксиленд" американские фаны называют хранителями первооснов горячей импровизационной музыки. Но на родине самого гастролирующего джазового коллектива России музыкальное сообщество стиль диксиленда игнорирует, причисляя его к примитивной ресторанной культуре. Размежевание на модернистов и приверженцев ранних форм публике дорого стоит - ей приходится выбирать, что называть джазом.
Борис Балахнин

Гений Бориса Балахнина состоит в феноменальном упрямстве. Невзирая на то, что другие джазмены Новосибирска подвергают его "Сибирский диксиленд" обструкции за импровизационное "увеселение публики", он пятнадцать лет гнет свою линию, не изменяя стилю 20-30-х годов. Создав "Сибирский диксиленд" в 1988 году, Балахнин сразу взял курс на международный джазовый рынок, где заводная музыка диксиленда, помноженная на взрывной темперамент сибиряков и "фирменный звук" ансамбля, могла быть востребована знатоками танцевального периода джаза. Преданность коллективу и стилю приносит свои плоды - ансамбль Балахнина популярен в Сибири, с 1991 года его регулярно приглашают в Финляндию, Германию, Голландию и Америку. На сегодня в послужном списке музыкантов "Сибирского диксиленда" больше 100 международных фестивалей, включая престижный американский джазовый фестиваль Costa Mesa Orange County Classic Jazz Festival (США) и крупнейший европейский джазовый фестиваль в Монтрё (Швейцария).

- Как вам удается сохранить коллектив во времена, когда абсолютное большинство джазовых музыкантов играют в ансамблях, собранных буквально для нескольких дней студийной работы или разовой "халтуры"?

- К сожалению, чтобы создать цельный коллектив, нужно на первых порах жертвовать и личной жизнью, и деньгами. С другой стороны, даже самые талантливые музыканты в одиночку никому не нужны - ни в России, ни на Западе. На сложившихся музыкальных рынках востребованы только сплоченные коллективы, репертуарные бэнды, музыкантов которых объединяет нечто большее, чем желание быстро заработать немного денег. Но молодым музыкантам не хватает усидчивости и терпения, а старое поколение просто разуверилось в своих силах. Даже в Москве практически не стало джаза. В клубах играют одни приглашенные американцы. Весь "официальный" джаз монополизировали Игорь Бутман в Москве и Давид Голощекин в Санкт-Петербурге. Из-за их нелюбви к раннему джазу вообще и к "Сибирскому диксиленду" в частности мы не выступаем в столицах.

Многих российских музыкантов поглотила попса, люди просто зарабатывают легкие деньги. Я считаю, что в Сибири (от Дальнего Востока до Урала) осталось всего два профессиональных джазовых коллектива - "Сибирский диксиленд" и биг-бэнд Владимира Толкачева. Оба этих государственных коллектива содержит Новосибирская филармония. И биг-бэнд Владимира Толкачева, и мой "Сибирский диксиленд" - оркестры, признанные в мире. У диксиленда пока больше рейтинг, чем у биг-бэнда, но мы и ездить начали раньше, и более подвижны - нас только семеро, а в биг-бэнде - двадцать человек.

- Почему вы выбрали стиль именно диксиленда?

- Идею создать такой оркестр я привез из Германии, где по контракту больше шести лет играл в духовом оркестре советской группы войск. У нас с музыкантами этого оркестра даже был опыт организации диксиленда - по вечерам играли в дрезденских кафе. А до этого я переиграл во всех жанрах джаза, начиная от би-бопа Чарли Паркера через модальный джаз Джона Колтрейна до авангарда. Много лет работал в больших оркестрах. Были у меня и комбо - трио, квартеты, квинтеты, секстеты. Конечно, я много работал в ресторанах. Но мне всегда нравился традиционный джаз.

Моим первым джазовым впечатлением была запись Луи Армстронга. Вторым - пластинка прославленного Ленинградского диксиленда. Так вышло, что я с самого детства сделал свой выбор. В 80-х, в Дрездене, я каждый год был зрителем Международного фестиваля диксиленда. Смотрел, слушал и запоминал, иногда играл с музыкантами на джем-сейшнах. Когда я вернулся в Новосибирск, о саксофоне и кларнете в диксиленде я знал практически все.

- Каким, по вашему мнению, должен быть руководитель расторможенных и амбициозных джазменов?

- Нужно к каждому иметь свой подход - кому пряник, кому кнут. Причем важна дозировка: одному достаточно лишь намекнуть на пряник, а другому - только рассказать о кнуте. И диктат должен быть невероятный. Никакой демократии в оркестре быть не может. Иначе это будет крыловский квартет. Мне как руководителю нужно нести стиль оркестра, верить в перспективы.

Нам повезло, у нас остался этот авантюрный дух первых джазовых пятилеток, который уже растеряли многие американские коллективы. Не случайно диск нашего ансамбля "Вспоминая Сэчмо" (Посвящение Луи Армстронгу) был лидером продаж на фестивале Costa Mesa Orange County Classic Jazz Festival, а "Сибирский диксиленд" вошел в тройку лучших оркестров этого главного американского фестиваля диксилендов.

Аудитория наших поклонников и в России, и на Западе молодеет. Но американские бабушки и дедушки, как и раньше, выстаивают очередь к нашим музыкантам, жмут им руки и говорят практически одну и ту же фразу: "Мы больше 40 лет не слышали такого чудесного бэнда. Как вам удалось сохранить атмосферу эпохи диксилендов?" А мы ничего специально не сохраняли. Возможно, нам удалось создать настоящий диксиленд из-за нашей джазовой ограниченности. Я, например, кроме традиционного джаза ничего не принимаю. Мне интересны только диксиленды и биг-бэнды.

- Если оркестр Владимира Толкачева многие бэнд-лидеры используют в качестве донора (музыканты оркестра играют буквально во всех коллективах города, в том числе в "Сибирском диксиленде"), то ваш ансамбль находится в некоторой профессиональной изоляции. Почему вас так не любят "звезды" новой джазовой волны?

- В силу своих амбиций многие молодые способные музыканты считают ниже своего достоинства играть с диксилендом. Они забывают, что, не зная этой музыки, невозможно понять, что такое джаз. До чего дошло - некоторые артисты теперь утверждают, что Армстронг - не джазовый музыкант и что джаз вообще начался только с Чарли Паркера. И потом внезапно на нем же (захватив немного из периода Джона Колтрейна) закончился. Много таких! Талантливые ребята весь свой талант расходуют на кухне, на местечковых фестивалях, на студиях. В мое время считалось, что для того чтобы научиться играть джаз на духовом инструменте, нужно поработать в военном оркестре. Поиграть прикладную, ритмичную музыку, разработать правильное дыхание, развить технику и чувство ритма, почувствовать гармонию. А теперь достаточно документа о том, что ты прошел курс импровизации в консерватории. Появилась волна саксофонистов, трубачей, пианистов, гитаристов, бас-гитаристов и даже барабанщиков, наученных математически играть джаз. Эти ребята играют очень технично, но не интересно. Конечно, с высшим музыкальным образованием нетрудно прочесть мелодию с листа нота в ноту, а потом обыграть ее по гармонии. Но джазовым музыкантом называться еще рано - чтобы выбирать специализацию, нужно сначала научиться играть все. Вместо этого подмастерья создают поп-бэнды и ныряют в шоу-бизнес. После тридцати лет у них уже нет времени разбираться в себе. Как следствие, в новом поколении сибирских музыкантов нет по-настоящему плотных джазменов, с мощной энергетикой. Меня только двое из нынешних занимают - Алексей Кравчук и Андрей Турыгин. Я в них вижу себя в молодости.

- Почему даже популярному джаз-оркестру необходим дополнительный, ресторанный репертуар?

- Основные деньги в России музыканты зарабатывают на банкетах или в ресторанах. Мы приходим туда с качественной программой стандартов диксиленда и собственных аранжировок русских народных песен и музыки ретро 40-50-х годов. Но, к сожалению, русский человек только первые 3-4 рюмки держит лицо и аплодирует джазу. А потом начинается кураж. Множество раз повторялась одна и та же история. Приглашают "Сибирский диксиленд" на корпоративную вечеринку. Мне арт-менеджер компании рассказывает: "У нас суперсовременная организация, продвинутый шеф. Поэтому, Борис Владимирович, никаких пошлых мелодий!" А я в ответ уверяю, что не пройдет и четырех-пяти тостов, как кто-то из окружения шефа подойдет и попросит "Владимирский централ" или что-нибудь в этом духе. Несколько раз спорил на тот гонорар, который мне обещали. Всякий раз выигрывал. Я столько в этой и других странах отыграл банкетов для русской публики, что можете мне поверить - менталитет "совка" еще 100 лет не одолеют. Для куража заказчиков у меня есть другой состав - "Ностальгия". Этим квартетом мы как раз после джазовой программы начинаем играть всякую попсу: от старинных цыганских романсов до современной тюремной песни.

- В какой форме ансамбль находится сейчас?

- В отличной! Я поменял одного из ключевых музыкантов - нашел шикарного исполнителя на тубе Дениса Костина. Еще взял Ивана Кривцова, очень яркого музыканта на банджо. Поэтому в планах - максимально использовать этих новых людей, освоить новые пьесы из сборника нот для коммерческих диксилендов, который подарил мне руководитель "Titan Hot Seven" Боб Драга. В 2004 году звук нашего ансамбля станет немного более коммерческим.

Летом традиционно отправимся на гастроли. Сейчас еще не ясно, поедем ли в Америку (на этот раз в Сакраменто, столицу Калифорнии), но месяц точно проработаем в Финляндии. Деньги платят небольшие, но есть отличная возможность продать диски - это наш главный бизнес. По 30-100 дисков "улетает" после каждого концерта. А положишь просто так в музыкальный киоск - никто не купит. Дорога ложка к обеду.

Дискография "Сибирского диксиленда"

1994 "Свингуем вместе" Студия"УРАЛ"
1995 "Новый Орлеан в Новой Сибири" Студия"УРАЛ"
1996 "Слушаем и танцуем" Студия"УРАЛ"
2000 "Вспоминая Сэчмо" Студия Ivory Music Productions
2001 "С любовью к Америке" Студия"УРАЛ"
2002 "С любовью к России" Студия"УРАЛ"

У партнеров

    Реклама