ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Диплому цены нет

2005

Студенческий бум достиг пика: почти 90% выпускников российских школ поступили в высшие учебные заведения. Между тем, в этом году с подачи Министерства образования и науки РФ в вузах произошло сокращение бюджетных мест

По подсчетам экспертов, инвестиции в недвижимость приносят в среднем 20-30% годовых, в технологии - 40%, а вложения в интеллект способны дать до 300% годовых. Может быть, не этой статистикой руководствовались российские абитуриенты, поступающие в вузы в 2005 году, но факт остается фактом: диплом о высшем образовании высоко котируется при приеме на работу, и выпускники школ бьют рекорд десятилетия. Так, в Сибирском федеральном округе число студентов выросло с 394 тыс. в 1995 году до 870 тыс. в 2005-м.

Почти половине из них пришлось поступать в негосударственные учебные заведения или на платные отделения государственных вузов. По инициативе Министерства образования и науки в этом году сокращены квоты на бесплатные места в вузах: гуманитариев стало меньше на 7,2%, экономистов и управленцев - на 4,4%, педагогов - на 2,2%.

Причины таких мер объясняют по-разному. Например, главный консультант отдела профессионального образования администрации Новосибирской области Василий Соловьев считает, что сокращение вызвано результатами министерских проверок в различных университетах России, которые показали: уровень образования в некоторых вузах по непрофильным специальностям оставляет желать лучшего. Именно поэтому объявлено о сокращении бюджетных мест на них на 40%. Ряд чиновников считают, что урезание на гуманитарных специальностях позволяет увеличить количество бюджетных мест на технических факультетах. Некоторые эксперты связывают разнарядку Минобразования с падением спроса на эти специальности на рынке труда из-за переизбытка работников или низких заработных плат. Возможно, государственные мужи рассудили: если большинство "казенных" выпускников вуза не идут работать по специальности, пусть изыскивают средства на образование самостоятельно.

Каковы бы ни были причины, главное следствие, а может быть, и цель - экономия денег. На одного студента государство тратит сегодня около 20-25 тыс. рублей в год. Теперь за счет сокращения 43 тыс. мест в российских вузах в федеральной казне высвободится от 860 млн до 1,075 млрд рублей. Можно было бы утверждать, что для государства это не столь ощутимая сумма: консолидированный бюджет образования в 2004 году составил 580 млрд рублей. Но, по подсчетам специалистов Высшей школы экономики, это минимальная отметка за всю историю российского образования - расходы на него занижены. Высшее образование и так уже более чем наполовину коммерческое: в этом году первокурсниками платных отделений и негосударственных вузов России стали более 800 тыс. из 1,4 млн человек. Поэтому сэкономленная государством сумма обернется дополнительными расходами для желающих получить заветный диплом.

Профилем не вышли

Большинство сибирских вузов не жалуются на государственное финансирование - потому что как-то не принято оспаривать то, что сложилось исторически. По необъяснимым причинам субсидирование московских образовательных заведений зачастую в несколько раз превышает расходы на региональные. По словам ректора Новосибирского государственного технического университета (НГТУ) профессора Николая Пустового, "в России неравное для вузов финансирование - не на основании каких-то алгоритмов, а потому что так сложилось. Самый высокофинансируемый вуз - МГУ: соотношение госрасходов между ним и другими вузами достигает иногда 7:1. Хотя по логике надо рассуждать так: чтобы требовать от каждого вуза выполнения утвержденного государственного стандарта, нужно дать ему соответствующее финансовое обеспечение".

Возможно, такой расклад отчасти объясняет, что в МГУ доля платных студентов составляет 22% от общего количества, а во многих сибирских вузах достигает 50%. Это предел набора платников, установленный законом "Об образовании". Например, равного баланса придерживаются НГТУ и Новосибирский государственный университет экономики и управления (НГУЭУ), который ведет такую практику с конца 1990-х, когда произошел мощный всплеск спроса на экономические специальности. Благодаря этому вуз смог подняться после 1998 года и за пять лет увеличить число студентов с 5 тыс. до 14 тыс.

В НГУЭУ сокращения бюджетных мест на традиционные для вуза специальности экономического и управленческого профиля не произошло. А вот на новые - "юриспруденцию" и "социально-культурный сервис и туризм" - денег из федеральной казны не поступило. Так как обучать по какой-либо специальности только платных студентов вуз не может, пришлось перераспределить средства и ввести бесплатные места для "юристов" и "туристов" за счет других.

