ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Вторая информационная война

2011

Конфликт губернатора Омской области Леонида Полежаева и мэра Омска Виктора Шрейдера перед Новым годом вышел на федеральный уровень, после чего заметно поутих. Градоначальника не исключили из «Единой России», а потому в неравной битве главы региона с его же став-ленником у последнего появился шанс если не победить, то хотя бы проиграть достойно

В конце минувшего года в Омске, судя по материалам городских и областных СМИ, шла настоящая гражданская война. Областные издания на чем свет стоит поносили мэра Виктора Шрейдера за все подряд. Городские же газеты, долго хранившие молчание, вдруг заявили, что 15 тыс. омичей и чуть ли не 200 общественных организаций готовы выйти на улицы «защищать свое право свободно выбирать мэра». Открыто говорилось и о наличии чернового проекта постановления губернатора об отстранении градоначальника от должности (именно таким способом губернатор Алтайского края Александр Карлин в августе текущего года уволил мэра Барнаула Владимира Колганова).

При этом мало кто понимал и понимает, что же происходит на самом деле. Точнее — за что губернатор сживает со свету мэра, которого еще в начале прошлого года публично поддерживал в выборной кампании (Шрейдер тогда выдвигался на второй срок в том числе от «Единой России» (ЕР) и был переизбран с результатом 65,25% голосов). Наблюдая эту информационную войну, журналисты вспомнили и так называемую первую информационную. В конце 90-х Леонид Полежаев, стоящий у руля Омской области с 1990 года, запустил все возможные ресурсы, чтобы свергнуть с поста мэра Валерия Рощупкина. Вспоминают именно потому, что тогда Виктор Шрейдер, будучи главой Центрального округа Омска, перешел на сторону губернатора, став его заместителем по вопросам ЖКХ. Это был сильный ход облправительства: из подчинения Рощупкина выбили почти всех глав округов, перетащив их в правительство, что окончательно обескровило мэрию. «Первая информационная» закончилась тем, что Рощупкин буквально ушел в лес, заняв в итоге предложенную Кремлем должность руководителя Федерального агентства лесного хозяйства. Шрейдер же в 2005 году был впервые избран на пост мэра при активном содействии областного агитпропа. Полежаев публично поддержал его и на выборах на второй срок в 2010 году. Но после этого все изменилось. Почему?

По данным журнала «Эксперт-Сибирь», изначально конфликт произошел у Полежаева не с самим Шрейдером (который всегда публично подчеркивал свою преданность губернатору), а с близким другом мэра, бывшим начальником УВД Омской области Виктором Камерцелем. Ранее он был более чем в хороших отношениях с губернатором и ему все сходило с рук. Зная амбициозный характер Полежаева, у которого через два года истекают полномочия (судя по логике кадровых решений президента Дмитрия Медведева, продлевать мандат омскому губернатору он не станет), можно предположить, что он хотел бы остаться в регионе этаким местным Минтимером Шаймиевым. Напомним, после добровольной отставки первый президент Татарстана сумел, как известно, продвинуть в кресло главы региона своего ставленника Рустама Минниханова, а сам занял специально под него созданный пост госсоветника республики. По всей видимости, Полежаев располагал какой-то информацией о планах на губернаторское кресло, проявленных Камерцелем или Шрейдером, которого, кстати, называли наиболее вероятным преемником губернатора. Какая именно кошка пробежала между Камерцелем и Полежаевым, неизвестно. Но вероятно, последний понял, что считаться с его мнением после ухода с поста губернатора эти товарищи не станут. «Шрейдер являлся мэром де-юре, а де-факто им был Камерцель», — сказал недавно Леонид Полежаев, чем и навел журналистов на эту версию.

Судя по тому, что Шрейдер изначально не понимал причину конфликта (в начале войны он искренне удивлялся, что его перестали звать на заседания областного правительства и лишили права прямого телефонного звонка губернатору), Полежаев ему даже не предлагал выбора — с кем быть. Камерцель в итоге был снят с должности (став советником главы МВД России). А в августе стало ясно, что следующий — Шрейдер. Тогда, по версии агитпропа, милиционеры организовали прокатившийся по области слух о смерти губернатора, который в то время был жив и здоров, но находился в отпуске. Все привело к тому, что сердобольные бабушки понесли венки к зданию облправительства (см. «Профессиональные слухи» в «Эксперте-Сибирь» № 32–34 за 2010 год). Слух долго не могли погасить при всех усилиях СМИ, а губернатор публично в эфире местного телеканала заявил, что, по его данным, в распространении ложной информации участвовали и чиновники мэрии. Тогда всем стало ясно, что вслед за Камерцелем мишенью стал и Шрейдер. Последний, вероятно, тоже все понял и перестал слать губернатору письма с просьбой разъяснить, с чем связана критика его деятельности на посту мэра. Агитпроп же начал говорить уже не только о недостатках в работе горадминистрации, но и о самом Шрейдере, который, конечно же, «осознанно создал всю эту коррумпированную систему муниципальной власти» (вообще, не давать прямых указаний, а оперировать публично высказанными намеками — это характерный стиль Полежаева).

