Шагреневая кожа

Спецвыпуск
Москва, 04.10.2010
«Эксперт Сибирь» №38-39 (281)
ТНК-ВР теряет интерес к дальнейшему освоению нефтяных месторождений Новосибирской области. Их перспективы, видимо, связаны уже с новыми разработчиками залежей черного золота

Добыча нефти не определяет развитие Новосибирской области. Хотя еще до 2008–2009 годов существовала надежда, что девять небольших нефтяных месторождений, расположенных к северу от Барабинска, будут полтора–два десятилетия подряд давать ежегодно по 2 млн тонн нефти, принося в бюджет около 9 млрд рублей налогов в год (в 2008 году платежи от нефтедобычи в регионе пополнили федеральный бюджет на 8,3 млрд рублей, региональный — на 1,1 млрд). Но с этого года объем добычи нефти в Новосибирской области начал падать куда более быстрыми темпами, нежели предполагалось ранее. Нефтяная компания ТНК-ВР, которая и добывает новосибирскую нефть, объясняет это тем, что после проведения доразведки количество нефти, содержащейся в новосибирских недрах, оказалось значительно ниже, чем по балансам Роснедр. Местные же геологи и федеральные аналитики утверждают, что ТНК-ВР за прошедшие несколько лет уже сняла сливки с новосибирских нефтяных месторождений, а потому дальше этот проект ей стал уже неинтересен. Она готова продать «Новосибирскнефтегаз» (НСНГ), если подвернется хороший покупатель, а потому не видит необходимости вкладывать существенные деньги в его дальнейшее развитие. Разрешить спор по поводу истинного уровня запасов нефти в Новосибирской области сейчас должна государственная экспертиза, а НСНГ грозит отзыв лицензии на Верх-Тарское месторождение, если компания не станет с нового года утилизировать 95% добываемого там попутного нефтяного газа (ПНГ, побочный продукт добычи нефти, который обычно сжигается в факелах).

Трубный толчок

Основные запасы и ресурсы нефти в Новосибирской области сосредоточены в девяти месторождениях распределенного фонда недр, находящихся на севере региона — на территории Северного и Кыштовского районов. На 1 января 2002 года, по оценке Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, начальные суммарные запасы нефти на этой территории оценивались в 669 млн тонн (геологические), 273 млн тонн (извлекаемые), запасы промышленных категорий, включая С2, — 98 млн тонн (геологические) и 43 млн тонн (извлекаемые). 60% всех извлекаемых запасов региона сосредоточены в Верх-Тарском месторождении. Лицензия на разработку этого месторождения принадлежит НСНГ, который также владеет лицензиями на Межовский, Восточно-Межовский, Ракитинский, Чековский и Бочкаревский участки, на три участка в Омской области (Баклянский, Литковский, Кутисский) и два — в Иркутской области (Нотайский, Ульканский).

Несмотря на то что большинство новосибирских месторождений были открыты в 70-е годы прошлого века, их промышленная разработка началась только десять лет назад. В советское время новосибирские запасы нефти, по сравнению с залежами в Тюменской области, в масштабах государства интереса не представляли. А в постсоветское основной проблемой стала транспортная — образованный в 1994 году для разработки Верх-Тарского месторождения НСНГ нефть возил бочками на автомобилях за 180 км, до Барабинска.

Все изменилось в 2001 году, когда НСНГ запустил в эксплуатацию построенный за 76 млн рублей (по тем деньгам) нефтепровод Верх-Тарское–Барабинск проектной мощностью 2 млн тонн нефти в год. Уже в первый год его эксплуатации нефтяникам удалось добыть вдвое больше нефти, чем в 2000 году — 71 тыс. тонн, на следующий год — втрое больше (236 тыс. тонн). Затем в 2003 году НСНГ купила российско-британская нефтяная компания ТНК-ВР, которая в последующие пять лет довела добычу нефти на Верх-Тарском месторождении до 2 млн тонн нефти в год. В 2007-м под контроль ТНК-ВР перешел и пакет акций второго регионального нефтедобытчика — «Северноенефтегаз» (ранее принадлежал «РуссНефти»), который сейчас ведет добычу на Восточно-Тарском и Малоичском месторождениях Новосибирской области.