Нововведение вызвало проблемы и в ряде других вузов. Так, в Сибирской государственной геодезической академии (Новосибирск) сократили места на специальность "земельный кадастр", сочтя ее непрофильной. В Сибирском государственном университете телекоммуникаций и информатики (Новосибирск) лишилась бюджетных мест специальность "экономика и управление на предприятии". Это значит, что готовить на бюджетной основе инженеров-экономистов для телекоммуникаций и информатики вообще не будут. По крайней мере до тех пор, пока вузы не проявят активность и не вступят с Министерством образования в конструктивный диалог.

Малые не промах

Традиционно считается, что абитуриентов, проваливших экзамены в государственные вузы, готовы принять негосударственные, поэтому качество подготовки специалистов в последних невысокое. На поверку такое мнение оказывается мифом: коммерческие вузы не будут тянуть до последнего курса слабых студентов, так как поддерживают свое реноме. По этой же причине каждый вуз определяет для себя планку уровня знаний абитуриентов. В этом году набор был "сильный": конкурс на платные специальности, в частности психологию и бизнес, достигал трех-четырех человек на место.

Ректор Сибирского независимого института (СНИ, Новосибирск) профессор Александр Ревуженко заявляет: "Наши выпускники работают преподавателями в ведущих вузах города: НГТУ, Медицинской академии, Сибирской академии госслужбы и других. Я не говорю уже о крупных компаниях и банках. Сегодня в СНИ обучаются 1 100 студентов, и мы не увеличиваем это число, потому что у нас недостаточно учебных площадей. Была возможность открыть филиалы, но мы решили не идти этим путем, потому что очень трудно контролировать на расстоянии качество обучения в них".

По мнению специалистов, уровень подготовки в платных вузах не уступает качеству образования, которое дают государственные. Ведь в них, как правило, работают одни и те же преподаватели. Начальник отдела Управления науки, высшего, среднего профессионального образования и технологий администрации Новосибирской области Марина Ананич отмечает: "Все новосибирские вузы, которые существуют на рынке 8-10 лет, зарекомендовали себя достаточно хорошо. Многие даже удивили. Например, блестяще прошел аккредитацию и аттестацию Сибирский институт финансов и банковского дела - у них прекрасная система внедрения практики в учебный процесс: почти все студенты проходят практику на серьезном уровне, и банки готовы трудоустраивать выпускников".

На рынке современных образовательных услуг частные вузы вынуждены держать марку, чтобы конкурировать с более крупными государственными. Если, например, в НГТУ обучаются порядка 20 тыс. студентов, то в СНИ знания получают 1 100 студентов, а в Новом сибирском университете (НСУ, Новосибирск) - 700 человек. Последние стараются брать не количеством, а качеством. Ректор НСУ профессор Надежда Вавилина рассказывает: "Мы много работаем над тем, чтобы каждому нашему студенту было комфортно в вузе. Комфортность обучения - это когда учат одновременно 10-12 человек. У нас нет "потоков" по 200 человек. Мы на каждый курс набираем всего одну группу, каждого поступившего знаем в лицо".

Негосударственные вузы отнюдь не стремятся установить максимально высокую плату за обучение. Некоторые из них искусственно сдерживают цены, арендуя помещения на городских окраинах, где арендная плата ниже. Многие вузы определяют изменения в оплате только на процент инфляции, так как студенты болезненно реагируют на резкое повышение стоимости. Правда, репутацию коммерческих учебных заведений немного подмочили филиалы столичных университетов и академий, которые обучают по демпинговым ценам и выдают дипломы московского образца, хотя по уровню образования с "материнскими" вузами их разделяет пропасть.

"Если установить цену выше, чем в других вузах аналогичного профиля, то есть опасность, что абитуриенты не придут, - полагает Александр Ревуженко. - Если ниже, то дело станет нерентабельным и не придут преподаватели". Таким вузам приходится вдвойне тяжело: согласно закону "Об образовании", все негосударственные образовательные учреждения обязаны часть получаемых доходов реинвестировать в образование как социальную сферу. Вместе с тем вузы платят все налоги, в том числе достаточно жесткий налог на прибыль, который "съедает" приличную часть бюджета и не позволяет потратить часть денег на покупку оборудования или литературы. Хотя затраты вуза на то, чтобы обеспечить высокое качество образования, должны быть очень велики.

Тем не менее, в Сибири плата за обучение в 1,5-2 раза ниже, чем в столице. К тому же за последние 10 лет учебные заведения научились выживать в рыночных условиях. Они теперь сами могут и денег заработать, главным образом на платных образовательных услугах, и поддержать талантливую, но неплатежеспособную молодежь.