И тут пошло-поехало. Поначалу на Шрейдера навешали всех собак — от коммуналки до реальных бродячих животных, которых в городе зверским образом утилизируют. В газетах появились многочисленные фотографии мамаш и ревущих младенцев, изможденных очередями в детсады. Смачные описания зверств муниципальных врачей рвали души читателей на части. Многочисленные карикатуры на Шрейдера, которых хватит на отдельный выпуск альманаха «Крокодил», убеждали, что во всем этом виноват мэр. Потом к делу подключилась тяжелая артиллерия. Как сообщил министр правового развития региона Александр Матненко, «из 57 правовых документов мэрии в 22-х обнаружено 62 факта с признаками коррупционной составляющей — по три нарушения на каждый документ». Матненко недавно подал в отставку, в связи с чем — не совсем ясно, потому что именно он больше других искал блох в нормативных актах мэрии. В частности, его подчиненные выяснили, что КТОСы (главный выборный актив Шрейдера) финансировались незаконно (с этим согласилась и прокуратура), что в договорах мэрии о предоставлении субсидий не был прописан механизм их возврата и многое другое.

… а сам градоначальник ищет защиты от гнева губернатора в федеральных структурах и в партии «Единая Россия» sib_287_pics_1
… а сам градоначальник ищет защиты от гнева губернатора в федеральных структурах и в партии «Единая Россия»

В обойме агитпропа также давно имеются факты вывода более 100 млн рублей с банкротящихся муниципальных автотранспортных предприятий (эти деньги зачем-то заплатили столичной фирме «Гарант» за формальные услуги по получению от Минфина 700 млн компенсаций за льготников), продажи за смешную цену земель в парке «Зеленый остров» и Парке Победы в центре Омска, приватизации одного из городских рынков отцом бывшего вице-мэра, ведавшего этими же рынками. Все приведенные факты ранее описывали независимые СМИ, но еще летом областные власти это мало беспокоило. Причем и прокурор Омской области Анастас Спиридонов тогда занимал особую позицию — проверки проводил, но дел не возбуждал. Но в итоге и он подключился, заявив о «чрезмерной свободе подзаконного нормотворчества» в мэрии. Имеется в виду, что важные решения в городе принимаются не мэром, а его заместителями, что на самом деле является своего рода юридической защитой первого лица города на случай грубых ошибок.

Одним словом, следователям и прокурорам, возможно, и в самом деле будет чем заняться. Важнее другое. В декабре Полежаев заявил, что «обстановку беспредела, воровства и кумовства без внимания оставлять нельзя» и он ни перед чем не остановится, чтобы выполнить то, что требуют от него и закон, и Президент РФ, который его назначил. «Мы не должны повторить в регионе станицу Кущевскую!» — заявлял Полежаев. Перед самыми праздниками глава области в передаче «Губернаторский час» на местном телевидении отметил: «В Омске нет конфликта губернатора и мэра. Есть позиция правительства, которая несовместима с действиями мэрии ни по каким параметрам. Эти действия сегодня не отвечают требованиям закона по борьбе с коррупцией. Не мэр мне не нравится. Мне не нравится система, которая сложена муниципалитетом и городским советом. Меня поймут те, кто занимается бизнесом. В Омске образовалась некая офшорная зона в лице мэрии и городского совета, которые потеряли чувство меры. Пришло время остановить людей, которые утратили чувство ответственности перед избирателями, доверившими им управление городом». Губернатор пообещал отправить материалы в Генпрокуратуру и Следственный комитет РФ.

Местные наблюдатели отмечают: если губернатор выбрал мишень, он ее обязательно поразит. Так было всегда. Не имея уверенности в победе, он не ввязывался в бой. Жертвами его гнева в разное время становились многие чиновники, в том числе почти все мэры Омска. Всем им после недолгого информационного сопротивления приходилось уходить в отставку.

Однако Шрейдер пока не сдается. К тому же у него перед самым Новым годом появился козырь. Тогда мэра вызвали на заседание регионального политсовета ЕР (по сути, на публичную порку). Первый заместитель секретаря политсовета Сергей Тодоров выступил с обвинительной речью и заявил, что действия мэра не только не способствуют сохранению политической стабильности в регионе и подготовке реготделения партии к грядущим выборам, но и в целом дискредитируют ЕР, и предложил исключить Шрейдера из партии. Но это предложение поддержали всего лишь семь из сорока членов политсовета, в итоге мэру было вынесено предупреждение.

В январе в интервью «Российской газете» разрешить «межличностный конфликт» мэра и губернатора пообещал исполняющий обязанности секретаря президиума генсовета ЕР Сергей Неверов. «Наше вмешательство — это крайний случай. Печально, если это происходит из-за межличностных конфликтов. Внутри партии может быть и диалог, и спор, но когда выработано решение, оно обязательно для всех. Здесь самое важное, чтобы внутри региональной организации не возникло противостояние. Я лично убежден, что оно допустимо, только если речь идет о политической конкуренции с другими партиями. Думаю, что в Омске мы сможем эту ситуацию решить», — отметил Неверов.

Так или иначе то, что Шрейдера оставили в партии, помешает губернатору Леониду Полежаеву начать процедуру вынесения вотума недоверия мэру. А значит, информационная война затягивается на неопределенный срок, а журналистов ждут новые вбросы компромата.      

«Эксперт Сибирь» №1-3 (287)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама