Горы и люди

Тема недели
Москва, 04.10.2010
«Эксперт Сибирь» №38-39 (281)
Туризм в Сибири еще долго будет оставаться диким и экстремальным, несмотря на все усилия властей, инвесторов и энтузиастов

Таштагольский район Кузбасса — уникальная территория. Во-первых, на железнодорожной станции в поселке Мундыбаш начинал свою карьеру губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Наверное, поэтому поселок, созданный когда-то при агломерационной фабрике, поставлявшей руду на Западно-Сибирский меткомбинат, сейчас по ночам светится разноцветными огнями не хуже Лас-Вегаса. Во-вторых, главой района в 1990-е годы был нынешний спикер областного Совета депутатов Николай Шатилов. Наконец, несмотря на сырьевую моноэкономику, здесь в последние годы активно развивается туризм, что, учитывая потенциал Горной Шории, представляется вполне закономерным. Но на фоне экологически грязного и сильно запущенного Кузбасса сильно выделяет район из ряда других муниципальных образований.

Здесь живут йети

Лесные пожары заставили снежных людей, живущих на территории Алтайского края, мигрировать в Кузбасс. Здесь йети ведут себя некрасиво: воруют домашних животных и воюют с медведями. Об этом в конце сентября рассказал журналистам директор Международного центра гоминологии Игорь Бурцев. «Число снежных людей в Горной Шории увеличилось втрое, сейчас их здесь около 30 особей… Сегодня в тайге существует межвидовая конкуренция. Причем снежные люди выигрывают в этой конкуренции у медведей, гоминиды более хитрые и сильные, у них есть зачатки интеллекта. В октябре и ноябре межвидовая борьба будет еще более ожесточенной, в тайге станет меньше еды. В результате существует риск, что медведи не нагуляют жир и не лягут в спячку, и жители таежных поселков могут столкнуться с серьезными проблемами, ведь голодные медведи пойдут за едой к ним», — дал тревожный прогноз Игорь Бурцев, в очередной раз прилетевший в Кузбасс в составе группы журналистов федеральных и региональных СМИ, которые собрались здесь в рамках пресс-тура (или научно-познавательной экспедиции), посвященного поискам снежного человека.

Все это звучит несерьезно, тем не менее такое же сообщение 24 сентября появилось на официальной ленте новостей администрации Кемеровской области. Активизировалась же тема о снежном человеке в местных изданиях  после вполне ощутимого толчка из пресс-службы губернатора, наверное, год назад. Глава администрации Таштагольского района Владимир Макута тогда сообщил журналистам, что стал получать сообщения от местных охотников. В них суровые таежные жители рассказывали, что некие высокие человекообразные существа с плотным телосложением и коричневым волосяным покровом, хорошо лазающие по деревьям, обитают в районе Азасской пещеры (в 60 км от райцентра Таштагол или в 450 км от Кемерова). «Есть предположение, что это реликтовый гоминид, то есть млекопитающее, принадлежащее отряду приматов, сохранившееся до наших дней со времен предков человека», — пояснил тогда глава администрации. После этого в регион был вызван Игорь Бурцев, который ищет снежного человека по всему миру уже много лет. И тема благодаря своей необычности стала раскручиваться.

За это короткое время снежный человек стал уже своеобразным символом Таштагола. В городе и районе появились деревянные скульптуры йети. Местные художники видят его то Кинг-Конгом, то Шреком. В районном краеведческом музее создана отдельная экспозиция, посвященная снежному человеку. То, что на старте казалось анекдотом, со временем стало претендовать на реальность.

Специалисты давно смекнули — с помощью легенды о снежном человеке власти Кузбасса пытаются привлечь дополнительное внимание к Горной Шории, в которой за последние несколько лет практически стихийно сложился крупный туристический центр. Главным образом, горнолыжный: по оценкам администрации района, в этом году турпоток превысит 320 тыс. человек. А ведь когда-то сюда приезжало в разы меньше. Крутизна склонов здесь — 15–20 градусов, снег лежит семь месяцев, ясная и умеренно морозная погода без ветра и легкий «холодный» снег — сама природа дала району конкурентное преимущество.