В поход за "корочкой"

Многим желающим получить документ о высшем образовании путь в вузы заказан. Самый главный вопрос, который не предусмотрела образовательная реформа, - что делать молодым людям, особенно из сельских районов, для которых ценовой барьер непреодолим. По итогам исследования Центра мониторинга и статистики образования Министерства образования, проведенного по заказу ЮНЕСКО, индекс развития молодежи (ИРМ), учитывающий здоровье, образование и доходы, отстает от среднего по стране в Омской, Новосибирской областях, в Алтайском крае и других сибирских регионах. Это значит, что условия для молодежи в них хуже, чем для населения в целом. Ей остается уповать только на то, что заработает механизм государственных именных финансовых обязательств (ГИФО), войдут в практику образовательные кредиты и целевые приемы в вузы по договорам, заключаемым вузом, абитуриентом и одним из уровней власти или бизнеса.

Первый путь - ГИФО, который сопровождает единый государственный экзамен (ЕГЭ), - пока остается нехоженой тропой. Именные финансовые обязательства - это те бюджетные деньги, которые в зависимости от результатов ЕГЭ будут перечисляться вузу на обучение студента. Заработавшие наивысший балл получат право на бесплатное обучение в высшей школе, а остальным нужно будет доплачивать в зависимости от количества набранных баллов. Специалисты считают такой механизм несовершенным, ссылаясь на то, что "образовательный ваучер" может в идеале устроить только тех, кто заработал баллы для 100-процентного бюджетного финансирования. Но ведь не каждый абитуриент сможет доплатить, например, недостающую сумму к 50% государственного кредита. Еще одна малоприятная особенность ЕГЭ и ГИФО: если обладатель финансового обязательства по какой-либо причине не поступал или не поступил в вуз, то на следующий год ему придется заново проходить все процедуры.

Второй вариант - образовательный кредит. Его можно будет взять в долг у государства - государственные возвратные субсидии (ГВС). ГВС сможет получить любой студент, который сдаст вступительные экзамены, пройдет конкурс и заключит договор с вузом на получение субсидий. Деньги университетам и академиям переведут из бюджета, а после выпуска специалиста отправят отрабатывать долг по распределению. Впрочем, выпускник будет иметь возможность выкупить у государства свой диплом. В Комитете по образованию и науке Государственной Думы обещают с 2007 года начать прием по ГВС только в педагогические и медицинские вузы, а позже - и в остальные. Но это лишь планы.

Рынок банковских образовательных кредитов пока не очень развит, хотя и весьма перспективен с точки зрения диверсификации кредитных портфелей банков. Но ставка по таким кредитам - 19% годовых - слишком высока для его потребителей. Лишь в нескольких ведущих вузах Москвы и Санкт-Петербурга есть программы, по которым можно взять кредит на 10 лет под 10% годовых, но обучение там обходится дорого - до 5 тыс. долларов в год. Поскольку студент получает не всю сумму сразу, а использует ее в форме кредитной линии, средняя ставка кредитования уменьшается. При этом соглашением установлен льготный период при погашении кредита сроком на 5 лет - студент имеет право начать возврат займа после окончания вуза, когда начинает сам зарабатывать деньги.

В сибирских банках образовательные кредиты, как правило, приравнены к обычным потребительским, которые выдают на срок не больше года. Марина Ананич комментирует: "Эта система для образования очень тяжела. Лучшим вариантом стали бы длительные кредиты, когда заем дается на такой срок, чтобы человек по окончании обучения трудоустроился и стал способен его возвращать. В Москве есть банки, которые работают с вузами по такой схеме - договоры подписываются между банком, вузом, студентом и потенциальным работодателем, который является гарантом трудоустройства. Мы пока не находим отклика в наших финансовых структурах".

На Западе образовательное кредитование ведется через уполномоченные государством структуры: фонды, банки, финансовые компании. Оно принципиально отличается от других видов тем, что не имеет целью получение прибыли, а устанавливаемые ставки кредитования направлены на покрытие расходов по обслуживанию кредита. Понятно, что при ставке в 19% кредит является не образовательным, а обычным коммерческим. Поэтому он не снискал признания у населения.

Опека в дефиците

Вузы могут сами пойти навстречу молодежи, увеличивая число студентов по целевым наборам. Для этого они должны привлекать к сотрудничеству региональные и муниципальные органы власти и бизнес, которые субсидировали бы подготовку будущих работников для себя. Пока число контрактников невелико - не выше 7-10% от общего числа платников. При этом большинство из них обучаются по региональным заказам. Директор Института экономики, учета и статистики НГУЭУ Татьяна Миназева рассказывает: "Последние три года у нас идет набор на места, оплачиваемые из бюджета Новосибирской области. В этом году 8 таких студентов. Очень четко отслеживают направляемых к нам студентов в Якутии. Там существует трех- или четырехсторонний договор, по которому выпускник по окончании вуза должен отработать три года. Если он отказывается, то ему выставляется счет на все затраты, которые понесла республика на его обучение, - это 500-700 тыс. рублей. Ведь студенту оплачивается еще и проживание и дорога самолетом туда и обратно".

