Тянуть кота за хвост

Рейтинг
Москва, 16.04.2007
«Эксперт Сибирь» №15 (157)
Заемщики, не имеющие возможности выплатить кредиты вовремя, в недалеком будущем смогут легально растянуть срок погашения на пять лет

Минэкономразвития подготовило новую редакцию закона «О банкротстве». Комитет предлагает ввести спасительные меры для граждан, которые, оказавшись в сложном материальном положении, все-таки хотят остаться законопослушными и вернуть долг кредитору. По оценкам экспертов, идея хоть и благая, но на фоне угрожающего роста непогашенных потребительских кредитов выглядит слишком узконаправленной.

Отложенная инициатива

В мае 2007 года Госдума рассмотрит законопроект, подготовленный Минэкономразвития, который направлен на регулирование процедуры банкротства физического лица. Согласно предложенным изменениям, если гражданин не в состоянии погасить банковскую или иную задолженность, он вправе обратиться в суд с заявлением о личной несостоятельности. После того как суд зафиксирует финансовую несостоятельность заемщика, тот должен в течение трех месяцев предъявить кредиторам план погашения долга. Максимальная отсрочка или рассрочка предоставляется на пять лет. Авторы законопроекта предусмотрели развитие отношений даже в том случае, когда заемщику заранее известно, что никаких лет ему не хватит, чтобы рассчитаться с кредиторами. В этом случае его имущество (за исключением жилья, если оно единственное), уйдет с молотка в счет погашения займа без учета пеней и процентов за просрочку. После этого оставшуюся часть денег, не превышающую 25–30% общей суммы долга, и вовсе спишут. И тогда уже бывший должник сможет вздохнуть свободно.

Взыскания долгов с физического лица через процедуру банкротства в мировой юридической практике — обкатанная модель. Для нашей страны — новшество, несмотря на то что Федеральный закон «О несостоятельности», содержащий нормы персонального банкротства, в российском Гражданском кодексе существует с 1998 года. Эта глава не приведена в действие до сих пор, поскольку содержит оговорку о необходимости внесения поправок в ряд законодательных актов. Авторы инициатив утверждают, что время изменить правила игры на рынке кредитования физических лиц в пользу заемщика уже наступило. В пояснительной записке к законопроекту говорится: «Расширение рынка ипотечного кредитования, потребительского кредитования и рост благосостояния граждан обусловили необходимость адекватного законодательного регулирования в сфере несостоятельности гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем».

Сейчас, когда персональное банкротство находится в замороженном состоянии, в отношении должников действует исполнительное производство. Дела неплательщиков рассматриваются в общегражданском суде (а не в арбитражном, как предлагает новый проект). Судебные приставы налагают арест на имущество гражданина и реализуют его на специализированных торгах. Полученные средства, за исключением судебных издержек, перечисляются истцу. Если кредиторов было несколько, как правило, удовлетворяются требования того, кто первым обратился в суд. Оставшиеся ни с чем вынуждены «выбивать» деньги с должника с помощью собственной службы безопасности.

Но если Госдума примет предложенные МЭРТ поправки, выбраться из долговой ямы гражданин сможет по собственной инициативе. Просто объявив себя неплатежеспособным. Как будет работать правовой механизм в таком случае?

Теория несостоятельности

При неплатежеспособности должник подает в арбитражный суд заявление о признании себя несостоятельным. В местных СМИ публикуются сообщения о данном факте, чтобы другие кредиторы, если они имеются, могли сообщить о своих долговых претензиях слугам Фемиды.

При похожей процедуре банкротства юридических лиц суд утверждает временного арбитражного управляющего, которому предстоит контролировать весь процесс восстановления платежеспособности должника и управлять его имуществом. Законотворцы рассудили, что в случае с физическими лицами профессионального подхода не требуется. После того как суд проверит обоснованность заявления, гражданину дается три месяца, чтобы он нашел наиболее приемлемые варианты погашения кредита и предъявил кредиторам план реструктуризации долга. Он также должен предоставить доказательства наличия у него постоянного дохода, отсутствия неснятой или непогашенной судимости по уголовному делу и непривлечения его в течение трех лет до обращения в суд к административной ответственности за хищение, а также умышленное уничтожение или повреждение имущества. В биографии должны отсутствовать факты признания его банкротом в течение пяти лет, предшествующих представлению плана реструктуризации долгов.

В графике «высвобождения» от долговой зависимости гражданин должен указать сроки и размер выплат и согласовать эти положения с большинством кредиторов. Затем план утверждается арбитражным судом. Вместе с тем, законопроектом предусмотрена возможность утвердить проект и при отсутствии согласия кредиторов, если гражданин собирается удовлетворить их требования в размере равном или большем, чем они могли бы получить при немедленной реализации его имущества. А также, если выплаты погасят не менее 80% суммы долга и начисленных на нее процентов. Должник, допустивший просчеты в финансовом планировании или банально потерявший работу, в установленный законом срок план реструктуризации может изменить.

В том случае, когда пятилетнего срока гражданину не хватило, чтобы рассчитаться с долгами, арбитражный суд выносит решение об открытии конкурсного производства. В ходе него активы должника, на которые может быть обращено требование кредиторов, распределяются между ними пропорционально суммам их требований.