Как рассказал «Эксперту-Сибирь» начальник отдела по туризму администрации Таштагольского района Николай Овчинников, еще лет восемь назад власти просто затаскивали на свои горы инвесторов. Им давали зеленый свет — земля и недвижимость регистрировались задним числом, только заходите и стройте быстрее. Сегодня процесс перестал быть хаотичным: разработан генплан развития туристических территорий и сопутствующей инфраструктуры. А частные инвесторы из Томска, Новосибирска, Москвы, Кемерова и других городов активно строят здесь канатные дороги, гостиницы, кафе и развлекательные центры. Пока активно застраивается территория вокруг горы Зеленой в поселке Шерегеше (до конца 2011 года тут планируется возвести еще шесть гостиниц и три подъемника). А на горе Туманной возводится Губернский центр горнолыжного спорта и сноуборда (его планируется полностью закончить к 2013 году, чтобы олимпийская сборная России смогла готовиться здесь к сочинской Олимпиаде). В целом в Горной Шории уже проложена 31 горнолыжная трасса общей протяженностью более 60 км, работает 24 подъемника. А гор в Шории много…

А кроме гор есть и шорское население (чуть более 10 тыс.) со своей историей, обрядами и интересными традициями. Есть и наследие советских времен — многочисленные «зоны», входившие в систему ГУЛАГа, которые сейчас также (я не шучу) пытаются вписать в туристическую отрасль. Почти треть территории всего района занимает Шорский национальный парк: тайга, звери и кедровые орехи тоже, как ни крути, весомые преимущества, особенно на фоне серости и убогости большинства моногородов Кузбасса. И хотя в целом экономика района базируется на горнорудной промышленности (местные рудники и обогатительные фабрики на 42% обеспечивают сырьем комбинаты Evraz Group), именно туризм здесь считают главным направлением развития территории.

Приоритетная отрасль

«Таштагольский район 2025 года — это международный туристический центр. Со всех уголков страны и из зарубежных стран сюда приезжают люди, чтобы покататься на горных лыжах, совершить увлекательное путешествие на лошадях, сплавиться по горным рекам, полюбоваться первозданной природой Горной Шории, познакомиться с культурой и бытом коренного населения — шорцев, полечиться и отдохнуть. К услугам приезжающих — комфортабельные гостиницы, санатории, большое количество баров и ресторанов, кинотеатры, концертный зал, супермаркет, небольшой аэропорт, современный железнодорожный вокзал. Таштагол — традиционное место проведения горнолыжных соревнований российского и международного уровня» — такой образ создан в комплексной программе социально-эконо­ми­ческого развития Таштагольского района, опубликованной на официальном сайте муниципалитета.

Потому развитию туризма — кстати, это направление поддерживают и губернатор Аман Тулеев, и спикер Николай Шатилов — на уровне региона и района уделяется максимальное внимание, впрочем, как и другим объектам «новой» для угольной житницы страны экономики. Например, комплексу из нескольких НПЗ в Яйском районе или сборке автобусов в Ленинске-Кузнецком. Прежде всего, инвестиции идут в инфраструктуру, что вполне логично — Таштагол находится на юге Кузбасса, где граничит с республиками Алтай и Хакасия, а также с Алтайским краем. Собственно Горная Шория географически — это часть горной системы Алтая, средневысотные горы (до 2,1 тыс. метров), рассеченные двумя реками — Мрас-Су и Кондомой. Этот район растягивается на 170 км с севера на юг от реки Томи до Бийской Гривы и на 100 км с запада на восток от Салаирского кряжа до Абаканского хребта. Природой горные массивы скреплены навеки, осталось связать их не только пешеходными тропами, но и автотрассами. В конечном итоге Таштагольский район вообще может стать крупным транспортным узлом на юге Кузбасса, а дороги — объектами активной инвестиционной деятельности (в частности, придорожного сервиса).

В августе 2008 года была открыта автомобильная дорога Таштагол–Турочак–Горно-Алтайск, пока еще гравийная, но уже связавшая райцентр с «жемчужиной Алтая» — Телецким озером. Хорошая связь есть у райцентра с Новокузнецком — крупнейшим городом Кузбасса, обладающим, к тому же, небольшим, но современным аэропортом. А оттуда открывается прямая и очень качественная дорога на Кемерово. Еще несколько лет назад из Таштагола до столицы региона можно было добраться только по «железке» часов за 14 или по каким-то второстепенным и труднопроходимым «тропкам». Сейчас трасса Новокузнецк–Таштагол–Кузедеево–Мундыбаш–Таштагол соединила Горную Шорию со всеми автодорогами области, благодаря чему путь до столицы Кузбасса сократился до четырех–пяти часов.

Ведется строительство дороги от Чугунаша до горнолыжного центра «Шерегеш», а потом и дальше — до границы с Хакасией. По сути, после этого будет создан «южный автомобильный Транссиб», который соединит Казахстан, Алтайский край, Республику Алтай, Кузбасс, Хакасию и Тыву. Вероятно, именно поэтому в администрации угольного региона давно прорабатывают идею создания «Золотого кольца Сибири»: соединения туристических центров Алтая, Шории, Хакасии и Красноярья. Не хватает пока энергетических мощностей, но и эта проблема будет решена в ближайшие годы. Нужно только построить новую линию электропередачи Темир-Тау–Кондома длиной 46 км и напряжением 110 кВт. Общая стоимость проекта — 567 млн рублей, начать работы планируется в 2011 году.

Еще одно направление — развитие малой авиации. На территории района сохраняются такие места, доступ в которые возможен только на вертолетах или небольших самолетах. А посему туриндустрия еще потребует вложений в этот сектор. Пока, правда, он полностью социализирован. Как рассказал Владимир Макута, в ряд поселений вертолеты летают по расписанию, как автобусы ходят по своим маршрутам. К примеру, на днях был реанимирован рейс в поселок Мрассу, закрытый семь лет назад: его стоимость зашкаливает за 2,5 млн рублей. Теперь раз в неделю из Таштагола в Мрассу и обратно можно будет добираться по воздуху за 105 рублей (для жителей поселка) и 700 рублей (для всех желающих). На всякий случай на балансе администрации Таштагольского района до сих пор держат лошадей — на них ведь дешевле добираться в труднодоступные районы и поселки.

Именно благодаря новым дорогам поселок Шерегеш, названный так в честь братьев Шерегешевых, открывших месторождение железной руды, уже превратился в почти современный город. Здесь есть супермаркеты, рестораны, строится новое жилье (которое, кстати, предлагается в ипотеку). И поэтому неоновая надпись «Шерегеш» на въезде в поселок не выглядит ультрамодным тюнингом на кузове старых «жигулей». В целом амбиции Таштагола стать туристическим центром мирового уровня имеют под собой реальную основу. Конечно, пока еще здесь все равно не хватает гостиниц, мест массового отдыха и досуга, пляжей, кафе, развлекательных центров, аттракционов, аквапарков — короче, всего того, без чего современный туризм не может существовать априори. Но, кажется, что все это будет, и очень скоро.

Летний фактор

Правда, существует проблема — это сезонность горнолыжного спорта. Летом базы в основном простаивают. Хотя с 2006 года летний турпоток в Шорию и вырос в пять раз — до 26 тыс. человек в текущем сезоне. Этой категории посетителей здесь предлагают рыбалку, сплавы, конные и пешие маршруты. Под них, по всей видимости, и выдумывают различные мифы, в том числе о снежном человеке.

Профессор Кемеровского госуниверситета, доктор исторических наук и этнограф Валерий Кимеев, более трех десятков лет исследующий Горную Шорию, в эти легенды не верит. Зато он точно знает, что для туристов нужна инфраструктура и «то, на что можно посмотреть». Кимеев вспоминает: когда он только начинал исследовать шорские земли, считалось, что никаких археологических памятников здесь нет и быть не может. Теперь же ситуация изменилась радикально: исследования и поиски показали, что потенциал в этом направлении огромный. Достаточно вспомнить только нашумевшую историю с «Кабарзинской принцессой», а ведь найдены в Шории и другие артефакты — от эпохи неолита до этнографической современности. Только по берегам реки Мрас-Су и ее притоков находится несколько открытых спелеологами и краеведами пещер, которые пока еще не исследовались профессиональными археологами.

Экомузеи — главная тема Валерия Кимеева. Созданный при его участии «Тюльберский городок», по своей сути напоминающий байкальские «Тальцы» или новгородские «Витославлицы», стал популярным среди местного населения. Его основой является средневековое городище с хорошо сохранившимися валом, рвом, останками сгоревших жилых построек, металлургических мастерских и культовым жертвенником. К юго-западу от городища, на береговой террасе Томи, реконструированы средневековые курганы, воссоздаются надземные и культовые погребальные сооружения народов Западной Сибири. В выставочном павильоне оборудован музей истории Притомья с археологическими находками в витринах и диорамой — интерьерами русской избы и тюльберской юрты.

Аналогичные «точки притяжения», уверен этнограф, надо создавать и в Шории. Правда, о местах их расположения ученый спорит с главой района. У Владимира Макуты свой интерес: в отдаленные таежные заимки туристов не то что не заманить — не доставить! Это мы смогли проверить на собственном опыте. Добравшись на автобусах по виляющей гравийке до Усть-Кабырзы (65 км от Таштагола), мы пересели в кузов «Урала» и уже на этом мощном вездеходе по дну реки и таежному мху отправились в район Азасской пещеры, где якобы мог обитать снежный человек. Кстати, именно в Усть-Кабырзе сейчас ведется создание музейного комплекса «Трехречье», в который будут входить музей ГУЛАГа, некрополь «Кабарзинской принцессы» и часовня на Святой горе. Такой вот триумвират из советской, шорской и православной истории. Учитывая, что в подобных поселках люди в основном живут натуральным хозяйством, поэтому альтернативы туризму тут просто нет.

Туризм — хорошо, но руда — еще лучше

В то же время местные власти не переоценивают роль туризма в экономике района. Сейчас, по оценке Владимира Макуты, он дает около 10% — львиная доля приходится на горнорудную промышленность и деревообработку. В соответствии с переходным сценарием развития района, который также прописан в уже упоминавшейся программе, к 2025 году добыча полезных ископаемых здесь стабилизируется. «Горнорудная промышленность, добыча полезных ископаемых по-прежнему являются одной из важных сфер экономики района. Ее инфраструктура расположена далеко за пределами жилых поселений, соответствует экологическим нормам и мировым техническим стандартам», — пишут авторы программы.

В Таштаголе понимают, что, как не извивайся, в Сибири туризм еще очень долго будет экстремальным и диким. Виновата и природа, подарившая этим красивым местам суровый климат, виноваты и нерешенные глобальные транспортные проблемы (дорого это — отдыхать в родной стране, цена авиабилета до Новокузнецка отобьет у жителей европейской части всякое желание сюда лететь!), и все еще слабый сервис. По планам, развитие туризма продолжится (причем рост в этой сфере будет более значительным — до 10% в год, прежде всего за счет увеличения количества и качества услуг и использования имеющихся возможностей для круглогодичного приема туристов), а структура экономики Таштагольского района через 10 лет изменится таким образом, что доля добывающих отраслей в ней снизится с 74% до 58%, а доля туризма увеличится с 9% до 27%.

Но кроме инвестиций в туризм здесь запланирован к реализации целый ряд более капиталоемких и тяжелых проектов. Основу местного благополучия составляет руда — две трети всего промышленного производства района обеспечивают горнорудные предприятия. Задачи тут ясны: дальнейшая реконструкция рудников и развитие обогатительных фабрик, которые, к тому же, почти целиком входят в структуру сырьевого дивизиона Evraz Group — компанию «Евразруда». К примеру, областные власти договорились с собственниками о продолжении работы Мундыбашской ОФ — вопрос о ее закрытии снят. Более того, в конце 2009 года на фабрике была проведена модернизация: теперь здесь выпускают железорудный концентрат с повышенным содержанием железа 62% (ранее 59%). Перспективы работы Таштагольского рудника просматриваются до 2030 года, а до 2020 года планируется сохранить объемы производства (1,5 млн тонн в год) в филиале «Евразруды» в поселке Каз. Даже в Горно-Шорском филиале компании в Шерегеше за счет освоения новых горизонтов, увеличения пропускной способности транспортной инфраструктуры уже к 2016 году планируется увеличить объем добычи как минимум в полтора раза — до 3,7 млн тонн. В целом в ближайшие пять лет общий объем добычи руды в Таштагольском районе будет увеличен на 27% — с 5,7 млн тонн в 2010-м до 7,2 млн тонн в год в 2016 году.

Конечно, от монозависимости в Таштаголе хотят избавиться. Но туризм — лишь одно из направлений. В настоящее время разработан и уже рассматривается в Правительстве РФ комплексный план модернизации Таштагола. В частности, в 2013 году здесь планируется ввести Учуленский цементный завод мощностью 1 млн тонн цемента в год, строительство которого началось летом 2008-го. Вблизи Шерегеша располагаются два месторождения кирпичных глин, которые позволят более 70 лет производить кирпич высокого качества. В Горной Шории есть и богатые залежи цветных металлов: меди, золота, серебра, карстовых фосфоритов. Туристам тут рады, но и других инвесторов ждут с нетерпением. Одним снегом и горными лыжами богат не будешь, если живешь еще в средневековье.

Фото: Виталий Волобуев

Один Байкал — две турзоны

ОЭЗ «Байкальская гавань» (Республика Бурятия)

Общий объем инвестиций в зону составит 51,3 млрд рублей. К 2026 году число занятых в туристическом секторе региона составит более 15 тыс. человек (за последние три года туристический поток вырос на 16,6%), вклад туризма во внутренний региональный продукт увеличится в 10 раз и составит 6,4%, вклад смежных отраслей увеличится в 24 раза, а налоговые поступления от туристического сектора и смежных отраслей составят 12,5 млрд рублей в год, суммарный объем налоговых поступлений — 89,3 млрд рублей.

ОЭЗ «Ворота Байкала» (Иркутская область)

Объем инвестиций в создание особой экономической зоны составит 14,6 млрд рублей в период с 2007 по 2020 год, из них частных инвестиций — 10,32 млрд рублей. Государственные инвестиции в объеме 4,3 млрд рублей будут направлены на создание объектов инженерной инфраструктуры. Суммарный объем налоговых поступлений от резидентов ОЭЗ и смежных отраслей составит 89,37 млрд рублей. Из них 50,4 млрд рублей — от резидентов.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №38-39 (281) 4 октября 2010
    Туризм
    Содержание:
    Реклама