Работодатели-бизнесмены, сетующие на отсутствие квалифицированных кадров, пока не проявляют рвения к финансовой опеке студентов. Марина Ананич объясняет: "Работодатель сейчас в выигрышных условиях - он ничего не платит за обучение специалиста и при этом может брать его или не брать, устанавливать ему ту или иную зарплату и при этом говорить, что тот плохо работает. Я считаю, что работодателям нужно проявлять социальную ответственность, начиная с подготовки кадров. Воспитание собственного специалиста с первого курса, когда и практика, и дипломная работа выполняется на "родном" предприятии, позволяет ожидать от человека более весомого вклада в работу".

Если целевой прием в большей степени зависит от активности бизнеса и власти, чем вуза, то перевод хорошо успевающих студентов с коммерческой формы обучения на бюджетную - прерогатива последнего. В этом случае совет попечителей или вуз частично либо полностью берет расходы на себя - таких студентов очень мало, обычно не больше 1%.

На этом фоне особенно выделяется негосударственный Новый сибирский университет, в котором бесплатно учатся свыше 10% студентов. Все они - обладатели именных стипендий, учрежденных различными организациями и частными лицами. Это победители многоэтапного конкурса, прошедшие отбор жюри, в которое входят представители учредителей и ректор вуза. Каждый семестр стипендиат должен подтверждать свой статус - учиться без троек, иначе его лишат стипендии, размер которой равен плате за обучение.

Ректор НСУ Надежда Вавилина подчеркивает: "Проблема часто бывает в другом - я нахожу людей, которые хотят участвовать в таких проектах, мы объявляем конкурс, а на именную стипендию нет претендентов. Абитуриенты иногда очень неактивны, их трудно уговорить бороться за место под солнцем. Хотя наша именная стипендия настолько демократична, что грех не участвовать в конкурсе на нее. Во-первых, стипендиат ничем не обязан учредителю, не должен отрабатывать награду - это изначальная договоренность. Единственное жесткое правило в этом проекте: если студент выиграл средства и начал учиться, а потом бросил - он должен вернуть эти деньги".

Капитальная выучка

По мнению экспертов, в будущем бюджетные места будут сокращаться, а плата за обучение - расти. Этому поспособствуют инфляция и отмена с 2006 года налоговых льгот для государственных вузов. Но на спросе на образование это не отразится: как показали исследования Управления науки, высшего, среднего профессионального образования и технологий администрации Новосибирской области, в этом году 80% только сельской молодежи ориентированы на получение высшего образования.

В то же время с каждым годом количество выпускников российских школ будет уменьшаться, и к 2008-2010 годам образуется демографический провал. В 1998-1999 годах в школах учился 21 млн человек, а в 2010-м их будет всего 13,5 млн. Марина Ананич отмечает: "Выпускников будет столько, сколько сейчас принимают вузы. А ведь у нас есть колледжи, техникумы; есть люди, которые никуда не поступают, а живут без образования. Ужесточатся, скорее всего, правила приема, отсев останется пропорциональным - учиться все равно будут самые лучшие. Кроме того, очень большой потенциал, который поможет выстоять вузам, - дополнительная профессиональная переподготовка взрослого населения по разным направлениям. Учебным заведениям нужно подумать о социальном партнерстве - когда с предприятием заключаются договоры о долгосрочных взаимоотношениях именно на переподготовку и повышение квалификации, а также искать другие способы зарабатывания денег".

Способов сегодня не так уж много. Внебюджетные источники финансирования вузов складываются из четырех элементов: контрактной подготовки студентов, послевузовской переподготовки специалистов, научных исследований и сдачи помещений в аренду. Например, Омский педагогический университет в прошлом году заработал 90 млн из 240 млн рублей своего бюджета. Томский политехнический университет (ТПУ) и НГТУ самостоятельно зарабатывают столько же, сколько получают государственных субсидий: объемы их бюджетов составляют около 1 млрд рублей и 900 млн рублей соответственно. Большую часть внебюджетных средств должны давать переподготовка и наука, а затем контрактники. Сегодня именно студенты-платники, как правило, формируют основной внебюджетный доход. Впрочем, не всегда. Например, в казну ТПУ они приносят всего 10%, тогда как поступления от коммерциализации научных разработок - около 30%. Когда и другие вузы начнут активно развивать иные источники финансирования и пополнять из них свои бюджеты, возможно, обучение начнет дешеветь. Пока же интеллектуальный капитал немыслим без солидных финансовых накоплений.

