Одиночное плавание

Спецвыпуск
Москва, 22.01.2007
«Эксперт Сибирь» №3 (145)
Экологическая безопасность на промышленных предприятиях Сибири требует максимального внимания со стороны государства и бизнеса

Всего несколько лет назад на сайтах большинства крупных промышленных компаний Сибири, да и не только ее, обнаружить информацию об экологических программах, действующих на производстве, было почти нереально. Само собой, бизнес занимался куда более важными делами — перестраивал активы, привлекал инвестиции, в лучшем случае устанавливал новое оборудование и внедрял технологии, в худшем — реконструировал старое, а порой просто ничего не делал с ним. Чем аукается теперь та «новая» экономическая модель? Один из минусов — нарушения, а зачастую и полное игнорирование требований экологической безопасности производства. После ряда громких разбирательств по поводу разливов нефти, несанкционированных сбросов в водоемы загрязняющих веществ и завышенной эмиссии углекислого газа в атмосферный воздух, произошедших в течение всего каких-то трех лет, внимание к вопросам, точнее, к проблемам экологии заметно повысилось. Причем как со стороны контролирующих органов, так и, наконец-то, со стороны частного бизнеса. В результате сегодня каждая уважающая себя компания, претендующая на привлечение инвестиций на внутреннем или внешнем рынке и позиционирующаяся как социально ответственная, обязательно размещает закладку «Экология» на Интернет-сайте, а ее годовой отчет непременно включает соответствующий раздел.

Не сквозь пальцы

Важность и сложность экологического вопроса для промышленности подтверждают, конечно, не только эти наблюдения, лежащие на поверхности, но и официальные сведения Министерства природных ресурсов по структуре общероссийских выбросов вредных веществ в атмосферный воздух в разрезе отраслей экономики. Так, российская промышленность выбрасывает 80% загрязнений, транспорт (включая трубопроводный) — 11%, жилищно-коммунальное хозяйство — 5,5%, а оставшиеся 3,5% приходятся на сельское хозяйство и другие отрасли экономики. С другой стороны, наибольший объем загрязненных сточных вод, сбрасываемых в водные объекты, поступает из жилищно-коммунального хозяйства (62%), а из всех отраслей промышленности — только 31%. Важно отметить, что до 2000 года выбросы в атмосферу снижались из-за спада производства, но затем началось постепенное увеличение выбросов в промышленности в среднем на 2% в год. Обратная ситуация наблюдается по сбросу загрязненных сточных вод — он снижается темпами, достигающими 5–7% в год.

Вот что говорят о загрязнении окружающей среды сами участники экономики. «Сертификация по международным экологическим стандартам дает предприятию возможность выйти на международный рынок реализации продукции, что позволяет производителю быть более конкурентоспособным на рынке и более привлекательным для инвесторов», — говорит заместитель начальника отдела экологической безопасности Ангарской нефтехимической компании (АНХК) Владимир Могилевич.

Пока суд да дело, компаниям приходится сталкиваться с проблемами иного плана: с восприятием их менеджментом необходимости соблюдения экологических норм, а иногда и с потребностью сертификации системы управления предприятием по международным экологическим стандартам. Это не выглядит странным, хотя бы потому, что существует понимание: в условиях, в которых сегодня выпускается значительная часть продукции экологически небезопасных или потенциально опасных производств, строгое следование нормативам по охране окружающей среды, не говоря уже о дополнительной сертификации системы управления окружающей средой, почти невозможно. Особенно когда экологические нормы, предъявляемые к производителям, все ужесточаются и ужесточаются. «Российские компании стараются придерживаться соответствующих законодательных актов, выполнять предписываемые требования, регламентирующие соблюдение экологических норм. Но за последние несколько лет требования по охране окружающей среды только ужесточились. Бизнес все чаще оказывается в экологических тисках», — говорит Владимир Могилевич.

Очевидно, что под удар попадают, прежде всего, промышленные предприятия химической и нефтехимической отраслей, цветной и черной металлургии, всего топливно-энергетического комплекса (включая угольную отрасль и атомную энергетику), промышленности строительных материалов и машиностроения. То есть те отрасли, которые неплохо представлены и развиваются в Сибири и таким образом оказывают существенное влияние на экологическую обстановку в конкретных ее регионах, а иногда и определяют ее. Это четко видно по результатам нашего исследования.