За время процедуры гражданин не может повторно подать заявление о признании себя несостоятельным, а также взять новые кредиты. Кроме того, установлен запрет на занятие предпринимательской деятельностью, учреждение юридических лиц в течение года с момента признания гражданина банкротом.

Тонкое горлышко

Основная задача, которую призваны решить предлагаемые изменения в законодательстве, — это «стимулирование роста потребительского кредитования». По мнению авторов проекта, развитие банковской розницы «значительным образом осложнено негативными ожиданиями потребителей — страхом перед возможностью оказаться неспособным вовремя расплатиться с кредитной организацией».

В этом утверждении видится первое противоречие законопроекта с действительностью. Заемщиков уже давно не останавливает страх перед долговой ответственностью. Банковская реклама настойчиво советует гражданам покупать в кредит все: от мобильных телефонов до квартир. Скорее, агрессивная популяризация потребительских займов способствует росту рынка. С другой стороны, эти же причины плюс низкий уровень финансовой грамотности населения приводят к накапливанию «невозвращенки». По данным Банка России, если на 1 января 2006 года просроченная задолженность физических лиц банкам составляла чуть более 10 млрд рублей, то на 1 января 2007 года объем «плохих долгов» вырос до почти 33 млрд рублей. При этом участники рынка отмечают, что ситуация в банковском секторе еще сложнее, и реальный уровень просрочки близок к критическому. При этом институт банкротства физического лица охватывает лишь незначительные категории заемщиков, которые имеют просроченную задолженность. Ассоциация региональных банков «Россия» подготовила анализ предлагаемых МЭРТ изменений. В заключении группы экспертов Ассоциации особое внимание уделено тому факту, что предусмотренные реабилитационные процедуры будут доступны в основном состоятельным людям. Так как в соответствии с вводимым законопроектом «арбитражный суд вправе принять решение об отказе в признании гражданина-должника банкротом в случае, если стоимость его имущества не позволяет погасить расходы на проведение наблюдения и конкурсного производства». И это при том, что просрочка выплат по беззалоговым кредитам накапливается среди малообеспеченных заемщиков.

К тому же, по мнению экспертов, существенным недостатком законопроекта является еще одно упущение. «Должника не могут лишить единственного жилья, земельных участков и «предметов обычной домашней обстановки и обихода». Сегодня у человека может быть в собственности один единственный дом, но с общей площадью 600 и более квадратных метров, стоящий на земельном участке в несколько гектаров, а в гараже при доме стоит одна машина, стоимость которой превышает 100 тысяч долларов США. Закон не предусматривает оценку такой собственности с целью обмена его на более скромное имущество и погашения задолженности за счет разницы».

Предложенная редакция закона — безусловно, благо. Но только для определенной категории должников. К ним относятся добросовестные заемщики, попавшие в затруднительное материальное положение, но, тем не менее, располагающие достаточным количеством имущества, продажи которого будет достаточно для погашения долга. Но вместе с другими законодательными инициативами (такими, как введение уголовной ответственности за невозврат кредита, страхование потребительского кредита, закон о потребительском кредитовании и коллекторских агентствах), призванными урегулировать ситуацию с ростом непогашенных кредитов, проект выглядит как попытка затолкнуть кораблик в горлышко стеклянной бутылки. Потому что проблемы, которые законодатели хотят решить, несоразмерны с выбранными методами.

Банкиры упрекают новый вариант в излишней «социальности» и выступают за более жесткую редакцию закона. Хотя отмечают и некоторые преимущества его возможного действия для кредиторов. Так, новосибирский специалист в области банковского права Виктор Погодин считает, что институт личного банкротства не является действенным инструментом в возврате долга. Но, по его мнению, «признание физического лица банкротом может решить некоторые вопросы, связанные со списанием с баланса банка безнадежной или нереальной для взыскания задолженности в более упрощенном порядке. Особо данный вопрос приобретает актуальность при наличии двух и более банков, являющихся кредиторам физического лица, признаваемого несостоятельным».

Авторы законопроекта уверены, что прозрачная и эффективная процедура возврата долгов заемщиков, несомненно, поможет банкам сократить свои риски и тем самым снизит высокие процентные ставки по потребительским кредитам. Представители финансовых кругов считают эти ожидания преждевременными. «Изменения в нормативных правовых актах не приведут к минимизации кредитных и иных рисков и, следовательно, к уменьшению процентных ставок по потребительским кредитам, — считает Виктор Погодин. — Основанием для такого вывода служит крайняя затруднительность в изначальном определении из круга заемщиков добросовестных и недобросовестных». Эксперты уверены, что активное обсуждение инициатив МЭРТ в средствах массовой информации и банковской среде еще внесет свои коррективы в законопроект, и он будет принят в наиболее компромиссном виде, гармонично отвечающим интересам обеих сторон — заемщика и кредитора.

Филиалы банков, расположенные на территории Новосибирской области
Крупнейшие банки по величине привлеченных средств юридических лиц
Крупнейшие банки по величине привлеченных депозитов физических лиц
Крупнейшие банки по величине портфеля ценных бумаг
Крупнейшие банки по величине кредитного портфеля
Банки сибирского региона по убыванию активов

У партнеров

    Реклама