По расчетам ученых Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья, уровень добычи нефти в Новосибирской области в объемах 2 млн тонн в год мог бы поддерживаться в течение как минимум 12 лет. Однако эти расчеты не оправдались — уже в прошлом году объем добычи начал падать. При таких темпах через два года Новосибирская область выйдет из клуба «нефтяных миллионников».

Пересчет запасов

Пресс-служба ТНК-ВР не смогла ответить на вопрос о том, почему происходит столь резкое падение добычи нефти ее подразделениями на территории Новосибирской области, сославшись на недостаток времени для подготовки развернутого ответа. Однако, по имеющейся информации, после разведочного и эксплуатационного бурения скважин в 2007–2010 годах проектная организация «Тюменский нефтяной научный центр» (ТННЦ) по заказу компании провела полномасштабный пересчет запасов в Новосибирской области и сделала вывод, что начальные геологические запасы нефти в регионе значительно ниже, чем те, которые были утверждены Государственной комиссией по запасам (ГКЗ) по Верх-Тарскому месторождению. Расхождения по категориям В и С составили 8,3 млн тонн (минус 14 %), а по категории С2 — 10,5 млн тонн (минус 100%). Опираясь на данные ТННЦ о том, что извлекаемые запасы нефти в Новосибирской области на 19 млн тонн меньше, чем считают Роснедра, ТНК-ВР изменила уровень добычи нефти в этом регионе и его прогноз на ближайшие несколько лет.

Причем спад добычи запланирован не только по Верх-Тарскому месторождению, но и по тем двум, которые эксплуатирует «Северноенефтегаз» (сейчас, по данным областных властей, промышленная добыча нефти в регионеведется на трех месторождениях из девяти). В 2007 году «Северноенефтегаз» добыл 52,4 тыс. тонн нефти, в 2008 — 140,8 тыс. тонн, в прошлом году — 181,7 тыс. тонн. Прогноз на 2010 год — 140 тыс. тонн.

Это сообщение, конечно, вызвало бурю эмоций в среде новосибирских геологов, причастных к открытию и первоначальному освоению новосибирских нефтяных залежей. Не склонны радоваться и Роснедра — согласно нормативным документам Минприроды допустимое отклонение фактической годовой добычи от проектной при ее проектных объемах от 1 до 5 млн тонн нефти в год не должно превышать 20%. Поэтому сейчас материалы подсчета запасов и технико-экономическое обоснование коэффициента извлечения нефти в Новосибирской области находятся на госэкспертизе, которая должна вынести свой вердикт в конце этого года.

Взаимоотношения сторон усугубляются еще и тем, что еще в августе 2000 года НСНГ взял на себя обязательства в 2005–2010 годах довести уровень утилизации ПНГ на Верх-Тарском месторождении до 95%. В конце 2007 года крайний срок для этого был обозначен 1 января 2011 года. Однако в 2009 году коэффициент утилизации ПНГ в компании, по данным областных властей, составил всего 12,7%, а строительство установки по комплексной подготовке и переработке ПНГ на Верх-Тарском нефтяном месторождении, дающей возможность утилизации до 95%, фактически приостановлено. И если к новому году ничего не изменится, то природоохранные органы будут вправе поставить вопрос об отзыве лицензии у НСНГ на право пользования недрами этого месторождения за нарушение им существенных условий лицензии по утилизации ПНГ.

Проблемный актив

«Для «танкистов» этот проект очевидно неинтересен, поскольку объем капитальных затрат на него устойчиво сокращается, в первую очередь объемы бурения. Существенно — на несколько десятков человек, сократилась численность персонала, оборудование также начинает вывозиться с площадок. Так что фактически тут можно говорить о подготовке к сворачиванию работ. При этом ресурс извлечения из недр составляет еще порядка 35 миллионов тонн нефти», — оценил для «Эксперта-Сибирь» нынешнее состояние главного актива ТНК-ВР в Новосибирской области начальник отдела аналитических исследований ИГ УНИВЕР Дмитрий Александров. Об этом же, в принципе, говорит и Минпромторг региона. «По мнению Министерства промышленности, торговли и развитияпредпринимательства Новосибирской области, на снижении объема добычи нефти в значительной мере сказывается также сокращение выделяемых компанией финансовых средств на поисковые работы по разработке нефтяных месторождений, в том числе новых, на которые уже имеются лицензии», — ответили «Эксперту- Сибирь» в региональном министерстве.

Еще жестче высказывается первооткрыватель Верх-Тарского научный сотрудник Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, профессор Николай Запивалов: «Верх-Тарское месторождение — это живая система. Здоровье этой системы подорвано насильственными, закритическими режимами разработки (гидроразрыв) и отсутствием индивидуальных технологий».

На самом деле, гидроразрыв пласта (ГРП), о котором говорит заслуженный геолог России, является очень действенным методом поднятия дебета добывающих скважин. Этот метод, хотя и локально, применялся и в советские времена.

Однако ГРП, как скальпель, который в одних руках может спасти жизнь человека, в других — оборвать ее. Этот метод, например, в конце 90-х годов прошлого века широко применялся в нефтедобыче на территории Самарской области известной нефтяной компанией ЮКОС. Гидроразрыв пласта, действительно, позволил резко поднять уровень добычи в этом старейшем нефтедобывающем регионе, однако вскоре после этого там образовались целые поля скважин, из которых сейчас «прет» только вода.

Нечто похожее, видимо, произошло и в Новосибирской области. «В чем проблема? Проблема в ухудшении качества коллекторов из-за усиленного применения ГРП на предыдущих этапах эксплуатации и низкой отдаче от таких участков без наличия льгот», — считает Дмитрий Александров (НСНГ не положены льготы по НДПИ, как, например, на старых месторождениях в Поволжье — компания должна платить налоги на добычу полезных ископаемых в полном объеме, что, естественно, сказывается на себестоимости добываемой нефти). Еще одной «бедой» Верх-Тарского месторождения помимо интенсивного использования ГРП, по мнению Николая Запивалова, стал применяемый здесь режим поддержания пластового давления: «Нефтяной пласт интенсивно «прополаскивается» сеноманской пресной водой в объемах, многократно превышающих добычу нефтяного флюида. К апрелю 2010 года действующий эксплуатационный фонд на ВерхТарском месторождении составлял 92 скважины, а действующий нагнетательный фонд — 74. Средний дебет нефти — 41 тонна в сутки, а воды в объеме добываемой жидкости — 80 тонн в сутки, то есть в два раза больше». «Выработка активных запасов» указанными методами без соответствующих ограничений и геолого-технологического режима способствует образованию защемленных нефтяных целиков, которые составляют трудноизвлекаемую нефть в больших объемах. Именно это происходит сейчас на Верх-Тарском месторождении», — объясняет происходящие сейчас в новосибирских недрах процессы главный Николай Запивалов.

Если это так, то становится понятным и стремление ТНК-ВР пересчитать запасы нефти в Новосибирской области, и ее не слишком активные стремления к 95-процентной утилизации ПНГ в этом регионе, и отсутствие активных вложений в разведочное бурение — эти инвестиции идут в другие регионы присутствия компании.

Блеск Оренбуржья

На перспективных, с ее точки зрения, территориях, ТНК-ВР ведет себя совершенно иначе, нежели в Новосибирской области. В этом году, например, она намерена почти на 20% увеличить инвестиции в геологоразведочные работы, геофизические исследования и разведочное бурение в Оренбургской области, доведя их объем почти до 2 млрд рублей. Основным активом компании в этом регионе является «Оренбургнефть» (ОН), которая в прошлом году извлекла из местных недр 18,4 млн тонн нефти, то есть более четверти общего объема добычи российскобританской нефтяной компании. План по добыче ОН на этот год сверстан с ростом 6,5% — до уровня 19,8 млн тонн. Генеральный директор ОН Александр Берман даже заявил по весне, что в 2016 году его компания добудет в Оренбуржье уже 27 млн тонн нефти. А если ситуация будет складываться благоприятно, то с 2017 года будет добывать и все 35 млн тонн в год.

«Все дело в комплексном проекте. Сегодня он позволяет с достаточно высокой степенью вероятности, корректно формировать уровни добычи и запасов и, исходя из этого, разрабатывать долгосрочную стратегию. Ее можно условно разделить на несколько пунктов. Первое и главное условие развития — это прирост запасов, второе — обоснованные геолого-технические мероприятия, связанные с ремонтом скважин, третье — увеличение объемов бурения, а также научный подход к темпам отбора запасов», — поделился с журналистами технологией будущего «рывка» Александр Берман.

Поэтому уже в прошлом году ТНК-ВР за счет геологоразведочных мероприятий обеспечила прирост запасов нефти и конденсата промышленных категорий на месторождениях Оренбургской области объемом почти 26 млн тонн. То есть восполнение запасов углеводородов по ОН в 2009 году составило 150%, по другому региональному активу ТНК-ВР — «Бугурусланнефти» — 300%. Причем, по словам главного геолога «Бугурусланнефти» Сергея Кротова, новые скважины с дебетом 50 тонн удается получать и при разработке старых месторождений. «Более чем за 70 лет в разработке месторождений многое поменялось, в первую очередь технология добычи нефти и уровень геофизических исследований. Пришедшие на смену новые методики позволяют более эффективно извлекать нефть, не нарушая и не разрушая структуру недр. В процессе изыскательской работы нам нередко приходится сталкиваться с тем, что удается обнаруживать нетронутые залежи на, казалось бы,  полностью разработанном месторождении», — подчеркнул он журналистам, добавив, что на новых месторождениях региона, например Ново-Михайловском, удается получать приток нефти и более 100 тонн в сутки со скважины.

Параллельно с этим ТНК-ВР прирастает в Оренбуржье малыми нефтяными компаниями и не проходит мимо нефтегазовых аукционов в этом регионе. Последнее приобретение — право пользования за 115,2 млн рублей недрами Чаганского газоносного участка. После оформления документации по результатам этого аукциона ОН, а значит и ТНК-ВР, будет в совокупности владеть 77 лицензиями на освоение месторождений в Оренбургской, Самарской, Саратовской и Астраханской областях, которые через шесть–семь лет будут обеспечивать до половины общей годовой добычи нефти этой компанией в России.

Аналогичная история происходит на другом конце страны — в Ямало-Ненецком автономном округе, где ТНК-ВР только в этом году вкладывает более 200 млн долларов в интенсификацию добычи нефти на одном из  крупнейших отечественных месторождений — Русском, планируя пробурить здесь до конца года 10 скважин, увеличить мощность дизельной электростанции на 2 МВт, а также построить ряд объектов: площадку артезианского водозабора, установку по подготовке газа, склад хранения материально-технического оборудования, вертолетную площадку. В общей сложности в 2010 году ТНК-ВР намерена на 37% увеличить объем разведочного бурения в регионах расположения своих месторождений. «Успешность разведочного бурения в 2009 году составила 74 процента, это один из самых высоких показателей в отрасли.

В этом году мы втрое увеличили инвестиции в геологоразведку — до более 400 миллионов долларов, что позволило активизировать геологоразведочную деятельность и обеспечить высокий прирост  запасов. Мы успешно удерживали замещение запасов на уровне выше 100 процентов в течение последних шести лет», — заявил исполнительный вице-президент ТНК-ВР по технологиям Фрэнсис Соммер. Основные поисковоразведочные работы компании в этом году будут идти в Оренбургской и Тюменской областях, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах. Что же до проблемы с ПНГ, то в масштабах компании она тоже решается успешно. Напомним, что с 1 января будущего года согласно федеральному законодательству все без исключения нефтяные компании России должны утилизировать 95% добываемого с нефтью ПНГ. Не сжигать в факелах, а именно утилизировать.