Регионы-лидеры, где предприятия выплачивают удельные платежи на охрану природы выше средних в Сибири, представлены Красноярским краем, Томской, Читинской, Иркутской областями и Республикой Бурятия. Вполне логично, если учесть, что эти регионы, кроме Читинской области и Бурятии, имеют мощную сырьевую и промышленную базу. Такие компании, как Заполярный филиал «Норильского никеля», Красноярский алюминиевый завод, Сибирский химический комбинат, Томскнефть, Томсктрансгаз, Востокгазпром, Иркутский алюминиевый завод, Коршуновский ГОК и ряд других обеспечивают не менее половины текущих «экологических» выплат по региону. Следующий индекс, для понимания сути назовем его инвестиционным, отражает капитальные затраты на ремонт оборудования, позволяющего снижать вредное воздействие на экологию. Здесь лидерами являются Красноярский край, Читинская, Иркутская, Новосибирская области и Бурятия. Третий и последний показатель — фискальной экологической нагрузки — демонстрирует расходы регионов на нормативное и сверхнормативное загрязнение окружающей среды выбросами (сбросами). Другими словами, появляется возможность определить, какие регионы более ответственны и готовы развивать промышленность в заданных экологических пределах, а какие наоборот — доплачивать за вред в пользу увеличения объема промышленного производства. Таблица 3 подтверждает, что Красноярский край, с одной стороны, — крупный индустриальный центр (годовой объем промышленного производства превышает 555 млрд рублей), с другой — крупнейший загрязнитель. Равновесие между этими двумя реальностями определяется, пожалуй, не необходимостью соблюдения экологических нормативов, а необходимостью развития масштабной экономики края, как для региона, так и для федерации.

Шаги вперед

Между тем, региональный подход к анализу «экологических» позиций имеет существенный недостаток — агрегированный подход. Основные же загрязнения производятся реальным сектором экономики, конкретными предприятиями нескольких отраслей промышленности, имеющих различную степень воздействия на экологию. Выберем в качестве примера две отрасли.

Особенность воздействия предприятий химического комплекса заключается в многообразии источников загрязнения и разнообразном спектре загрязняющих веществ. Ряд веществ выбрасывается в воздух или сбрасывается в водоемы в относительно небольших по массе количествах, но обладает высокой токсичностью. Такие выбросы производят, в первую очередь, предприятия подотраслей агрохимии, синтетического каучука, тяжелого органического синтеза, микробиологии, производства полимерных материалов, химических волокон. Но вот уже несколько лет наблюдается тенденция снижения валовых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. «В сфере экологии на «Усольехимпроме» произошел ряд кардинальных сдвигов. Показательна динамика уменьшения выбросов: с 2002 по 2004 годы произошло снижение твердых выбросов на 52,8 процентов, жидких и газообразных — в сумме на 28,9 процентов», — говорит генеральный директор «Усольехимпрома» (Усолье-Сибирское, Иркутская область) Александр Митрофанов. Как правило, причинами улучшений служат программы компаний, направленные на экологию. Так, Группа НИТОЛ (управляющая компания «Усольехимпрома») реализует комплексную экологическую программу, которая считается одним из приоритетов стратегического развития иркутского предприятия. В рамках программы произведена инвентаризация выбросов, ужесточен контроль над состоянием окружающей среды специализированными службами, ведется замена устаревшего оборудования, которое может служить причиной загрязнений, отмечают в компании.

Основные загрязняющие вещества, выбрасываемые в атмосферу предприятиями нефтепереработки — летучие органические соединения (углеводороды), диоксид серы, оксид углерода, оксиды азота. Вклад других вредных веществ в суммарный выброс невелик, но эти вещества зачастую более токсичны. Со сточными водами нефтеперерабатывающих заводов в поверхностные воды поступают нефтепродукты, сульфаты, хлориды, соединения азота, фенолов. «В нашей компании ежегодно, уже в течение 20–25 лет разрабатываются природоохранные мероприятия по трем направлениям: защита атмосферного воздуха, снижение водопотребления, уменьшение сбросов загрязняющих веществ в Ангару и обращение с опасными отходами. В течение пяти лет, с момента приобретения АНХК компанией ЮКОС, ежегодно финансовые вложения в экологию увеличивались. Если сегодня ежегодно вложения в экологические программы АНХК составляют 200–250 миллионов рублей, то пять лет назад было значительно меньше — в пределах 50–100 миллионов. Приведу еще один показатель внимания предприятия к экологическим вопросам — количество воды, сбрасываемое в Ангару, снизилось в три раза», — говорит Могилевич. Это стало возможным благодаря организации водоохранных мероприятий и закрытию старых производств, потребляющих большое количество воды, анализируют ситуацию в АНХК. В компании намерены продолжать ремонт и реконструкцию биологических очистных сооружений, находящихся на балансе предприятия и внедрять новые технологии. Так, в 2005 году сделан большой шаг — запущена установка по ультрафиолетовому обеззараживанию сточных вод в Ангару. Эффект оказался значительно шире: не только АНХК, но и многие предприятия города используют новое экологически более безопасное оборудование, в то время как раньше для обеззараживания использовалось только хлорирование.