Татьяна Иванищева, проректор по маркетингу и развитию Московской международной высшей школы бизнеса "МИРБИС" (Москва)

Татьяна Иванищева

- Насколько вырос за последние годы спрос на второе высшее образование и курсы МВА? Как остро ощущается конкуренция между вузами?

- Наш подход к конкуренции - это скорее партнерская позиция, поскольку системе бизнес-образования всего15 лет и это период становления. Школа бизнеса "МИРБИС" создана специально под программу МВА, и это наше приоритетное направление. Начинали мы с 13 человек, сейчас у нас около 1 300 слушателей. Спрос постепенно идет по нарастающей. Менеджеры приходят к пониманию: чтобы быть грамотным управленцем, необходима программа МВА. Чтобы совершенствоваться как профессионалу, нужно получать второе высшее образование.

- "МИРБИС" имеет филиалы в разных российских городах. Насколько отличается качество преподавания в них от уровня подготовки специалистов в "материнском" вузе?

- Мы большое внимание уделяем подготовке преподавателей - это наш основной ресурс. В филиалах предлагаем точно такие же программы, как в Москве. Преподаватели используют те же учебно-методические материалы, обязательно проходят процедуру аккредитации. На ключевые курсы приезжают наши ведущие московские преподаватели. Скидок для региона нет - требования одинаково высоки, потому что мы выдаем один диплом - школы бизнеса "МИРБИС".

- Есть ли у вас программы, помогающие получить образование тем, кто не может сегодня заплатить за свое обучение?

- У нас большой блок социальных программ, которые мы сами финансируем. Одна из них - программа подготовки военнослужащих, уволенных в запас, и членов их семей, созданная в 1991 году, - получила высокую оценку экспертов Европейского Союза в Брюсселе и Министерства обороны РФ. За 14 лет мы подготовили по этой программе около 6 тыс. человек. Всего же наш институт закончили свыше 19 тыс. выпускников.

- Оказывает ли Ассоциация выпускников "МИРБИС" спонсорскую помощь школе?

- Для дальнейшего профессионального и личностного роста создана Ассоциация выпускников, у которой есть доступ к информации о других выпускниках, отслеживается их карьерный рост. В рамках ассоциации проводится много мероприятий, большую часть которых инициируют и организуют сами выпускники. Например, мастер-классы с представителями бизнеса. Практики спонсирования школы нет, потому что пока нет глубокого понимания этого вклада и нет такой серьезной правовой базы, как за рубежом. Но думаю, что в будущем в России появится культура поддержки вузов.

Альбина Бартушка, начальник отдела по работе с частными клиентами ОАО АКБ "РОСБАНК" (Красноярск)

Альбина Бартушка

- На каких условиях РОСБАНК выдает образовательные кредиты?

- В настоящее время наш банк не предлагает целевых кредитов на оплату образовательных услуг. Но у нас есть универсальный продукт - кредит на неотложные нужды. Он выдается в денежной форме, носит нецелевой характер, максимальный срок - до двух лет, процентная ставка - от 16% до 21% годовых в зависимости от срока кредитования. Этот кредит может быть использован на оплату образовательных услуг, а также на проживание, питание, одежду для студента. Нужно отметить, что в случае отсутствия у студента постоянного места работы получателем такого кредита выступают его родители или другие родственники.

- Как вы считаете, почему сегодня в России не развит рынок образовательных кредитов, хотя банкам должно быть выгодно диверсифицировать кредитный портфель?

- Рынок кредитов на образование зависит от многих параметров. Наряду со стандартными рисками, которые существуют при выдаче любого потребительского кредита, влияние на развитие данной услуги оказывают изменчивость нормативной базы (это связано с реформой образования), риск для студента-заемщика быть отчисленным, а также проблема поиска рабочего места, удовлетворяющего требованиям банка к платежеспособности заемщика. Поэтому в целях диверсификации кредитного портфеля банки делают ставку на сегменты рынка, рассчитанные на более платежеспособных клиентов.

- Насколько реально кредитование с отсрочкой платежа, скажем, на 5 лет, чтобы выпускник смог после окончания вуза устроиться на работу и погасить ссуду?

- Кредитование на длительные сроки - явление, только набирающее обороты в нашей стране. Пока кредитование студентов является слишком рискованным для банка, так как отсутствуют гарантии получения молодым специалистом места работы по специальности и, соответственно, достаточного дохода для погашения кредита.

«Эксперт Сибирь» №32 (82)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама