Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Смена эпох

2008

На очередных выборах в местный парламент, предстоящих 2 марта, лидер регионального отделения Аграрной партии России и бессменный спикер краевого Совета трех созывов Александр Назарчук остался не у дел. В Алтайском крае этого никто не ожидал

Региональное отделение Аграрной партии России (АПР), лидером которого является Александр Назарчук, не было зарегистрировано для участия в выборах в краевое Законодательное собрание. О том, что крайизбирком признал часть подписей, собранных в поддержку Аграрной партии, недействительными, стало известно за три дня до начала предвыборной кампании. Алтайский политик-тяжеловес сошел с дистанции.

Впервые публичные разногласия между руководителями двух ветвей власти — губернатором Алтайского края Александром Карлиным и Александром Назарчуком — возникли на ноябрьской сессии 2007 года. Спорным вопросом стало переименование краевого Совета народных депутатов (КСНД) в краевое Законодательно собрание. На следующей сессии в декабре большинство депутатов проголосовало за инициативу губернатора по-новому назвать законодательную власть. В ответ на это Александр Назарчук покинул заседание, заявив, что подает заявление с просьбой о снятии с него полномочий спикера краевого парламента.

Однако январскую сессию крайсовета ему пришлось продолжить в привычном кресле — депутаты не удовлетворили поданное заявление. В начале заседания в адрес Александра Назарчука прозвучало весьма недвусмысленное обращение объясниться перед депутатами за свое поведение на ноябрьской сессии. Безусловно, опытный политик сумел парировать выпад. Но этот звон шпаг, как оказалось, был лишь преамбулой к более серьезной политической комбинации, описанной в начале.

Большинство алтайских политологов склоняются к тому, что это был обычный политический заказ, исполненный достаточно примитивно, но результативно.

Наш разговор с Александром Назарчуком стал своего рода размышлением о современных тенденциях в большой политике.

— Александр Григорьевич, с вашим именем в Алтайском крае связывают целую эпоху. Как вы сами оцениваете свою роль в истории края?

— Я никогда не задумывался о своей роли в жизни края. Я просто жил и работал в соответствии со своими принципами. Например, когда в августе 1991 года страну лихорадило от последствий несостоявшегося переворота и все занимались выяснением позиции каждого по этому вопросу, я был, наверное, единственным человеком, который призывал начать подготовку к уборочным работам в крае. Я-то понимал, что для нас на Алтае это более значимая тема. А политические копья пусть ломаются в Москве.

Началом своей политической деятельности я считаю историческую конференцию алтайских сельхозпроизводителей. Именно тогда нами была создана общественная организация Агропромсоюз. Я благодарен руководителям краевых сельхозпредприятий, поддержавших эту организацию. Тогда у нас была реальная возможность защищать интересы крестьян. Жаль, что со временем позиции Агропромсоюза оказались потеряны.

Сегодня, оглядываясь назад, я думаю: да, конечно, можно было в любой момент уйти с политической сцены, подумать о создании своего собственного дела. Тем более, что в Агропромсоюзе у нас были акции Первоуральского трубного завода, Томского нефтехимического завода. Нам принадлежало здание. Однако я ничего для себя никогда не решал. У меня так и не появилось собственности в бизнесе. Я служу государству. Для меня важно было то, насколько ко мне прислушиваются люди. А главным критерием в моей работе оставалось общественное мнение. Но это не значит, что я стремился кому-то угождать. Всегда считал, если у меня есть возможность помочь конкретному человеку, то я должен это сделать. При этом никогда не отступал от своих принципов. Я никогда не уважал людей, меняющих свои жизненные взгляды в зависимости от того, кто приходит к власти. Поэтому во многом был неудобным человеком. А времена-то были разные — судьбы людей ломались. Но я всегда поступал в соответствии со своими принципами. Это мое кредо.

  Фото: Александр Волобуев
Фото: Александр Волобуев

— На ваш взгляд, что стоит за нынешними выборами в стране? Какие ценностные ориентиры выходят сегодня на авансцену?