В ином случае компанию ждут десятикратные по сравнению с нынешними штрафы за загрязнение окружающей среды, а если она будет продолжать упорствовать — отзыв лицензии на добычу. Методы для утилизации ПНГ есть разные — закачивать обратно в пласт, как в Норвегии, собирать на специальных установках и отправлять на переработку, как в США и Канаде, или же использовать в качестве топлива для электростанций, вырабатывая из него электричество.

Последний метод в ТНК-ВР считают одним из самых перспективных. В ближайшие несколько лет на строительство таких электростанций компания намерена потратить 300 млн долларов. Сейчас объекты компании, в том числе и нефтепромыслы, обеспечены собственным электричеством на 4%. За счет использования ПНГ в качестве топлива для своих электростанций ТНК-ВР намерена довести этот показатель до 50%. Однако информации о том, что подобная практика будет использоваться в Новосибирской области, нет. Возможно, потому, что судьба НСНГ уже решена.

Неподъемная легкая нефть

«ТНК-ВР уже заявляла о готовности продать НСНГ при условии достижения соглашения по цене с покупателем.

Даже были проведены некоторые переговоры. Поэтому вероятность продажи актива довольно высока. Все зависит от цены. Ориентировочно сейчас компанию можно оценить в пределах от 500 до 800 миллионов долларов в зависимости от ее текущего состояния, производственных результатов, состояния ресурсной базы», — заявил «Эксперту-Сибирь» аналитик ИК «Финам» Александр Еремин.

В качестве возможных покупателей, естественно, выступили две государственные нефтяные компании — «Газпром нефть» и «Роснефть», которые владеют двумя близлежащими нефтеперерабатывающими заводами (НПЗ).

Первая — Омским, вторая — Ачинским. Но госкомпании, очевидно, отказались платить «живыми» деньгами за новосибирские добывающие активы ТНК-ВР, поэтому дальше разговоров дело не пошло. Еще одним вероятным покупателем этих активов может стать нефтяная компания «Башнефть» (БН, Башкирия), из которой ее новые хозяева — АФК «Система» — при поддержке федерального правительства пытаются сделать «восходящую звезду» российской нефтянки. Специфика этой компании в том, что ее добывающие мощности, расположенные в Башкирии, вдвое меньше, чем мощности трех уфимских НПЗ (22 млн тонн). Поэтому БН сейчас ищет любую возможность для того, чтобы увеличить свою добычу, начиная от вхождения в уставный капитал «РуссНефти» после возвращения туда ее основателя — Михаила Гуцериева и заканчивая участием в конкурсе на право разработки крупнейших оставшихся отечественных нефтяных месторождений имени Требса и Титова в Ненецком автономном округе.

Тем более что в Новосибирской области очень хорошая нефть — практически сорт Brent (видимо, это тоже в свое время было одной из причин покупки ТНК-ВР новосибирских нефтедобытчиков). Она маловязкая, с низким содержанием серы и парафина. Из этой нефти выходит почти на четверть больше светлых нефтепродуктов, чем из той, которую добывают в Западной Сибири (Urals), и уж тем более из вязкой высокосернистной башкирской нефти. Однако эти достоинства нивелируются транспортной схемой доставки новосибирской нефти на уфимские НПЗ.

Трубопровод «Транснефти», куда врезана труба Верх-Тарское–Барабинск, для этих целей не подходит, поскольку в нем эта нефть смешивается с более тяжелыми и вязкими сортами других месторождений и теряет свои преимущества. Возить цистернами по железной дороге до Уфы —дорого.

Поэтому, если и БН откажется от приобретения НСНГ, то региону останется уповать только на свои финансовопромышленные группы. «Малая нефтяная компания, в принципе, может работать на таких участках, поскольку кое-какая рентабельность будет всегда, но лишь при условии доступа к переработке и собственной рознице — это ключ к выживанию. Так что строительство миниНПЗ в регионе с допуском к нему мелких компаний (как добывающих, так и сетевиков АЗС) было бы, безусловно, решением», — заявил «Эксперту-Сибирь» Дмитрий Александров. Новосибирская нефть, действительно, может показать свои лучшие качества (в том числе и финансовые), поступая на региональный небольшой (под стать трубопроводу — на 2 млн тонн) нефтеперерабатывающий завод.

Но такого завода в регионе нет, хотя, по данным Новосибирскстата, емкость рынка нефтепродуктов в Новосибирской области оценивается в 2–2,4 млн тонн в год и продолжает расти в среднем примерно на 12,8% в год. 75% этого рынка обеспечивается поставками с Омского и Ачинского НПЗ. Правда, местная «ВПК-Ойл» в 2007 году все же построила мини-НПЗ в Коченево мощностью по сырью до 200 тыс. тонн в год, ориентированный на первичную переработку местной нефти. Следующим этапом развития этого проекта должно было стать увеличение качества производства для получения высокооктановыхбензинов и дизельного топлива класса Евро-4 и Евро-5, объем которых обеспечивал бы 8–9% годовой потребности Новосибирской области в этих видах топлива. Однако в июне 2008 года ТНК-ВР удалось внести изменения в лицензионное соглашение НСНГ на право пользования недрами Верх-Тарского месторождения нефти, согласно которым НСНГ юридически освобождался от обязательств по поставке 200 тыс. тонн нефти на нефтеперерабатывающие предприятия, расположенные на территории области. Это дало компании право в любой момент увеличить стоимость сырья для НПЗ «ВПК-Ойл» под предлогом, например, необходимости увеличения объемов поставки нефти на экспорт. У «Эксперта-Сибирь» нет информации, задействовал ли НСНГ за прошедшие два года такое право (напомним, что летом 2008 года стоимость барреля нефти улетела за 150 долларов, а сейчас он торгуется вполовину меньше). Но местные инвесторы, очевидно, после этого глубоко задумались над тем, стоит ли в такой ситуации далее вкладывать деньги в развитие нефтепереработки на территории региона, в том числе строить НПЗ непосредственно в Барабинске мощностью 1 млн тонн сырой нефти в год.

Таким образом, дальнейшее развитие ситуации с добычей нефти в Новосибирской области возможно по двум сценариям. Если ТНК-ВР найдет подходящего покупателя, сведущего в тонкостях нефтедобычи, и он сможет затормозить планируемое падение добычи нефти и даже стабилизировать ее, у нефтедобывающей отрасли региона перспективы есть. Как показывает опыт работы «Татнефти», которая за 60 лет выкачала из недр Татарстана более 3 млрд тонн нефти и сейчас ежегодно добывает в этом старом нефтедобывающем районе по 25 млн тонн, для этого есть и соответствующие специалисты, и соответствующие технологии. Другой вопрос, что подобный путь требует соответствующих вложений, причем не только в покупку добывающего актива, но и в развитие (или реанимацию — как хотите) месторождений. А это значит, что для достижения максимального синергетического эффекта и добыча, и переработка, и сбыт должны быть сосредоточены в одних руках. Согласится ли на это новая региональная власть — большой вопрос. Старой, видимо, решать его было неинтересно. Если же ситуация останется такой, как сейчас, то через десяток лет нефтяной ручеек в Новосибирской области может окончательно обмелеть. И вместо него останутся одни воспоминания о том, как когда-то где-то на севере регионатрактористы заливали местную нефть в баки бульдозеров вместо солярки. И техника на таком топливе прекрасно работала.

Это тоже выбор. Живет же Япония без своей нефти. И ничего так живет! Трудолюбием и мозгами. А мозгов в Новосибирской области пока хватает.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №38-39 (281) 4 октября 2010
    Туризм
    Содержание:
    Реклама