Заветная мечта

Как показал наш опрос, по сравнению с опытом зарубежных компаний, российские стандарты достаточно жесткие. Но сами экологические платежи небольшие и пока не давят на предприятия. Конечно, они имеют долю в себестоимости продукции, но она малозаметна. Но, как подчеркивают в компаниях, если нормативы будут ужесточены, то это наложит большую финансовую нагрузку на экономические субъекты. Сейчас наше экологическое законодательство менее требовательно. Связано это с тем, что развивающаяся промышленность пока не может вынести на себе дополнительный груз экологических требований. «Нет «жестких» и «мягких» экологических требований, как нет, по сути, как таковых и «экологических норм» в России. Экологические требования основываются, главным образом, на санитарных нормах и гигиенических нормативах, — утверждает начальник Радиоэкологического центра ФГУП «Горно-химический комбинат» (Красноярский край) Алексей Шишлов. — Если говорить о современных коммерческих предприятиях, производящих электро-, теплоэнергию или продукцию, то новые предприятия используют новые технологии, они, как правило, имеют эффективно работающие очистные сооружения, размеры экологических платежей небольшие и ниже общих текущих затрат на охрану окружающей среды предприятия. А вот для госпредприятий, построенных по старым проектам и технологиям, соблюдение жестких требований природоохранного законодательства и их реконструкция — дорогое удовольствие». Понятно, что на приведение таких предприятий в соответствие с действующим законодательством требуются значительные средства, которые должны поступать из федерального бюджета. Это же касается коммерческих структур, работающих на старых заводах — вряд ли они выживут без господдержки.

«Если вы работаете в лимитах предельно допустимых выбросов или сбросов, то вы платите, условно говоря, по рублю. Если вы не вписываетесь в лимиты, то для вас могут действовать временно согласованные сбросы, и вы будете платить уже в пятикратном размере. Возникает дилемма: если есть временно согласованные нормы, то нужно разрабатывать мероприятия для вхождения в рамки предельно допустимых норм, — подтверждает Владимир Могилевич. — В этом случае для предприятия возрастает инвестиционная нагрузка, связанная с соблюдением экологических норм и требований. Получается, что иногда дешевле платить, чем внедрять новое экологически более безопасное оборудование. Но только до определенного момента. До того, пока вас не прижмут контролирующие органы или пока не появятся новые нормативные документы». К тому же распространенная среди российских предприятий международная система сертификации ISO, помимо стандартов качества продукции и систем управления самим предприятием, включает и стандарты «экологической» серии 14 000. Впрочем, эти стандарты носят очень либеральный и избирательный характер и совсем не гарантируют, что экологические стандарты соблюдаются в полном объеме.

Индексированный рейтинг компаний по суммарной плате за сверхнормативное загрязнение окружающей среды в 2005 г.*
Индексированный рейтинг компаний по суммарной плате за нормативное загрязнение окружающей среды в 2005 г.
Индексированный рейтинг компаний по суммарной плате за нормативное и сверхнормативное загрязнение окружающей среды в 2005 г.
Индексированный рейтинг компаний по затратам на капитальный ремонт основных производственных фондов по охране окружающей среды в 2005 г.
Индексированный рейтинг компаний по текущим затратам на охрану природной среды в 2005 г.
Индексированный рейтинг регионов Сибири по плате за нормативное и сверхнормативное загрязнение окружающей среды в 2005 г.
Индексированный рейтинг регионов Сибири по затратам на капитальный ремонт основных производственных фондов по охране окружающей среды в 2005 г.
Индексированный рейтинг регионов Сибири по текущим затратам на охрану природной среды в 2005 г.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №3 (145) 22 января 2007
    Материнский капитал
    Содержание:
    Испытания родительской любви

    Материнский капитал, к сожалению, не окажет существенного влияния на уровень рождаемости. Эффект могут дать только выверенные и выстроенные в единую систему действия государства

    Реклама