— Второго марта у нас будет голосование сразу по нескольким бюллетеням. Это допускает современное законодательство. Я же убежден, что выбирать президента страны нужно отдельно от других голосований. Многоуровневые выборы позволяют создать такие ситуации, какая случилась у нас в крае с Аграрной партией: региональное отделение оказалось незарегистрированным. А между тем на федеральном уровне АПР поддержала кандидатуру Дмитрия Медведева на пост Президента РФ. Ситуация в Алтайском крае приобретает двусмысленный характер. С одной стороны, президент декларирует становление демократии через политические партии, а с другой — мы видим, что изменения в избирательном кодексе носят дискриминационный, запретительный характер. Действующий закон выгоден тем партиям, которые прочно занимают свои места в Государственной Думе. На мой взгляд, у нас в стране сложилась политическая монополия, сломать которую вряд ли возможно. Решающее значение приобретает административный ресурс. Причем, такого давления не было ни на одних предыдущих выборах. Этот ресурс начал активно применяться в прошлом году.

Есть еще один важный момент на нынешних выборах: партийные списки возглавляют, как правило, те люди, которые не займут депутатские места. Например, региональный список ЛДПР на Алтае возглавляет сам Жириновский. Список «Единой России» открывает губернатор края Карлин. А кто идет дальше за этими людьми, избиратели слабо представляют.

За короткий срок мы успели сформировать в сознании россиян установку на то, что избирательные кампании — это соревнование капиталов. Присутствие рекламных роликов на экране, рекламных щитов на улицах города определяется наличием денег в партийной кассе. Причем, это начинается с формирования партийного списка: каждое место имеет свою стоимость для кандидата. Чего греха таить, у нас часть депутатов, которые были во фракции «За наш Алтай», сегодня находятся в списках партии «Единая Россия». Они не скрывают, что внесли серьезные деньги за присутствие на проходном месте.

Эту информацию не утаишь. Поэтому избиратели начинают понимать, что их обманывают, что на самом деле выборы превращаются в манипулирование общественным сознанием в угоду интересам достаточно узкой группы людей.

Я могу сказать, что у меня был разговор с нашим губернатором по поводу смены моей партийной принадлежности. Губернатор возглавляет список одной партии, я возглавляю другую. Мне было сказано, что такой ситуации нет ни в одном регионе страны. Но я не могу отказаться от партии, у истоков создания которой я стоял 15 лет назад. И я никогда не думал, что в аграрном крае может оказаться лишней, невостребованной Аграрная партия.

Меня это очень беспокоит. Потому что юридически народ вроде бы осуществляет свое конституционное право, за ним сохраняется свобода выбора. Однако реально народ избирает не для того, чтобы власть работала для народа, а просто потому, что надо провести выборы. Сегодня забывается основное предназначение власти. Она лишь тогда может называть себя властью, когда пользуется доверием народа. И когда те критерии, которые всегда были важны при оценке кандидата — его знание дела, умение работать, искренность в отношениях с людьми, — сегодня подменяются партийной принадлежностью, вряд ли это будет способствовать росту доверия. Я был категорически против перехода на выборы по общекраевому партийному списку. Хорошо, если мы будем иметь хотя бы половину депутатских мест в Законодательном собрании по одномандатным округам. Я полагаю, что общая тенденция такова — мы отказываемся от демократических устоев и идем к формированию авторитарной системы управления.

— Исходя из этого, по-вашему, какие политики сегодня становятся востребованными?

— Политику не случайно называют концентрированным выражением экономики. Видимо, в соответствии с этим главным для депутата становится наличие денег. На одной из встреч с учителями спрашиваю, что для них предпочтительнее: получить от депутата мяч и сетку для школы или законопроект в их интересах. Ответили — конечно же, мяч и сетку. А ведь от того, какое правовое поле будет сформировано, зависит намного больше, чем от мяча. И предназначение политика — все-таки формирование правового поля для улучшения социально-экономического положения всего общества. Если же ставить другие цели, то зачем тогда вообще выбирать депутатов.

Это с одной стороны. С другой мы наблюдаем смещение интересов депутатов к интересам финансово-промышленных групп. Я сам был депутатом Государственной Думы. На моих глазах проходило принятие федерального закона о производстве этилового спирта. В проекте было записано, что это должно быть либо государственное предприятие, либо предприятие с контрольным пакетом акций у государства. Все-таки продавили закон, в котором этой части не стало. Как вы думаете, в чьих интересах? Да, пожалуй, тех людей, которые сегодня у нас числятся богатыми. И это все сделано через правовую базу, которая узаконила их богатство. А то, что сегодня арестовали одного-двух олигархов… Так это по политическим мотивам.

