Ринг на четверых

Русский бизнес
Москва, 11.05.2009
«Эксперт Сибирь» №17-18 (247)
ОАО «Омскнефтехимпроект» и нефтехимическая корпорация SINOPEC (Китай) ведут переговоры о стратегическом сотрудничестве. Омские проектные институты намерены побороться за место в двадцатке сильнейших игроков на мировом рынке инжиниринговых услуг. Увеличить шансы поможет созданный холдинг

Собственно, решение сыграть на рынке квартетом его будущие участники приняли еще в ноябре 2006 года и подписали соглашение о создании Российского института нефти и газа (РИНГ). Основным критерием совместимости, кроме углеводородной ориентации, стала прописка участников в Омской области. По мнению генерального директора ОАО «Омскнефтехимпроект» Игоря Зуги, серьезное инжиниринговое звено в Омске сформировалось благодаря присутствовавшим ранее здесь компаниям «Сибнефть» (сейчас «Газпром нефть») и «Транснефть». «Консолидируя ресурсы четырех институтов, мы рассчитываем получить синергетический эффект, сохранить в регионе школу проектирования и создать в структуре экономики новую высокотехнологичную отрасль», — пояснил Игорь Зуга.

Два прошедших года ушли на технологическую адаптацию участников друг к другу. Чтобы четверка играла на рынке в унисон, был разработан единый регламент проектирования и общие стандарты деятельности предприятий. То есть так называемая система общего рабочего стола, когда выполнение проекта осуществляется всеми участниками в одном формате с использованием единой базы данных на всех технологических участках его реализации.

РИНГ и КИНГ

Первым зарубежным партнером стал ближайший географический сосед Омской области — Казахстан. Летом прошлого года представители РИНГа и АО «Казахский институт нефти и газа» (КИНГ) подписали меморандум о сотрудничестве в сфере нефтеперерабатывающей, нефтехимической и газовой промышленности. Тогда же, будто в закрепление договоренностей, омичи выиграли тендер на выполнение заказа ОАО «ТД «КазМунайГаз» по проектированию крупного нефтехимического комплекса на Атырауском НПЗ.

Кроме казахстанской пробы в портфеле РИНГа есть и российские заказы. Например, омские проектировщики выполняют базовый проект для Томского НПЗ. Есть также заказ от компании «СИБУР» — на проектирование комплекса по производству пластмасс на базе ООО «Тобольск-Нефтехим». Проектная мощность завода может составить порядка 600 тыс. тонн в год.

Минувшей осенью омичи победили в тендере НК «Роснефть» на выполнение проектирования строительства Приморского нефтеперерабатывающего завода. Первоначально запланированная и заявленная мощность НПЗ — 20 млн тонн нефтепродуктов в год с глубиной переработки не менее 95%.

От каждого контракта ожидается конкретный и не только коммерческий результат. «Омские строительные и монтажные предприятия, которые нам удастся привлечь, например, на НПЗ в Приморье на выполнении субподрядных работ могут заработать около 250 миллионов долларов. Так что суммарно в данном проекте только Омская область могла бы получить порядка 1,5 тысячи рабочих мест», — заметил Игорь Зуга.

Конечно, такой весомый портфель заказов только повысит рейтинг РИНГа при входе на мировой рынок инжиниринговых услуг. Вместе с тем вступительным экзаменом для новичка может стать финансовый кризис.

Обещать не значит жениться

Как считает начальник сектора нефтехимической промышленности министерства промышленной политики, транспорта и связи Омской области Юрий Гимаутдинов, если не в нынешнем году, то через пару лет кризис аукнется и проектировщикам. Все инвестиционные проекты достаточно капиталоемкие. Стоимость каждого не дешевле 1 млрд долларов. В общей стоимости на проектирование приходится до 8%. «Раньше компании брали кредитные займы преимущественно на Западе под более низкие, чем в России, проценты, и рассчитывались потом тем, что зарабатывали на экспортных поставках и внутренних продажах. «Лукойл», «Газпром», ТНК-ВР и другие крупные компании объявили о сокращении инвестпрограмм. А у проектной документации есть свой «срок годности», по истечению которого ее придется обновлять».

Как ранее сообщал официальный сайт компании «Газпром нефть», в 2009-м инвестиции в Омский НПЗ составят порядка 7,96 млрд рублей. Одновременно на заводе отмечают ужесточение конкуренции в секторе инжиниринговых услуг. Так, в прошлом году проектные работы выполнялись на 11 объектах. На долю ОАО «Омскнефтехимпроект» (один из участников РИНГа) пришлось лишь 30%. Причем институт является генеральным проектировщиком ОНПЗ. Остальные 70% отработали «Нефтехимпроект» (Санкт-Петербург) и «Башгипронефтехим» (Уфа). «При выборе подрядной организации используется тендерный подход, с комплексной оценкой стоимости, качества и сроков выполнения работ», — сообщил начальник управления проектной деятельностью ОАО «Газпром нефть-ОНПЗ» Сергей Рождественских.

Причем в данном случае, как и в других, заказчик имел дело не с РИНГом, а только с одним из «четверки». Де-юре холдинга «Российский институт нефти и газа» пока не существует. Это не привычная для российской экономики жесткая, вертикально интегрированная структура со строгим подчинением и единым управлением, а некое договорное товарищество. Если одно из предприятий получает контракт, то подключает других на основе субподряда. По мнению экспертов, участники РИНГа сами не спешат оформлять отношения, опасаясь при слиянии утратить самостоятельность. Эта сдержанность приводит к потере выгодных контрактов. «Поскольку юридически холдинг не оформлен, то и в тендерной заявке указываются ресурсы только одного из предприятий. Так что заявляться в крупных проектах в одиночку нет смысла. Товарищеские отношения — это одно, а рынок есть рынок», — поясняет Юрий Гимаутдинов и считает, что кризис ускорит сближение и юридическое оформление отношений сторонами.

Участники РИНГа рассчитывают использовать кризис в качестве трамплина, чтобы оторваться от конкурентов. «В России не более 15 институтов, с которыми мы конкурируем. Сейчас наша доля не превышает восьми процентов. Мы ускоряем развитие, увеличивая инвестиции в технологию проектирования, и финансовый кризис сыграет нам на руку», — полагает Игорь Зуга. К списку преимуществ он добавляет высокую производительность труда — на 25% выше, чем у других игроков отечественного рынка.

«Прыжки» в высоту

Вполне возможно, трамплин кризиса задаст определенную скорость движения «четверки» в рынок. Но и конкуренты тоже могут воспользоваться моментом для «прыжка». «Проектных институтов такого уровня и данной специализации в восточном направлении пока нет. Однако возможно укрепление и тюменских НИИ, так как многие крупные компании в Тюмени сейчас ориентированы на создание газо- и нефтеперерабатывающих производств», — полагает Юрий Гимаутдинов.

Что касается конкуренции с мировыми лидерами рынка инжиниринговых услуг, то здесь, как признаются участники РИНГа, соревнование пока идет в режиме «догонялок». Впрочем, мнения экспертов полярны: одни называют технологическое отставание слабой стороной российских проектных институтов, другие, напротив, полагают, что существовавший технический разрыв между отечественным и зарубежным инжинирингом ликвидирован. «Новые технологии позволят нам войти в двадцатку мировых лидеров, подняться до уровня Jacobs Engineering, Foster Wheeler, Davy Process Technology. Но в эксплуатации определенного уровня достигнем не раньше, чем через три года», — комментирует руководитель «Омскнефтехимпроекта».

Для повышения конкурентоспособности РИНГ разрабатывает формат работы под ключ — от инвестиционного замысла до ввода объекта в эксплуатацию. Такой комплексный подход в реализации проекта, по-видимому, и будет опробован в рамках сотрудничества с китайской SINOPEC, которая занимает третью позицию по нефтепереработке и четвертую по производству нефтехимической продукции в мире. Известно, что первоначально в качестве стратегических инопартнеров в РИНГе хотели видеть компании США и Великобритании, где традиционно высок уровень инжиниринговых услуг. Таким способом предполагалось обеспечить выход партнеров на интересующие рынки.

По общей оценке экспертов, опыт омичей может быть успешным. Консолидация ресурсов и эффективное их использование приводят к укрупнению игрока и усилению его позиций на рынке.

После распада СССР российские добывающие предприятия ушли из Алжира, Ливии, Египта. Освободившуюся нишу заняли американцы. Сейчас карта присутствия России в третьих странах верстается заново. По мнению президента Союза производителей нефтегазового оборудования России Александра Романихина, у России есть шанс вернуться в те же Иран, Венесуэлу и потеснить западные компании. «Началось активное продвижение отечественных проектов за рубежом. Важно, чтобы нефтяники, газовики вели за собой российских строителей и промышленников», — считает Романихин. Это означает: такие игроки, как РИНГ, способные выполнить проект комплексно и, как следствие, при оптимальных затратах, могут быть особенно востребованы.        

На условиях добровольного договорного товарищества в РИНГ вошли Институт проблем переработки углеводородов СО РАН (наукоемкие технологии в нефтепереработке и нефтехимии), ОАО «Омскнефтехимпроект» (проектирование технологических установок и объектов нефте- и газопереработки, нефте- и газохимии, химической промышленности), ОАО «Сибнефтетранспроект» (проектирование объектов трубопроводного транспорта, хранения нефти и нефтепродуктов), ОАО «Омск­авиа­проект» (проектирование объектов обустройства месторождений нефти и газа).

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №17-18 (247) 11 мая 2009
    Реклама и PR
    Содержание:
    Рекламная пауза

    Срок экономической неопределенности неизвестен. Поэтому пора адаптироваться к новым условиям игры и от политики «затягивания поясов» и секвестирования рекламных бюджетов переходить к их максимально эффек-тивному освоению. Например, иначе взглянуть на прежние каналы продвижения и обратить внимание на новые

    Реклама