Сегодня и в нашем крайсовете присутствует давление при формировании правовой базы. Особенно это чувствуется со стороны фракции «Единая Россия». У каждого депутата есть четкая регламентация, от которой он никуда не может деться.

  Фото: Александр Волобуев
Фото: Александр Волобуев

— Что отличало краевой депутатский корпус под вашим председательством три созыва подряд, и каким вы видите новый состав Законодательного собрания?

— Созывы отличались в зависимости от изменений, которые происходили в законодательстве о выборах. В первых двух созывах участвовали руководители муниципальных образований, главы районов. В третьем созыве эта категория уже отсутствовала. Зато в крайсовет пришли представители крупного бизнеса, которые обладают и финансовым, и административным ресурсом. Иными словами, от этих людей зависит обеспечение рабочими местами большого количества населения. У некоторых депутатов есть предприятия, которые являются градообразующими. Тем не менее, во всех составах было сохранено главное — выборы по одномандатным округам. Теперь мы имеем смешанную систему. Она обязательно отразится на новом составе краевого представительного органа. Кстати, в нынешнем созыве крайсовета присутствует десятка полтора депутатов, пришедших из предыдущего. Это показатель доверия этим людям со стороны избирателей. Можно ли будет сказать об этом по отношению к новому составу, сложно сказать. Надеюсь, что останется преемственность. Возможно, даже посты председателей комитетов сохранятся за некоторыми депутатами.

Но если раньше народные избранники объединялись в блоки по общим целям, то теперь основополагающим фактором будет принадлежность к партии. Новое законодательство предъявляет жесткие требования к депутатам в этом отношении — переход из одной фракции в другую будет невозможен. Одной из значимых потерь для Алтая будет отсутствие в законодательном органе Аграрной партии, которая реально отстаивала интересы крестьян. Сегодня следует понимать, что все проблемы, стоящие перед нами, не решить без деревни. Какой бы материнский капитал ни предлагали, если в селе не будет молодежи, не будет и России. Посмотрите, что происходит с цивилизованными странами, на которые мы стремимся равняться. Там вырождается коренное население. И нам бы спасать наши деревенские корни, а мы продолжаем их выкорчевывать.

Предназначение политика — все таки формирование правового поля для улучшения социально экономического положения всего общества. Если же ставить другие цели, то зачем тогда вообще выбирать депутатов

На мой взгляд, серьезным преимуществом нашего краевого Совета было то, что депутаты серьезно работали над созданием правовой базы в интересах всего региона. И оценки, которые представительный орган выносил действиям краевой администрации, в том числе и при губернаторе Михаиле Евдокимове, были продиктованы также исключительно интересами края. Этот делалось независимо от политических пристрастий. И мои отношения с депутатами выстраивались на деловой основе. К сожалению, последние сессии говорят о серьезных переменах в действиях крайсовета: на первый план выходят не личностные характеристики человека, не его профессионализм, а политические аргументы. Я нормально отношусь к смене поколений во власти. Но я не могу согласиться, когда для достижения политических целей используются грязные технологии — фальшь, клевета. Для меня это неприемлемо. Но я убежден, что жизнь, история все расставят по своим местам.

— За последние пять лет край пережил достаточно непредсказуемые политические ситуации. Сменилось три губернатора. Как вы оценивает свои взаимоотношения с Александром Карлиным? На ваш взгляд, что принес этот губернатор Алтайскому краю?

— Я не стану давать какую бы то ни было оценку. У нас есть социально-экономические показатели края. Самое главное, что Александр Богданович сумел установить стабильность в работе краевой власти, подобрал в команду алтайских специалистов. Не затрагивая политическую сферу, я должен сказать, что наши отношения и не должны были чем-то осложняться — у нас разные полномочия. Претензии стали возникать при подготовке к выборам в Государственную Думу, когда Александр Богданович стал членом «Единой России». Я же, являясь лидером Аграрной партии, не мог перейти в другую политическую организацию. Однако с этого момента была поставлена задача переименования КСНД в Законодательное собрание. А это влечет за собой сокращение полномочий, в числе которых и управление краевым имуществом. Было бы неправильно, если бы я в этом случае согласился с позицией губернатора. Достаточно вспомнить, что при администрации Михаила Евдокимова, если бы у КСНД не было полномочий по управлению краевым имуществом, у нас было бы все распродано и ушло к таким рейдерам, с которыми даже московский мэр ничего поделать не мог. Те, кто придут после меня, пусть что хотят, то и делают. Но я не желаю оставаться в истории края человеком, который сдал полномочия представительного органа.

— Какой период для вас как политика был наиболее сложным?

— У нас в деревне, в которой я родился, когда кто-то завышенные требования предъявлял, говорили: «Ишь, який министр». Подразумевалось, что министру все позволено. И вот когда я прошел путь от простого сельского паренька до министра сельского хозяйства страны, оказалось, что даже на этом посту не все в твоих силах. Эти два года работы были для меня самым тяжелым периодом. Я шел на работу в правительство с целью облегчить участь российского крестьянина. Но на эти годы, с 1994 по 1996, пришелся самый большой развал сельского хозяйства страны. Мы собрали тогда всего 48 миллионов тонн хлеба. Я дважды писал заявление об отставке с мотивировкой, что не хочу принимать участие в разорении российской деревни. Мое заявление подписали только тогда, когда я отказался ставить подпись под программой развития сельского хозяйства страны, в которой по сути никакого развития не предполагалось.

— Чем для вас все эти годы была политика?

— Политика для меня всегда была государственной деятельностью. Я исхожу из того, что политика — концентрированная экономика. Поэтому, начиная со времен Коммунистической партии, моя политическая деятельность всегда была связана с решением экономических вопросов, проблем жизни людей. Она была для меня серьезным и ответственным делом. Но все же эта работа мне по большей части доставляла внутреннее удовольствие. Хотя политика одновременно может быть и жестоким процессом, в котором можно потерять все. Но, видно, характер такой. Я вызывал неудовольствие на самом высоком уровне за свою прямоту. Однако свое место в обществе я никогда не оговаривал, меня всегда выбирал народ. Пройденная школа научила меня, прежде всего, сдержанности, я научился в каждом слове искать суть.

— Какие жизненные ценности для вас сегодня важны?

— Для меня мелочей нет ни в большом, ни в малом. Я не могу бросить мусор на землю. Каждое утро по дороге на работу я вижу, как три женщины убирают проспект. Но если 600 тысяч жителей города будут мусорить, а три женщины — убирать, то наши улицы никогда не будут чистыми. Такой же принцип у меня в работе. Я хочу, чтобы во всем был порядок. Это сформировало мое отношение к работе, к людям. Мое дело — создавать законы.

Не скрою, из-за своих жизненных принципов мне было сложно. Я не упертый человек. Но мне, чтобы изменить отношение к чему-нибудь, надо убедиться в правильности этого шага. И я готов этот шаг сделать. Но не могу сказать «белое», если вижу черное.

— Что вы планируете дальше в своей жизни: остаться в политике, заняться своим садом или вообще уехать в другой регион?

— То, что я не участвую в выборах, не говорит о том, что я расстаюсь с политикой. Я намерен и дальше анализировать все происходящее в крае, в том числе — деятельность представительного органа. Постараюсь донести до общественности свое видение ситуации всеми доступными способами. Надеюсь, мои знания и опыт будут еще востребованы. Хотя я не ставлю своей целью зарабатывать на этом деньги. Меня устроит пенсионное обеспечение. Я придерживаюсь такого принципа: счастлив не тот, у кого много денег, а тот, кому их хватает.

Уезжать никуда не планирую — Москва мне не нравится. Я буду жить на Алтае со своими принципами в ладу. В моей жизни не было никакого хобби, в котором я добился бы профессионализма. Хотя я могу делать все по хозяйству своими руками. Единственное, что я могу делать профессионально — вести приусадебное хозяйство. Я отношусь к растению как к живому организму. Мне доставляет удовольствие смотреть, как оно развивается. Я могу, конечно, купить два мешка картошки, лука, но я сам все выращиваю. Из одного килограмма картошки — я использую мини-клубни на семена — у меня вырастает урожай почти в 400 килограммов. Не раз предлагал Министерству сельского хозяйства рассказать о моем урожае овощеводам. Представляете, если бы с двух тонн семян на одном гектаре, у нас в сельском хозяйстве собирали 800 тонн картофеля? Да разве зависели бы мы тогда от импортного продовольствия?! Тогда бы и положение деревни было другим, и не болело бы так сердце за наших крестьян.

«Эксперт Сибирь» №7 (196)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама